90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Политолог: «Страны ЦА двигаются не столько навстречу друг к другу, сколько к сотрудничеству с внешними игроками»

06.05.2014 18:32

Политика

Политолог: «Страны ЦА двигаются не столько навстречу друг к другу, сколько к сотрудничеству с внешними игроками»

«Страны региона должны делать шаги на сближение, но эгоизм национальных элит приводит к тому, что, наоборот, условно говоря, каждый заперся в своей квартире», - сказал в интервью IPP Адиль Каукенов, политолог (Казахстан, Астана)

IPP: Какие факторы, на ваш взгляд, влияют на безопасность в Центральной Азии?

Адиль Каукенов: Безусловно, угрозы для региона делятся на внешние и внутренние. Возможно, существует некоторое преувеличение влияния внешнего фактора, так как, на мой взгляд, внутренние проблемы  в Центральной Азии играют решающую роль и это негативно отражается на безопасности в регионе.

Внутренних факторов достаточно много, поэтому я назову только основные. Первое, это проблема бедности и социальной диспропорции во всех странах региона. Причем диспропорция существует, как внутри каждой страны, так и между странами. Мы видим большую разницу в экономическом развитии между Казахстаном, Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. Это все, хотя и не является большим рисковым фактором, но, тем не менее, создает определенный фон, далеко не позитивный, так как именно это явное расслоение, а не сама бедность, способствует образованию протестных масс, созданию социальной базы для экстремизма, терроризма и так далее.

Следующий фактор - это нерешенность ряда проблем между государствами Центральной Азии, к примеру, водные проблемы, неурегулированность государственных  границ, проблема анклавов, что вызывает периодические всплески напряжения.

По вопросу воды, можно сказать, всегда идет блоковое противостояние между странами, расположенными  в верховьях рек - это Кыргызстан и Таджикистан и странами, которые находятся в низовьях  - это Узбекистан и Казахстан.

Касательно анклавов следует сказать, что буквально в этом году был серьезный всплеск напряжения между Кыргызстаном и Таджикистаном.

Обе эти проблемы не решаются, не наблюдается позитивных тенденций в работе над этими вопросами. Я думаю, что это негативно влияет на безопасность в регионе.

Следующая проблема - внутри региона идет процесс дезинтеграции и определенного соперничества между странами. В последнее время, страны вместо того, чтобы усиливать сотрудничество, открывать границы, наоборот, периодически перекрывают границы,  что ведет к нарастанию недоверия.

С учетом прошлого нахождения в составе Советского Союза у стран Центральной Азии есть база для выстраивания доверительных отношений, повышения уровня безопасности в регионе. Но пока, даже относительно открытые страны, такие как Казахстан и Кыргызстан, настоящих шагов навстречу друг к другу не делают.

Сейчас некоторые коррективы в ситуацию в регионе вносит Таможенный Союз. Но опять же, это показывает, что  страны Центральной Азии двигаются не столько навстречу друг к другу, сколько к сотрудничеству с внешними игроками. 

На мой взгляд, сейчас в регионе мы наблюдаем некую смену парадигм.  Буквально лет 10-15 назад уровень религиозности  в регионе был намного ниже, например, в Кыргызстане и Казахстане люди  бравировали своей нерелигиозностью, были попытки возродить тенгрианство и так далее. Но на сегодняшний день мы видим очень  ясную картину усиления религиозного фактора, и он начинает влиять на жизнь людей. Происходит смена ценностей, мировоззрения, причем у довольно большой прослойки людей. Власти  в странах региона видят эту ситуацию по-своему, зачастую агрессивная светскость власти сталкивается с увеличивающейся религиозностью у населения.

Практически в каждой стране, возможно, кроме Туркменистана, так как информации об этой стране немного, мы видим этот раскол. Эти изменения культурного фона после советского периода наглядно показывают, что здесь существует элемент вызова и противостояния между властью и определенными слоями населения. Причем, религиозный фактор накладывается на социальный, в том плане, что зачастую радикальные течения проповедуют  эгалитаризм, обещают справедливость, и это создает благодатную почву для их распространения.

