90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

“Как складываются внешние связи у наших центральноазиатских друзей”? Часть первая

“Как складываются внешние связи у наших центральноазиатских друзей”? Часть первая

Основная доля материалов российских СМИ про Центральную Азию в феврале пришлась на обсуждение итогов тура Сергея Лаврова, министра иностранных дел РФ, по республикам региона. Российский министр обновил гарантии России в обеспечении безопасности стран Центральной Азии, а касательно обостряющихся геополитических противоречий заявил:

 «мы союзники, у нас многовековая история совместного проживания, в том числе в одном государстве, и мы, безусловно, не можем быть равнодушны к тому, как складываются внешние связи у наших центральноазиатских друзей».

Визит Сергея Лаврова в регион

ТАСС приводит выступление российского министра иностранных дел в Российско-таджикском славянском университете (Россия не рассматривает Китай в качестве соперника в Центральной Азии) в Душанбе. Сергей Лавров считает, что планы России и Китая в Центральной Азии не противоречат друг другу:

«Мы не рассматриваем Китай как соперника. Мы партнеры, стратегические партнеры, и те планы, которые есть у России и Китая в отношении этого региона [Центральной Азии] и в целом в отношении большой Евразии, эти планы не противоречат друг другу». 

Лавров напомнил, что китайская концепция “Пояс и путь” последовала за российской инициативой по формированию большого евразийского проекта с участием государств-членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС), Шанхайской организации сотрудничество (ШОС), и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. Он сказал, что подписанные между ЕАЭС и Китаем документы помогают избежать недобросовестной конкуренции в регионе.

Обращая внимание на интерес США, ЕС, Японии, Южной Кореи, Индии к Центральной Азии, министр отметил:

 «Мы союзники, у нас многовековая история совместного проживания, в том числе в одном государстве, и мы, безусловно, не можем быть равнодушны к тому, как складываются внешние связи у наших центральноазиатских друзей»Он добавил, что «все те проблемы, которые сейчас возникают в этом регионе в сфере водопользования и энергоснабжения, могут быть легко сгармонизированы, если обратиться к опыту, который был накоплен в Советском Союзе. Мы готовы этим опытом делиться». 

В Душанбе Сергей Лавров также провел переговоры с таджикским президентом Эмомали Рахмоном и главой местного МИД Сироджиддином Мухриддином (Союзное партнерство: Москва и Душанбе обсудили укрепление границы). Основная тема – региональная безопасность, учитывая близость конфликтного Афганистана и участие 201-й российской военной базы в охране таджикско-афганской границы.

Стороны отметили экономические успехи двустороннего сотрудничества. Объем инвестиций – $1,6 млрд, объем взаимной торговли в 2018 году достиг почти $1 млрд. На встрече с таджикским президентом обсуждался импорт таджикской сельскохозяйственной продукции, энергетические проекты, модернизация вооруженных сил Таджикистана.

На встрече с Сироджиддином Мухриддином разговор касался вопросов безопасности в связи с попытками «боевиков ИГИЛ окопаться, обосноваться в Афганистане, в том числе на севере — на границе с Таджикистаном».

Россия намерена помочь в укреплении границ и переоснащении вооруженных сил: «Мы готовы и уже начали эту работу — имею в виду помощь таджикистанским друзьям в техническом переоснащении их вооруженных сил, укреплении государственной границы, в том числе в контексте сохраняющихся угроз, которые продолжают исходить с территории Афганистана».

В Бишкеке Сергей Лавров заявил, что в Кыргызстане может открыться вторая военная база России. Глава МИД РФ обсудил с президентом Сооронбаем Жээнбековым предстоящий в марте визит Владимира Путина. На встрече со студентами Киргизско-Российского Славянского университета в Бишкеке Лавров заявил: 

«Москва готова обсуждать с Бишкеком этот вопрос. Это не наша инициатива. Будем готовы с нашими киргизскими друзьями обсуждать те идеи, которые у них формируются в сфере безопасности».

Эксперты полагают, что открытие базы укрепит позиции России в Центральной Азии. Кыргызский военный эксперт, полковник Токтогул Какчекеев считает, что поскольку Кыргызстан является членом ОДКБ, вся ее территория должна быть защищена. «Вторая военная база РФ в Киргизии (…) принесет чувство защищенности, а экстремисты при этом получат предупреждение».

Какчекеев напомнил, что открытие военной базы на юге страны обсуждалось еще во времена Бакиева, но тогда «США переиграли Россию, договорившись с Бакиевым. Он тогда продлил пребывание базировавшейся в аэропорту Манас американской военно-воздушной базы».По мнению эксперта, вторая военная база отвечает интересам Бишкека, поскольку повлечет вложение российских денег в развитие инфраструктуры южного региона. 

Кыргызский политолог Марс Сариев считает, что в открытии второй российской базы нет необходимости:

 «Внешней угрозы странам Центральной Азии нет, чего не сказать о дестабилизации внутренней ситуации. В Киргизии ужесточается противостояние элит, непростая экономическая ситуация».

 

«Россия берет под свой контроль Киргизские железные дороги (КЖД). Планируется построить железнодорожную ветку, которая соединит наши северные регионы с югом и выйдет на Казахстан и далее в РФ.

 

Таким образом, можно будет поставить крест на китайском проекте «Пояс – путь», который должен пройти через Киргизию, Узбекистан и выйти через Кавказ в Европу. Обсуждаются совместные проекты в горнорудной промышленности, проекты разработки редкоземельных месторождений, вопросы реиндустриализации киргизской экономики.

