90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как в Узбекистане развивается бизнес, связанный с переработкой бытовых отходов

18.09.2019 12:00

Общество

Как в Узбекистане развивается бизнес, связанный с переработкой бытовых отходов

Обои из пальто, асфальт из пенопласта

Чем больше народа, тем больше и отходов. Для Узбекистана эта аксиома весьма актуальна. Сейчас ежегодно население республики производит примерно 9 млн тонн мусора, из которых перерабатывается меньше 894 тысячи тонн, или менее 10%. Проблема усугубится в связи с предполагаемым демографическим ростом. По оценкам экспертов, к 2028 году объем твердых бытовых отходов (ТБО) достигнет 16-16,7 млн тонн. - сообщает "Фергана"

Еще одним вопросом, требующим немедленного решения, является ситуация с вывозом мусора. По данным Госкомэкологии республики, с 2013 по 2017 годы услугами по сбору и транспортировке ТБО были охвачены лишь 6% населения. По состоянию на 2019 год цифра возросла до 57%, однако это тоже не так много для 30-миллионной страны. Представьте, что около половины узбекистанцев не ждут, что к ним приедет мусоровоз и очистит помойку. Куда им девать отходы?

Власти понимают, что если ничего не делать, то страна может превратиться в большую свалку. В этой связи в апреле текущего года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев утвердил Стратегию по обращению с ТБО на ближайшую десятилетку.

На первом этапе планируется привести в порядок законодательную базу, укрепить материально-техническую базу и инфраструктуру пунктов очистки, усилить платежную дисциплину. Впрочем, можно считать, что реформа началась еще раньше: уже с начала года деньги с граждан за вывоз мусора, как и долги, собирает Бюро принудительного исполнения при Генпрокуратуре.

На втором этапе реализации Стратегии внимание будет сконцентрировано на инвестициях, направленных на строительство новых полигонов и перерабатывающих предприятий. В итоге в 2028 году охват населения услугами по сбору и вывозу ТБО должен достичь 100%, объем переработки отходов — вырасти до 60%. Общий объем вложений в решение «мусорных проблем» составит около $2,2 млрд, большая часть из которых будет обеспечена за счет кредитов международных финансовых институтов и коммерческих банков, а также благодаря привлечению прямых иностранных инвестиций.

Деньги из мусора

Впрочем, в Узбекистане есть люди, которые задолго до принятия Стратегии по обращению с ТБО решили, что перерабатывать мусор — не только полезно для экологии, но и выгодно. В Нукусе уже на протяжении почти десяти лет функционирует частное предприятие Рашида Картбаева.

Картбаев из Нукуса — успешный предприниматель, изобретатель и сторонник здорового образа жизни. Биолог по специальности, он выращивает помидоры и арбузы, удобряя их костной мукой, а производственные отходы в его цехах становятся жидкими обоями, брусчаткой и мягким асфальтом. Построив бизнес на мусоре в буквальном смысле слова, Рашид одним из первых в Каракалпакстане разработал свою собственную систему производства.

В 2011 году Рашид решил заняться переработкой пластика и превращать отходы в доходы. В эту его затею поверили несколько друзей и родственников, но не банк — там бизнес-план Картбаева рассмотрели, но в кредите отказали. Посчитали, что клиент с такой безумной идеей вряд ли сможет раскрутить производство и окупить затраты.

Деньги — пять тысяч долларов — пришлось брать взаймы у родственников. На стартовый капитал удалось выкупить маленькое помещение и начать работу. Оборудование для своего бизнеса Рашид вместе с другом Давлетом Ходжабаевым собрали сами при помощи подручных средств. На пустующем еще с советских времен предприятии они нашли технику, разобрали, чтобы понять, как работает механизм, — а потом выточили все нужные детали для собственного станка. Запуска ждали, как отправки ракеты в космос. К счастью, мастера, собиравшие первый станок, не подвели — он заработал.