Тут мы переходим к следующему фактору - тотальная коррупция во всех странах региона, которая вызывает чувство глубокого неудовлетворения и ощущение несправедливости у граждан, что, в свою очередь, генерирует внутреннюю бомбу. Если у граждан нет ощущения того, что государство справедливое, то нарушается общественный договор. Это создает платформу для внутренних потрясений и взрывов. В принципе, подобное уже происходило в регионе, причем, как показали события в Оше, конфликты, которые изначально имели под собой самые разные основания - общее недовольство, раздражение, впоследствии выливаются в этническое противостояние. Это подводит нас к еще одной внутренней проблеме – этнической составляющей.

Центральная Азия – это многонациональный, многоконфессиональный регион, и  формула, по которой люди жили раньше, начинает не отвечать современным реалиям. Пока не ясно удается ли власти и обществу в странах региона найти консенсус по этому вопросу, потому что на данный момент ситуация в некоторых странах остается на грани, в каких-то странах уже происходили этнические конфликты.  Это намного важнее, чем надуманные, конспирологические теории о том, что существуют внешние планы по изменению сознания у населения региона. Необходимо понимать, что на самом деле изменения происходят изнутри. Изменилась экономическая система, меняется система производства, снижается качество образования, все вместе это меняет общую матрицу восприятия мира. Мировоззрение населения зачастую не сходится с тем, как смотрят на все власти, потому что власти стран Центральной Азии вышли из «советской шинели».

В этом смысле определенно более широкий кругозор, оплаченный большой кровью показывает Таджикистан. Это единственная страна, где есть религиозная оппозиция, которая имеет легальное поле в виде своей партии. Но Таджикистан пришел к этому через гражданскую войну, что само по себе ужасное событие. Как остальные страны придут к согласию по этим вопросам, на сегодняшний день, пока непонятно.

Необходимо принять во внимание, что взаимоотношения, между разными слоями общества, между обществом и властью,  которая тоже, грубо говоря, является частью общества, не могут быть статичны, это постоянно динамично изменяющийся процесс. Так как взаимоотношения постоянно меняются, то постоянно появляются новые вызовы, соответственно, нужно находить новые формы взаимодействия. Если же общество меняется, значит, необходимо менять формулу их выстраивания. Понятно, что во всех странах Центральной Азии общество начинает меняться, но пока, не везде готовы изменить формулу выстраивания взаимоотношений.

На подобного рода вызовы общества в государствах Центральной Азии не всегда успевают отвечать и это, в свою очередь, закладывает базу под то недовольство, которые уже существуют. Об этом говорит и тот факт, что экстремистские организации очень легко набирают членов в свои группы. Это создает базу для массовых волнений, беспорядков, то, что мы наблюдали неоднократно в Кыргызстане, а также закладывает определенные риски для региональной безопасности.

Касательно внешнего фактора, необходимо отметить, что внешние игроки, как правило, отстаивая свои национальные интересы в регионе,  все-таки играют с теми данными, которые есть. Понятно, что после завершения операции в Афганистане определенный американский контингент останется. Вывод войск не означает, что Соединенные Штаты полностью уйдут из региона и забудут его.

Другое дело, что есть вероятность потерять лидерство и это закономерно. В связи с деятельностью в Афганистане, интерес США к Центральной Азии был гипертрофирован, естественно после вывода войск, интерес снизится. Но, еще раз повторюсь, что США полностью не покинут регион, так как он является стратегически важным в плане влияния на Россию и Китай.

Также необходимо отметить, что Китай наращивает свое влияние, это связанно не столько с тем, что вскоре появится вакуум после ухода США, а скорее с тем, что сам по себе Китай активен, он уже вошел и закрепился в регионе. Успехи Китая, за последние шесть-семь лет, особенно в  Таджикистане и Кыргызстане, заметны невооруженным взглядом.

Это связано с ростом мощи самого Китая, то есть Китай сам по себе делает большие успехи, как в экономике, так и в укреплении своего международного веса, своего геостратегического положения.  В регионе, наблюдается скрытая, латентная конкуренция не между Китаем и США, а, скорее, между  Китаем и Россией. 

