90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

АЭС в Казахстане: была, нет, будет?

АЭС в Казахстане: была, нет, будет?

Единственную промышленную атомную электростанцию закрыли в 1999, новую собираются строить вот уже 13 лет. Сейчас в стране работают несколько исследовательских ядерных реакторов. Слова Владимира Путина, сказанные на встрече с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым, так часто цитируют СМИ, что, похоже, многие казахстанцы их уже выучили наизусть. «Предлагаем переходить к новым формам взаимодействия. Имею в виду прежде всего возможность сооружения в Казахстане АЭС по российским технологиям», — заявил 3 апреля 2019 российский лидер.

Эксперты и простые граждане дают разные оценки этой идее. С одной стороны, говорят о вреде для экологической ситуации, угрозах безопасности и отсутствии дефицита электроэнергии в Казахстане. С другой — о гораздо меньшем количестве вредных выбросов, огромных запасах урана, относительной дешевизне атомной энергии (но не строительства) и перспективах её экспорта.

Нет однозначного ответа и на вопрос о том, сколько энергии нужно будет Казахстану в будущем. По прогнозу Министерства энергетики, к 2030 году в южной части страны не будет хватать до 2,7 ГВтмощности. Дефицит предлагается покрыть за счёт строительства новых парогазовых и гидроэлектростанций или АЭС либо увеличить мощность существующих. Северные области Казахстана, напротив, давно экспортируют электричество. В прошлом году общий избыток выработки электроэнергии в Казахстане составил 4,53 млрд кВт·ч.

Казахстан уже имеет недолгий опыт эксплуатации атомной электростанции. С 1972 по 1999 близ Актау работал реактор на быстрых нейтронах мощностью 350 МВт. За сутки БН-350 опреснял 120 тыс. кубометров воды.

Для своего времени БН-350 был передовой инновацией. Топливо для реактора не только не расходовалось — оно «размножалось». Теплоносителем был металл натрий в жидком виде. Станция давала тепло и свет, опресняла воду, производила дистиллят и могла вырабатывать оружейный плутоний. Скорее всего, из-за этой способности реактор и был остановлен, хотя мог бы ещё работать лет 15-20. Теперь же установка будет выводиться из эксплуатации ещё как минимум 50 лет.

Сейчас на АЭС заняты несколько десятков человек. Строятся хранилища для радиоактивных отходов. Топливо давно вывезено на Семипалатинский полигон. Сотрудники считали, что при необходимости построить АЭС на базе актауского реактора было бы проще, чем на новом месте. С ними временами соглашались. В 2006 было даже принято постановление правительства о подготовке строительства АЭС на базе бывшего атомного энергокомбината. Реактор планировалось установить российский - ВБЭР-300. Но сначала сочли, что 300 МВт — недостаточно, а потом и вовсе закрыли обсуждение.

Помимо «большого», но мёртвого, в Казахстане есть несколько маленьких, но вполне «живых» реакторов. Пересчитать их решили в 2017, после того как над Европой обнаружили неизвестно откуда взявшееся радиоактивное облако. Оказалось, что один исследовательский реактор, запущенный в 1967, до сих пор позволяет проводить эксперименты в Институте ядерной физике — формально на территории Алматы, физически — в ближайшем пригороде, посёлке Алатау.

Ещё два реактора работают в Курчатове (ВКО), бывшем центре Семипалатинского ядерного полигона. Кстати, и этот город долго рассматривался как вероятное место размещения промышленной АЭС. В частности, в 2010 планировалось начать строительство реактора IV поколения, мощностью от 600 до 1000 МВт по японской технологии.

Но впервые о создании АЭС в Казахстане заговорили ещё в 1997 — до остановки актауского реактора. Тогдашний министр науки и президента Ядерного общества Казахстана Владимир Школьниксчитал, что ядерная энергетика для страны — необходимость.

В 2011 в Алматы по инициативе нескольких казахстанских экологических НПО прошло обсуждение целесообразности строительства АЭС. На встрече говорилось о том, что ранее между правительствами Казахстана и России было заключено соглашение на тему АЭС. Летом 2010 года действительно было подписан документ о сотрудничестве в области атомной энергетики, и речь там шла, в частности, о строительстве центра по обогащению урана, но не в Казахстане, а в России. Общественники с итоге, ссылаясь на мировой опыт, призвали наложить мораторий на проекты АЭС в Казахстане.

Чиновники же не вняли их голосу и в последующие годы не раз возвращались к идее АЭС. Требование развивать ядерную энергетику неоднократно озвучивал и первый президент, в том числе в своих посланиях.

Несколько лет Казахстан колебался в выборе партнёра — то договариваясь с Россией, то заключая меморандум с Японией.

В мае 2014 был подписан меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сооружении АЭС на территории Казахстана уже с Россией. Интересно, что под меморандумом стоят подписи многолетних «фанатов» атомной энергии — тогдашних глав Росатома Сергея Кириенко и Казатомпрома Владимира Школьника. В документе обозначен проект станции с реакторами типа ВВЭР установленной мощностью от 300 до 1200 МВт.

Однако через год Владимир Школьник заявил, что будут строиться сразу две станции — и в Курчатове, и в Улкене, и ТЭО тоже два — российское и японское, от компании Toshiba. По сообщениям российских СМИ, японский проект оценивался в $3,7 млрд, российский — в $5 млрд (сейчас называется цифра на полмиллиарда больше). Срок ввода в эксплуатацию гипотетической АЭС отодвигался до 2030.

В начале июля 2017, на сессии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) «Потенциал ядерной энергетики для лучшего энергетического будущего» директор департамента развития атомных и энергетических проектов Минэнерго Батыржан Каракозов заявил, что окончательное решение о строительстве АЭС будет принято до конца 2018 года. В качестве дислокации опять стоял выбор между Курчатовым и Улкеном. Теперь, кажется, победил (или проиграл?) Улкен. По крайней мере, эту географическую точку на карте Казахстана 4 апреля 2019 назвал вице-министр энергетики Магзум Мирзагалиев.

Посёлок Улкен основан в середине 80-х по причине планов строительства на берегу Балхаша южно-казахстанской ГРЭС. Станцию строить не стали, но поселение на удобном месте не умерло. В 2008 там начали строить балхашскую ТЭС, но дело опять остановилось на стадии стройплощадки. Сейчас в посёлке, среди пустых бетонных пятиэтажек, живут около 2 тыс. человек.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Курманбек Сапарович Дыйканбаев

Дыйканбаев Курманбек Сапарович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

70%

водки в Кыргызстане выпускается подпольно

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Сентябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30