Со всех концов Нукуса люди везли в небольшую мастерскую Картбаева пластиковую тару и использованный полиэтилен, а самодельный станок превращал их в водопроводные трубы. Предприниматели получили необходимые сертификаты на свои изделия и приступили к продажам. Продукцию свою реализовывали по цене почти в два раза ниже той, что была на строительных рынках.

Первыми покупателями труб из отходов стали жители нескольких микрорайонов Нукуса, а вскоре за ними стали приезжать со всего Каракалпакстана и даже из соседнего Хорезма. Четырнадцать килограммов вторичного сырья на выходе дают 100 метров труб диаметром в 20 миллиметров. Пластик предприниматели также использовали при изготовлении брусчатки и черепицы.

— Как-то решили пустить по нашей черепице автомобиль. А ей хоть бы что, даже трещины не увидели! — рассказывает Рашид Картбаев, ставший руководителем ООО «Мустанаб — Хилол». — Это все пластик, который намертво скрепляет все остальные компоненты. А сырья кругом море, на всех хватит. Перерабатывай — не хочу. Мы, например, в день перерабатываем до 3 тонн мусора. Сортируем его и пускаем в дело. И люди при работе, и город чище. Из автомобильных шин получаем пиролизное масло, из старой одежды — жидкие обои. Ветошь покупаем у населения, ему же потом продаем готовую продукцию. Берут охотно и товарищества частных собственников жилья, и предприятия, и частные застройщики. Во-первых, дешевле, чем на рынке, во-вторых, наши же ребята сами приедут и обои эти «поклеят». Художники предложат клиенту множество самых различных вариантов.

Любая отход хороша

Ношеную одежду, старые одеяла, портьеры и другую ветошь, привозимую в промышленную зону, где сейчас находится предприятие Картбаева, после сортировки разбирают по цветам и дезинфицируют. Затем сырье измельчают и упаковывают в мешки. С обойным клеем и красителем его смешивают уже на месте, после чего наносят на стены.

Несколько товариществ частных собственников жилья в Нукусе решились на эксперимент — вместо побелки и краски стали использовать в подъездах жидкие обои. Жильцы предложение одобрили, и даже сами приняли участие в ремонте. Во многих подъездах на стенах расцвели цветы, выросли деревья, появились сказочные герои. Такой ремонт товариществам обошелся гораздо дешевле обычного. К тому же оказалось, что жидкие обои хорошо защищают от плесени, сохраняют тепло и служат неплохой шумоизоляцией.

Заказы предприятия расписаны на несколько месяцев вперед, поэтому Рашид охотно принимает на работу новых людей. Только на сортировке вторичного сырья занято почти 150 человек. Здесь получают неплохую для Нукуса зарплату — от 1 до 2 млн сумов в месяц (примерно $106-212). Среди тех, кто трудится тут, есть алиментщики и другие лица, привлеченные к обязательным общественным и исправительным работам. По договору с предприятием Рашида их отправляет сюда Нукусский ГОВД. Устраивает к себе на работу предприниматель и молодежь из малообеспеченных и неблагополучных семей. От заданий тут никто не отлынивает, напротив, готов к сверхурочным — это ведь дополнительный заработок. Все выплаты проводятся официально, на пластиковую карту или наличными. Рашид не сторонник «черной» зарплаты и прочих нечестных игр. Говорит, утаивать ему нечего — налоги платит, как положено, а за каждый проданный метр трубы или черепицы обязательно выдает чек.

— Недавно освоили выпуск двух новых для нас видов продукции — досок для террасы и шифера. Состав простой: 60% — листья и трава, которые привозят на полигон после хашаров (благотворительные субботники — Прим. «Ферганы»), остальное — тот же пластик, — продолжает Рашид Картбаев. — Оборудование для производства такой продукции стоит около $350 тысяч, мы купили в Китае лишь его часть. Все остальные детали снова выточили сами, доукомплектовали, запустили. В итоге вышло примерно в три раза дешевле. Производим мягкий асфальт — основными компонентами служат пенопласт, лак и резиновые отходы. На поток, пока, правда, не поставили, но хватает и индивидуальных заказов. Еще из битого стекла делаем наружную штукатурку с рисунком и без.