Все-таки центральноазиатский регион для России является более традиционным. Если во внешней политике, на международной арене в большинстве случаев взгляды России и Китая схожи, то именно по региону они различаются. Но опять же, пока это небольшая, латентная борьба, потому что Китай вошел в регион с согласия России. В частности, об этом свидетельствует то, что Россия является членом в ШОС, хотя у  нее есть другие организации, которые полностью дублируют функции ШОС с одной единственной оговоркой: как в ОДКБ, так и в ЕврАзЭС, который теперь переформатируется в ЕЭП, нет Китая, и это более эффективные инструменты для России.

Но, тем не менее, Россия принимает активное участие в деятельности ШОС, чтобы Китай в многостороннем формате учитывал ее интересы. На данный момент Китай работает в регионе с определенной оглядкой на Россию, но с учетом того, что его влияние будет усиливаться. Это видно из прогнозов по укреплению экономического сотрудничества, также не стоит забывать о планах Китая по реализации программы «Экономический пояс Шелкового пути». Это будет серьезный прорыв в усилении не только экономического, но и гуманитарного сотрудничества в рамках ШОС. Об этом говорил  и  Си Цзиньпин в рамках своего турне по Центральной Азии. Вообще, турне нового председателя Китая очертило тот путь, те вехи, на которые будет ориентироваться Китай в дальнейшем развитии отношений с регионом. Понятно, что регион для него важен, как со стратегической, геополитической точки зрения, так  и с точки зрения национальной безопасности, и экономического развития своих западных регионов.

Для России очень важно, чтобы Центральная Азия оставалась в орбите ее влияния, Россия будет стремиться удержать регион в рамках своего влияния и сделает упор, естественно, на свои сильные стороны -  военно-стратегическое сотрудничество. У Китая нет возможности конкурировать на этом поле. С точки зрения именно обеспечения безопасности в регионе роль России несопоставима с любыми другими внешними игроками. Да, Россия будет играть на этом, а также усиливать свое экономическое сотрудничество  в регионе  и в связи с этим ускоренно расширять Таможенный союз. Мы видим, что к Таможенному союзу проявляет интерес, как Таджикистан, так и Кыргызстан, то есть предполагается возможность, что   организация расширится за счет присоединения новых членов из числа стран региона.

Если гипотетически предположить, что к Таможенному союзу  присоединятся Таджикистан и Кыргызстан, то тогда, возможно, и Узбекистан станет рассматривать вопрос о присоединении.

Естественно, я сейчас рассуждаю теоритически, несомненно, у России есть свой план по развитию военно-политического сотрудничества и укрепления своего экономического влияния в регионе.

В любом случае и Китай, и Россия не заинтересованы в дестабилизации ситуации в регионе, потому что это сильно ударит по их внутреннему состоянию. Со стороны Китая с регионом граничит не самая спокойная и стабильная провинция Синьцзян, которая сталкивается с постоянной террористической угрозой. А для России - это одна из длиннейших в мире сухопутных границ с Казахстаном, которую в случае дестабилизации всего региона будет очень сложно охранять и волнения могут перекинуться на внутренние регионы России, что для этой страны очень опасно. В связи с этим, еще раз подчеркну, что Россия и Китай не заинтересованы в прямой дестабилизации обстановки в Центральной Азии, потому что тогда они не смогу контролировать ситуацию.

Если говорить о США, то у этой страны нет больших возможностей для участия в делах региона, и она не может не учитывать пожелания самих стран региона и игнорировать мнение ведущих игроков - России и Китая. США  заинтересованы в энергоресурсах региона, и, так или иначе,  будут продвигать здесь свои интересы.

На мой взгляд, не стоит переоценивать внешний фактор, потому что та же Россия пытается выступить с точки зрения арбитра в водно-энергетических спорах.

Опять же внешние игроки исходят из тех условий, которые уже возникли в регионе.
Внешний фактор играет второстепенную роль. Если угольки разгорелись, то, конечно, внешний фактор  может превратить их в пожар, как это  произошло на Украине. Внутренние недовольства, помноженные на внешний фактор, могут привести к взрывоопасным ситуациям. Важно заметить, что первичным в самой Украине было отсутствие общественного согласия. В Центральной Азии внешний фактор будет всегда накладываться сверху на внутренние проблемы, поэтому не стоит ставить телегу впереди лошади.

