90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

О рисках транзитной власти

О рисках транзитной власти

Вольная интерпретация Конституции при реализации в Казахстане транзита власти ведет к ослаблению правовых основ политической системы страны. Об этом предупреждает казахстанский политолог, кандидат политических наук Толганай Умбеталиева.

Новую конфигурацию политической власти, выстраиваемой в Казахстане после ухода с поста президента страны Нурсултана Назарбаева, и будущие выборы нового главы государства мы уже начали обсуждать  с директором Центра актуальных исследований «Альтернатива», казахстанским политологом Андреем Чеботаревым.

Сегодня продолжаем эту тему с кандидатом политических наук Толганай Умбеталиевой из Центральноазиатского фонда развития демократии.

— Толганай, в экспертном сообществе активно обсуждают появление в Казахстане двоевластия. Что именно, на Ваш взгляд, говорит об этом?

— Об этом свидетельствует наличие двух центров принятия политических решений в системе власти: с одной стороны — и. о. президента г-н Токаев, и с другой — неформальный центр, и, скорее, основной, это экс-президент Назарбаев. Предполагаю, что внутренне все вопросы по процессу принятия решений между двумя появившимися центрами согласованы. Но ведет ли эта новая конструкция власти к   устойчивости всей системы? Это пока у меня лично вызывает вопросы.

— Что Вас смущает?

— На мой взгляд, основной риск сегодня связан с законными статусами двух президентов. Нурсултан Назарбаев отказался добровольно от полномочий президента, тогда как г-н Токаев еще не является полноправным президентом. В связи с чем может возникнуть вакуум власти. Именно с этой точки зрения предложенная модель транзита вызывает критику.

Второй риск связан с решениями, которые принимаются. Думаю, что они не совсем корректны с политической и правовой точек зрения.

На мой взгляд, сегодня поведение политической элиты можно расценить двояко. С одной стороны, как неуважение к нормам Конституции РК, которые постоянно по-разному и достаточно произвольно интерпретируются. Причем эти нормы и правила в свое время принимались ими же самими. С другой стороны, мы видим попытку реализовать модель транзита, ссылаясь на Конституцию, но, не соблюдая ее, а вольно интерпретируя.

Поэтому, с моей точки зрения, политическая элита сама снижает ценность Основного закона, что ведет к ослаблению правовых основ политической системы. Хотя правящая элита пытается убедить нас, что сегодня происходит «конституционный» транзит власти.

И в качестве третьего риска я бы выделила существующее нынешнее двоевластие, которое, возможно, предполагается на краткосрочный период. Но не стоит исключать, что оно может найти продолжение в перспективе, что эта модель может стать довольно привлекательной для будущих президентов.

Возможно, сегодня нет противоречий между двумя центрами власти, но в перспективе отсутствие внутри этой новой конструкции механизмов, которые могли бы разрешать противоречия между двумя центрами власти, может создать реальное двоевластие в политической системе.

— Как Вы оцениваете последние кадровые перестановки в высшей власти Казахстана?

— В целом это одна и та же команда, новых лиц я не вижу пока. Единственное, что бросается в глаза, это «удаление» сильных персон на довольно не сильные властные позиции. Видимо, и. о. президента пытается уменьшить их «вес», ограничив властные полномочия. Поэтому, возможно, сегодня идет «разделение» единой команды либо формирование двух равноправных элитных групп.

— На Ваш взгляд, назначение дочери Назарбаева спикером Сената может свидетельствовать в пользу того, что выборов президента в положенный по Конституции срок не будет?

— Не исключаю развития событий по такому сценарию.

Но есть большое «но» — такой вариант противоречит нормам Конституции и тем самым создает прецедент незаконного положения такого президента. Это большой риск и для самого политика, который согласиться на такой расклад. Его позиция будет неустойчивой, ведь он не может рассматриваться как законный руководитель и на международном уровне.

Любой политический деятель, который планирует руководить страной и быть принятым в этом качестве внутри страны и за ее пределами, должен быть избран народом. Ведь, согласно Конституции РК, основной источник власти — это народ. Поэтому президент должен быть выбран всенародно на президентских выборах, а не прийти к власти через передачу полномочий.

Нынешний вариант можно рассматривать лишь как первый этап в реализуемой модели транзита власти, соответственно, лишь временный.

— А изменившаяся конфигурация политической власти в стране может повлиять на то, что будущие президентские выборы пойдут не по сценарию властей?

— Думаю, что вполне может. Скорее всего, именно этого они и опасаются, избегая сегодня президентских выборов. Так как принять участие в выборах, согласно Конституции РК, может любой гражданин страны, достигший определенного возраста.