Картбаев, помимо прочего, покупает у населения и предпринимателей кости крупного рогатого скота, их привозят из шашлычных и ресторанов. Кости очищают от остатков мяса, тщательно моют и вываривают несколько часов, пока они не станут мягкими. Жир, который всплывает на поверхность, снимают. Важно, чтобы вываренные кости были «диетическими», не содержали холестерина. Затем их высушивают и превращают в костную муку. Эта биодобавка, как ее называет бизнесмен, идет на корм домашним птицам, ею удобряют овощи, растущие на экспериментальном участке в промышленной зоне. Костную муку покупают местные фермеры.

Предприниматель охотно делится знаниями и опытом со всеми, кто интересуется, как правильно утилизировать мусор и получать с этого доход. Провел мастер-классы в нескольких городах страны, по всему Каракалпакстану ездит, агитирует людей вкладываться в такие же, как у него, проекты. Конкуренции он не боится и даже готов на первом этапе помочь начинающим: Рашид Картбаев будет только рад, если его родной город станет чище.

Мусора хватит на всех

Пример бизнесмена из Нукуса может послужить сигналом к действию предприимчивым узбекистанцам и в других городах. Действительно, если грамотно перерабатывать мусор, можно прилично заработать. Не зря же и крупные компании борются за право заниматься сортировкой и вывозом ТБО.

Еще до принятия Стратегии появилась информация о нескольких амбициозных проектах. В конце 2016 года сообщалось о планах по строительству нового полигона площадью 20 га под Самаркандом — в районе поселка Хишрау, расположенного в 15 км от центра города. Здесь же предполагалось возведение комплекса, способного перерабатывать до 80 тонн отходов в сутки.

Объем инвестиций — свыше 37 млн евро, из которых 23,5 млн — ссуда Французского агентства развития, 8 млн — грант Инвестиционного фонда стран Центральной Азии и 5,6 млн — средства из бюджета Узбекистана. В июле 2018 года «Самаркандский вестник» писал, что полигон стал «местом позора» — стихийной свалкой и территорией для выпаса свиней. Местные власти заявляли, что вскоре профинансированные в большей мере французскими партнерами работы начнутся.

Однако и это оказалось фейком. На презентации предварительного проекта генерального плана Самарканда в августе этого года чиновники рассказали, что полигон Хишрау и вовсе закроют из-за его близкого расположения к жилым массивам. Почему об этом не подумали раньше, остается загадкой — как и судьба иностранных инвестиций.

Сразу несколько крупных заводов по переработке ТБО должны появиться в Ташкенте. Летом прошлого года итальянская компания Waste to energy объявила о планах возвести крупнейшее в узбекской столице предприятие по утилизации отходов, способное в сутки превращать в электрическую и тепловую энергию до 1200 тонн мусора. Позднее сообщалось о намерении запустить подобное предприятие с помощью казахстанских партнеров. Но похоже, дальше разговоров в обоих случаях дело не пошло.

Буквально месяц назад Госкомэкологии Узбекистана распространил информацию о том, что сингапурская компания Alpha Global Capital вложит $15 млн в строительство плазменной установки для переработки отходов. В каком именно регионе республике будет реализован проект, чиновники не уточнили.

Делать деньги из узбекского мусора — занятие привлекательное, по крайней мере, судя по намерениям. Если представить, что все упомянутые проекты осуществятся, то все равно останутся горы вторсырья и для местных частников вроде нукуссца Картбаева, которые смогут превратить мусорный ветер в дым из трубы, а потом и звонкую монету.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/110724/

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

18.09.2019 12:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
70%

водки в Кыргызстане выпускается подпольно

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31