 

Киргизия находится в патовой ситуации. Получается, что, с одной стороны, появляются крупные инвестиционное проекты, с другой – усиливается внешняя поддержка власти. При этом стоит ожидать и большего контроля всей страны со стороны России», – резюмировал Марс Сариев.

Пресс-служба Фонда “Евразийцы – новая волна” на портале «Урал-Евразия» представила обсуждение визита Сергея Лаврова в республику от кыргызстанских политологов. Основной итог визита – взаимный курс на стратегическое партнерство. Об этом политолог Игорь Шестаков: 

«Кыргызстан и Россия являются союзниками и стратегическими партнерами, активно взаимодействуя, в том числе, в рамках ЕАЭС и ОДКБ. В ходе визита было подчеркнуто, что на первом месте стояли и стоят вопросы безопасности, поскольку Россия является гарантом безопасности южных рубежей СНГ». 

Политолог Шерадил Бактыгулов считает, что о конкретных договоренностях можно будет говорить только в марте, когда состоится визит президента Путина. Бактыгулов и его коллега Денис Бердаков отметили вопрос строительства Верхне-Нарынского каскада ГЭС. Бердаков именует проект ГЭС как «больше геополитический, нежели экономический», учитывая «дотационность энергоотрасли, отсутствие рынков сбыта, перепады уровня воды в зимний период, крайне низкие цены на электроэнергию». 

Стоимость проекта высока, высока будет и себестоимость электроэнергии от Верхне-Нарынской ГЭС. Эксперт отметил, что российская экономическая поддержка может быть реализована за счет создания длинных цепочек добавленной стоимости – от производства продуктов сельского хозяйства (…) и до сбыта продукции в товарных позициях каждый месяц в Россию. Такой подход обеспечит серьезную геополитическую привязку Кыргызстана к России.

В Туркменистане Лавров выступил в институте международных отношений МИД Туркменистана и положительно охарактеризовал российско-туркменские отношения. В частности министр отметил образовательные связи, торгово-экономическое сотрудничество, консультации по вопросам региональной безопасности и ситуации в Афганистане и сотрудничество на Каспии.

Лавров также упомянул, что в этом году в Туркменистане пройдет первый экономический форум Каспийского региона. Отдельно он отметил транспортные инициативы: возможность взаимодействия между китайской инициативой «Пояс и путь» и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС).

Сергей Лавров заявил о потенциальных газовых договоренностях с Ашхабадом по итогам визита в Туркменистан. Кроме России, интерес к туркменскому газу есть у Евросоюза, который предположительно стремится подключить Туркменистан к Южному газовому коридору через Транскаспийский газопровод.

В январе Ашхабад посетили делегация Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и специальный представитель ЕС по Центральной Азии Петер Буриан. Реализация газовых чаяний обретает конкретные формы на фоне подписания Конвенции о статусе Каспия в августе 2018.

Реальные формы приобретает и транспортный проект Lapis Lazuli (Лазуритовый коридор), который предполагает отправку грузов по маршруту Афганистан–Туркменистан через Каспийское море – Азербайджан – Грузию – Турцию. Однако туркменский эксперт Сердар Айтаков считает, что коридор может быть использован для переброски «грузов в интересах военного (и прочего) присутствия стран Запада в Афганистане», хотя последнее и запрещено текстом Конвенции.

Эксперт по постсоветскому пространству Аркадий Дубнов считает, что Россию интересуют планы Ашхабада относительно Евразийского транспортно-транзитного коридора, который активно лоббирует Румыния:

 «Стоит напомнить, что Румыния возглавляет группу стран в ЕС, которая неформально носит название «Клуб друзей Туркменистана» (…). Логистика маршрута Евразийского коридора, проходящего с восточного, туркменского берега Каспия до западного, азербайджанского берега и далее через Грузию, Черное море в Румынию, не предполагает участия России. Вряд ли эти инициативы в нынешней ситуации придутся по нраву Москве».

Эксперт также считает, что ни Москва, ни Тегеран не одобрят планы Ашхабада по созданию под эгидой ООН организации, которая могла бы провести экспертизу для строительства Транскаспийского трубопровода. Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский комментирует:

 «Власть жестко и эгоистично играет на все заинтересованные лица одновременно. Под лицами подразумеваю США, Европу, Китай. И меньше всего делает что-то для того, чтобы поддерживать связи с Россией. Это факт. Исходя из этого, надо и рассматривать политику Туркменистана – прошлую, нынешнюю и будущую.

«Развлечением» туркменских руководителей, был ли это Туркменбаши, или сегодня Аркадаг, или будет кто-то третий завтра, являлась идея транзита туркменских энергоносителей на европейский рынок через Турцию. И вообще транзита через что угодно, только не через Россию. Туркменское руководство это категорически не воспринимало.«Газпром» – это вечный предмет его страшных подозрений в неоколониализме». 

Сатановский также считает, что взаимообоюдные интересы на сотрудничество между странами Запада и Туркменистана не помешают последнему  принять «и американские базы, и американских военных, и американскую технику, только, чтобы близко к ним не подошла Россия».

 

Читайте продолжение материала здесь:

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/15442

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Силай Бо

Бо Силай

Член Политбюро ЦК КПК 17 созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
90 млн.

тонн химических отходов ежегодно производит Казахстан

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Декабрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31