Я замечу, что помимо трех геополитических гигантов - США, России и Китая, есть еще игроки второго регионального уровня - это Иран, Турция, Индия,  и Саудовская Аравия. Эти страны также  заинтересованы в регионе и по возможности участвуют в его делах, на том уровне, который могут себе позволить.

Таджикистан взаимодействует с Ираном и Афганистаном, как персоязычная страна. Остальные страны Центральной Азии являются тюркоязычными и, в том числе, на этой основе выстраивают отношения с Турцией.

Арабский мир, может быть не так сильно сконцентрирован на Центральной Азии, но ведущие игроки этого мира, такие, как например, Саудовская Аравия в любом случае заинтересованы в регионе, потому что центральноазиатские страны хоть и позиционируют себя светскими, но в них преобладает традиционное мусульманское население. В регион уже пришли и исламский банк, и инвестиции из арабских стран, плюс к этому происходит обмен в сфере образования.

Безусловно, ведущие мировые игроки, включая игроков из арабского мира, конечно,  проявляют интерес к региону, и в дальнейшем этот интерес будет возрастать. Необходимо все же понимать, что здесь взгляд обращается не столько на сам регион, нужно учитывать, что Центральная Азия является плацдармом, мостом, или точкой соприкосновения с Китаем и Россией. Закрепление здесь для любого геополитического игрока сулит серьезные геополитические  выгоды. В связи с этим, все страны, у которых есть геополитические амбиции, будут проявлять интерес и использовать все возможности, чтобы усилить свое влияние в регионе.

IPP: Как отразится на безопасности центральноазиатского региона вывод войск НАТО из Афганистана?

Адиль Каукенов: В целом, вывод войск не очень позитивно скажется на регионе, на мой взгляд, все-таки произойдет снижение уровня безопасности в Центральной Азии, так как национальное согласие в Афганистане еще не найдено. Продолжаются переговоры с талибами, Кабул пытается найти возможность договориться с умеренными лидерами движения «Талибан», с остальными лидерами, контролирующими различные провинции. Это все говорит о том, что в Афганистане не найдена общая национальная идея, согласие, при котором можно было бы избежать повторной вспышки насилия, эскалации военных действий в стране.

Понятное дело, что эти риски обострятся и выйдут на передний план, тем более, что  войска уже выводятся и ответа на вопрос: «Что же будет дальше?», пока нет.

Но есть другая сторона, никакие иностранные войска не смогут помочь Афганистану в нахождении или выработке собственной национальной идеи,  пути для примирения, поэтому,  как не крути, афганцы сами должны найти для себя этот путь, эту формулу национального согласия и единства.

Понятно, что произойдет снижение уровня безопасности, но от этого, по сути, никак не уйти. Военный контингент западных стран пришел к тому, что содержать Афганистан они дольше не могут, и пока сами афганцы между собой не договорятся, никаких  подвижек не будет.

IPP: Как обеспечить безопасность в центральноазиатском  регионе?

Адиль Каукенов: Очень сложно рассуждать на эту тему в рамках всего региона, потому что, увы, сейчас происходит дерегионализация,   каждая страна  пытается найти механизмы развития, у каждой собственное видение, и я не вижу того, чтобы страны региона стремились обсуждать их между собой. Наоборот, в этом году между Кыргызстаном и Таджикистаном напряжение возросло, границы стали перекрывать чаще. Также периодически обостряются споры Узбекистана с Таджикистаном и Кыргызстаном. Казахстан выбрал вектор, направленный на усиление сотрудничества с Россией, потому что он видит российский рынок для себя более приоритетным.

Проблема в том, что на самом деле, все вопросы упираются в экономику. Странам региона, в первую очередь, необходимо решить проблемы своего экономического развития. Каждая страна должна стать стабильной и сильной страной, граждане которой чувствуют себя защищенными, связывают со страной будущее, а не разбегаются  в другие страны в поисках работы  и перспектив, не ищут у радикалов и религиозных экстремистов альтернативы экономической и социальной ситуации, которая имеет место быть.

В связи с этим, основная задача  - поднять экономику и обеспечить всем жителям региона достойную жизнь, которая должна опираться на демократические институты. Экономическое развитие не всегда гарантирует отсутствие коррупции. Необходимо работать над снижением уровня коррупции, которая создает чувство несправедливости и ущемления прав. Коррупция в регионе показывает, что законы работают для всех по-разному. Эта проблема порождает ощущение того, что нарушается общественный договор.