Конечно, были внесены изменения в закон о выборах, но если смотреть по статусу законодательных документов, то Конституция имеет выше статус, нежели закон. Даже если предположить, что будут учтены нововведения в закон о выборах, внутри элиты есть политики, которые также могут принять участие в них, не согласовывая это ни с кем. Поэтому развитие событий не по плану вполне вероятно.

— На каких особенностях системы можно сыграть, если найдется тот, кто попытается противостоять Акорде на будущих выборах?

— Во-первых, на внутриэлитных противоречиях. Общеизвестно, что элита в Казахстане неоднородна, и довольно часто мы имели возможность наблюдать за конфликтами между кланами. Поэтому не стоит исключать, что внутри политической элиты есть группы, которых так же, как и общество, не устраивает перспектива династической передачи власти.

Во-вторых, есть казахстанские политики, которые проживают сегодня за рубежом, и они могут также принять участие в выборах если не сами лично, то через поддержку определенного кандидата.

В-третьих, на мой взгляд, следует учитывать мнение общества, которое может не согласиться с кандидатом в президенты, предлагаемым Акордой.

Это возможные варианты, если новый президент будет определяться через выборы.

В нынешней модели есть слабые стороны: неопределенность с датой выборов и связанная с этим вопросом интрига; назначение Дариги Назарбаевой спикером Сената; стремительное и масштабное возвеличивание первого президента и увековечивание его имени. Именно эти пункты вызвали большие дискуссии в обществе.

— Что может помешать или, наоборот, способствовать успеху на будущих выборах?

— Думаю, что первый и самый важный фактор — это сама кандидатура будущего президента. Для того, чтобы не резонировать слишком сильно с мнением общества, кандидат от правящей группы, на мой взгляд, должен хотя бы не вызывать негатива в обществе. Избиратели не только должны знать хорошо этого кандидата, но и считать его достойным этого поста.

Желательно, чтобы мнение общества и  власти совпадало если не по всем требованиям, то хотя бы по главным критериям. Например, кандидат не должен быть замешан в различных коррупционных скандалах как внутри страны, так и за ее пределами.

То есть претендент на пост главы государства, насколько это возможно, должен соответствовать идеальному типу политического лидера. В противном случае, разные позиции могут всегда ставить под сомнение «законность» избранного президента. К тому же самому президенту будет сложно работать, если он будет вызывать только негативные чувства у граждан с первых дней своей работы.

И.О. президента Токаев в целом подходит по многим параметрам, т. е. он не замешан в коррупционных скандалах, особенно за пределами страны, прекрасно образован, его дети не были замечены в каких-либо скандалах, он дипломат, что так же важно в решении внутриполитических вопросов.  Поэтому его кандидатура в качестве И.О. не вызвала серьезных разногласий.

Второй фактор — это сама властная конструкция. Сегодня она работает слаженно на всех уровнях, но в нужный момент региональные структуры, отвечающие за выборы, могут показать характер и сыграть по другим правилам, не поддержав позицию Акорды.

Третий фактор, это избирательная комиссия, члены которой, участвующие в подсчете голосов, могут не согласиться подписывать документы с «нужными результатами». Это не обязательно должно произойти повсеместно, но если будет создан такой прецедент в крупных (с большой численностью) областях и городах, то результаты выборов могут быть объявлены, например, недействительными.

Сегодня, конечно, это звучит нереалистично, но данные моменты могут не позволить Акорде реализовать свой сценарий.

— То есть Вы не исключаете сбой полностью подконтрольной Акорде выборной системы?

— Это вполне вероятно, если, к примеру, не будет консенсуса внутри элиты. Если несогласная группа будет иметь влияние в крупных регионах страны и на саму систему подсчета голосов, тогда, возможно, результаты выборов могут быть иными.

Еще одна причина, это если общество потребует изменений в избирательное законодательство до выборов. Причем, такие изменения принесли бы политические очки и для правящей группы, потому что они повысили бы доверие к результатам выборов.

— О каких изменениях Вы говорите?

— Например, если бы убрали «барьеры», которые были установлены в последние годы в выборном законодательстве, и таким образом предоставили право участвовать в выборах кандидатам, выдвинутых обществом. Это способствовало бы появлению политической конкуренции, которая в нынешних условиях невозможна. Между тем отсутствие конкуренции — это минус и для правящей элиты. Она сама закрывает себе путь к политическому развитию.

— Спасибо за разговор.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Дни рождения:

6%

от необходимой суммы было выделено на лекарства для заключенных в Кыргызстане в 2012 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30