90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Почему в Центральной Азии не все-так гладко с китайским проектом “Один пояс, один путь”

15.12.2018 17:02

Политика

Почему в Центральной Азии не все-так гладко с китайским проектом “Один пояс, один путь”

На этот простой вопрос постарались ответить эксперты из стран Центральной Азии, России, Германии и Китая, собравшиеся в Бишкеке на международный форум “Связующая Евразия: роль для Центральной Азии?”. Мероприятие было организовано Центром аналитической и экспертной поддержки проектов и программ экономического пояса Шелкового пути совместно с германским фондом Фридриха Эберта в Бишкеке.

Германия проявляет определенный интерес к проекту “Один пояс, один путь” в траектории ЕС – Центральная Азия – Китай. У каждой из сторон свои ожидания от сотрудничества с Китаем, которые, кстати, не всегда оправдываются, бывают и горькие разочарования. Поэтому разговор получился откровенным и даже местами провокационным. В одном сошлись многие докладчики: реализация персонального проекта председателя КНР Си Цзиньпина в Центральной Азии откровенно буксует.

Один из авторитетных экспертов по Китаю, доктор политических наук из Казахстана Константин Сыроежкин назвал следующие факторы, которые влияют на реализацию всех китайских проектов в регионе. Во-первых, это вполне объяснимый страх на интуитивном уровне у центральноазиатских стран оказаться в неизбежной долговой зависимости от Китая. В “реанимационной”, говоря образно, сейчас находятся Таджикистан, где более 56 процентов государственного внешнего долга приходится на Китай, и Кыргызстан с 44,7 процента. Условно говоря, в коридоре уже стоят казахи и туркмены. “Дилемма, связанная с этой проблемой, проста – если страна не сможет платить по счетам, как ответит Китай? Не потребует ли он рассчитаться ресурсами или даже расстаться со своим суверенитетом? Во всяком случае, в последнее время экспертным сообществом, не только национал-патриотами, вопрос ставится именно так”, - уверенно заявляет один из видных экспертов по Китаю Сыроежкин. 

Кыргызстан уже не раз оказывался в такой ситуации, когда китайское правительство настойчиво предлагало инвестиции взамен месторождений. Достаточно вспомнить, что одним из сильных катализаторов антиакаевского движения была передача земель в Нарынской области.

Такое же мнение озвучил на конференции глава аналитического консорциума “Перспектива” Валентин Богатырев, который считает, что высокая долговая зависимость, угроза “расплаты территориями”, вывоз богатств Кыргызстана без особой выгоды для страны, экологические проблемы и демографическая экспансия – все это оказывает свое определенное влияние на реализацию китайских проектов в Кыргызстане. “За последние десять лет долг Кыргызстана перед китайскими кредиторами вырос с около 9 млн долларов в 2008 году до более чем 1,7 млрд долларов, или почти в 190 раз! Сегодня доля китайских кредиторов в структуре внешнего долга Кыргызстана превышает 40 процентов, и, как известно, во многом из-за этого кредитора правительство было вынуждено установить для себя ограничение, по которому долг перед одним кредитором не должен превышать 50% общей суммы внешнего госдолга”, - отмечает Валентин Богатырев.

Во-вторых, по мнению казахского эксперта, вся проблема в том, что китайское правительство зачастую делает ставку на конкретных определенных лидеров, оказывая им политические и экономические услуги в обмен на заключение сомнительных с точки зрения национальных интересов контрактов. Как тут не вспомнить наши собственные скандалы, связанные с китайскими кредитами? Это и реконструкция столичной теплоцентрали, разборки вокруг китайских горнодобывающих компаний, “вечное” строительство магистральных дорог между областями и совершенно непонятная ситуация вокруг нефтяного предприятия “Джунда”.

Что там с железной дорогой из Китая?

Эксперт также указал на непрозрачность условий сделок, по которым реализуются проекты. По его словам, любые отсылки на якобы коммерческую тайну просто несостоятельны, поскольку эти кредиты выдаются под государственные гарантии китайского правительства. В открытых источниках невозможно найти конкретную информацию о проектах, реализуемых совместно с китайской стороной.

Если говорить по нашей стране, попробуйте найти информацию о ходе проекта по строительству железной дороги из Китая в Узбекистан через территорию Кыргызстана. С начала года было несколько экспертных встреч в Ташкенте, Пекине и, может быть, в Бишкеке по этому проекту, но нигде нет никакой информации, кроме опубликованной почти ровно год назад 27 декабря. К примеру, на прошлогодней встрече в Ташкенте все заинтересованные стороны договорились в апреле определить маршрут, в августе выработать технико-экономическое обоснование проекта, а до конца года решить финансовые вопросы. Сейчас на дворе декабрь, а никакой конкретной информации по этому проекту просто нет. Мы не знаем, о чем договорились эксперты, на каком уровне идут переговоры, а ведь речь идет о мегапроекте по строительству железной дороги из Китая в Центральную Азию по Ферганской долине.