Безусловно, международные организации способны оказать помощь в случае появления любой внешней угрозы. Понятно, что от любой внешней угрозы регион надежно защищен зонтиком международных обязательств  и договоров, но от внутренних проблем, международные организации по безопасности, увы, не защищают никоим образом.  

Обратим внимание, когда произошла эскалация насилия в регионе, международные организации оказались просто беспомощными, потому что они не имеют права вмешиваться во внутренние дела. Соответственно, при эскалации насилия внутри стран региона, международные силы, организации, в которых состоят страны региона, просто бессильны. Для стран региона очень важно делать конкретные шаги, направленные на интеграцию. Угроза безопасности находится внутри региона, нельзя сказать, что какая-то внешняя сила угрожает странам региона. Страны региона будут бороться за ресурсы,  либо же последуют за популистами, которые будут пытаться легко и просто решить внутренние проблемы за счет маленькой победоносной войны.

Необходимо усиливать экономическую интеграцию, использовать народную дипломатию, увеличивать гуманитарные контакты, разрушать преграды между нашими странами, работать в направлении усиления свободного перемещения капитала, людей. Интеграция помогла бы ответить на многие вопросы в плане безопасности, то есть снять напряжение между самими странами региона. Но именно этого и не происходит. Наоборот, мы видим, что страны региона стремятся к  эволюционизму, нарастает недоверие друг к другу, напряжение растет.

Насилие внутри какой-либо страны или серьезный конфликт между странами региона, приведет к угрозе распада государств, либо «балканизации» региона, а этот риск является одним из основных. В этом случае, это будет одна сплошная зона нестабильности.

Я еще раз подчеркну, что рецепт очень прост - страны региона должны делать шаги на сближение, но эгоизм национальных элит приводит к тому, что, наоборот, условно говоря, каждый заперся в своей квартире и ключ спрятал глубоко в шкаф, вместо того чтобы хотя бы чуть-чуть, на цепочку приоткрыть двери. В случае «пожара» выхода не будет, никто не придет к тебе на помощь, все наоборот будут продолжать обвинять друг друга. 

Мы говорим о рисках и вызовах безопасности региона и они именно такие. Понятно, что существуют позитивные моменты и о них можно долго говорить. В любом случае, договора подписываются, лидеры встречаются, проводятся совместные учения, укрепляются вооруженные силы.

Позитивных факторов, на самом деле, очень много. Один из них - это то, что все страны региона развиваются, ни у одной нет регресса. Казахстан и Узбекистан - это два крупных, ключевых государства и в тих странах есть определенная стабильность, что, в свою очередь, оказывает очень серьезное, умиротворяющее воздействие на весь регион. Несмотря на напряжение в связи с проблемами, возникающими в анклавах, тем не менее, страны могут договориться между собой, и конфликт не переходит в горячую стадию.

О позитивных факторах постоянно говорят чиновники,  и говорят, не останавливаясь. Важно не только хвалить друг друга, хотя это тоже иногда необходимо, но также важно помнить о том, что есть негативные проблемы, которые необходимо решать быстрее, а не только гордиться теми успехами, которые есть.

Цель одна и она очень понятная - центральноазитский регион должен стать процветающим, сильным, стабильным регионом, из которого люди не уезжают в поисках работы в соседние государства, а, который, наоборот, привлекает к себе специалистов высокого уровня и так далее.

Все государства региона, должны понять, что надо отбросить собственный эгоизм, двинуться навстречу друг к другу. Советская хозяйственно-экономическая система базировалась на том, что это единый регион и если удастся направить усилия на интеграционные процессы, то она будет эффективно работать.

Но я очень сильно сомневаюсь, что это произойдет, потому что, на мой взгляд, скорее всего, в дальнейшем будут набирать обороты процессы деинтеграции.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.ipp.kg/ru/news/2840/

Показать все новости с: Си Цзиньпином

06.05.2014 18:32

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Динара Шертаевна Исаева

Исаева Динара Шертаевна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1,1%

населения Кыргызстана владеют английским языком

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30