Среди других причин доктор политических наук Сыроежкин называл отсутствие постоянного списка намеченных к реализации проектов в индустриальной сфере при сохранении их общей численности и завышенную стоимость некоторых из уже реализуемых или предлагаемых к реализации проектов. “О чем свидетельствуют эти проблемы? С одной стороны, они говорят о высоком уровне коррупционной составляющей в проектах, реализуемых на китайские кредиты. А с другой стороны, о недостаточной проектной подготовке технико-экономических обоснований этих проектов”, - сетует казахский эксперт Сыроежкин.

PR Шелкового пути по-китайски

На форуме эксперты обратили внимание на PR-сопровождение реализуемых в регионе проектов в рамках идеи “Один пояс, один путь”. Эксперт из Казахстана считает, что несмотря на наличие в Китае и Центральной Азии различных центров, занимающихся изучением и анализом этой инициативы, возможные риски и вызовы, связанные с ее реализацией, остаются за рамками их деятельности.

Если взять Кыргызстан, ситуация у нас тоже не самая лучшая. Так называемые китайские центры, в том числе в высших учебных заведениях, действуют сами по себе, никакой информационной работы они не ведут. Чего стоит совершенно непонятный проект китайского государственного агентства “Синьхуа”, еженедельная газета “Шелковый путь” с тиражом около 20 тысяч экземпляров, издающаяся в Бишкеке. Это издание распространяется исключительно в “китайских” торговых центрах, иногда его можно увидеть в аэропорту или в некоторых столичных отелях. Вопрос в другом: о чем пишет эта газета, с какой целью она создавалась? Наверняка для укрепления кыргызско-китайского сотрудничества, в том числе для разъяснения идей программы “Один пояс, один путь”. Мы же видим, что потенциал этого медиапроекта остается неиспользованным из-за непрофессионализма руководителей издания. Как можно осуществлять такую работу в стране, если редакторы не владеют ни русским, ни кыргызским языком? И таких медиапроектов немало в соседних странах.

Почему к китайским компаниям негативное отношение?

Все иностранные компании, а это по большей части китайские компании, занимающиеся разведкой и добычей полезных ископаемых, воспринимаются местным, и не только местным населением как грабители, за бесценок вывозящие национальные богатства, считает глава аналитического консорциума «Перспектива” Валентин Богатырев.

В Кыргызстане среди иностранных горнодобывающих компаний около 80 процентов составляют китайские. Поэтому китайские компании чаще других оказываются в центре скандалов, когда местное население начинает агрессивно к ним относиться. Как тут не вспомнить инциденты в Тогуз-Торо, Чон-Алае, Чаткале, Кемине.

“Китайские компании ведут бизнес по другим правилам, нежели это делается в Кыргызстане, не представляют необходимых отчетов, позволяющих жестко учитывать реальные результаты экономической деятельности. Это дает пищу для подозрений, что компании дают отчеты с некорректными цифрами, стремятся вывезти руду из страны без оплаты налогов”, - считает эксперт Богатырев.

Согласно экспертному мнению, предметом недовольства может стать даже не только, скажем, золото или другие полезные ископаемые, но сам факт занятия земель под любого рода деятельность китайских компаний. При этом эксперты не ислючают и других причин конфликтов. Например, трудно скрыть стремление местного населения (и нередко местных властей) получить как можно больше дивидендов с работающих на месторождениях китайских компаний, в том числе дивидендов, не предусмотренных законами.

“Китайские компании, несмотря на обещания при получении лицензий нанимать 90 процентов рабочих из числа местных жителей, не сдерживают обещаний, мотивируя обычно тем, что среди кыргызстанцев нет квалифицированной рабочей силы. Конечно, немало случаев, когда этот аргумент имеет под собой основания. Но чаще причина в другом. Китайская рабочая сила более дешевая и с более высокой производительностью труда, чем местная, китайские рабочие могут быть заняты с нарушением требований, предусмотренных законом трудовых отношений, с ними легче решаются вопросы трудовой дисциплины”, - отмечает эксперт Валентин Богатырев.

Один из выходов из сложившейся ситуации эксперт видит в формировании собственного национального корпуса специалистов, работающих с современными высокотехнологичными системами в рамках программы “Один пояс, один путь”. “Может быть, тогда мы не будем попадать в такие ситуации, как с проектом реконструкции ТЭЦ. Кстати говоря, там и сегодня стоит вопрос подготовки специалистов, умеющих обслуживать эту технику, чтобы не пришлось из-за незнания тонкостей эксплуатации потом винить во всем Китай и наших коррупционеров”, - уверен один из ведущих аналитиков страны Валентин Богатырев.

Согласно замечаниям эксперта, во многих случаях программа “Один пояс, один путь” воспринимается упрощенно, как исключительно инфраструктурный проект, в основном связанный со строительством дорог. “Шелковый путь – это не просто дороги, это важнейший канал межкультурной, межцивилизационной коммуникации. Мы должны использовать те возможности, которые открывает эта программа, для выстраивания нового позиционирования страны не в регионально-территориальном формате, а в формате глобального, транснационального существования”, - призывает эксперт Валентин Богатырев.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Си Цзиньпином , Валентином Богатыревым

15.12.2018 17:02

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
Свыше 1,38 млн

жителей Казахской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30