90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан: (не)подконтрольные парламентские выборы?

03.10.2019 11:00

Политика

Узбекистан: (не)подконтрольные парламентские выборы?

«Кажется, что парламент республики после парламентских выборов 2019 года останется таким же «послушным» в руках правительства. Это явление будет восприниматься нормально избирателем, правительством и самим депутатом», – отмечает в своей статье для CABAR.asia Бахтиёр Алимджанов, кандидат исторических наук и независимый исследователь из Узбекистана.

22 декабря 2019 года в Узбекистане пройдут парламентские выборы, в котором будут избраны 150 депутатов. 20 сентября 2019 года по всей республике стартовала предвыборная кампания. Ожидается, что более 20 миллионов избирателей, в том числе впервые более 2 миллионов представителей молодежи, будут голосовать на выборах. На выборах примут участие пять политических партий. В связи с выборами возникают накопленные за последние тридцать лет вопросы: будут ли эти парламентские выборы отличаться от предыдущих? Повлияют ли эти выборы в политическую жизнь страны? Кто может стать депутатом? Станут ли депутаты отражать интересы своего округа?

Особенности выборов 2019 года

Нужно отметить, что это первые парламентские выборы за время президентства Шавката Мирзиёева. Новое правительство рьяно взялось за «реформирование» избирательной сферы. Специально для этих выборов был разработан избирательный кодекс, состоящий из 103 статей и регулирующий избирательный процесс. Как считают его разработчики «кодекс создаст здоровую межпартийную конкуренцию в стране».

Также, вместо пропорциональной избирательной системе впервые пройдут выборы по мажоритарной избирательной системе . Увеличивается квота на «женские» места. Статья 70 нового избирательного кодекса гласит, что «число женщин должно составлять не менее тридцати процентов от общего числа кандидатов в депутаты, выдвинутых от политической партии».  

Главной особенностью этих выборов то, что согласно 37 статьи избирательного кодекса, только партии право имеют выдвигать кандидатов.  Согласно статье 68 избирательного кодекса партия, собравшая 40 тысяч подписей, имеет право выдвигать кандидата в парламент страны. В кодексе есть интересный момент, что партии могут выдвигать и беспартийных (ст. 70). Не совсем понятно, как партия может выдвигать беспартийного кандидата. Нарушается принцип партийности предстоящих выборов.

Также непонятно как можно вести агитацию, когда запрещается взаимная критика кандидатов в депутаты. Ст. 44 Избирательного кодекса звучит: «Запрещается распространение недостоверной информации, а также сведений, порочащих честь и достоинство кандидатов». Это ограничение и своеобразная «политическая этика» сводит на нет все дискуссии и дебаты.

Особенности парламентаризма

Парламент Узбекистана имеет свои исторические корни: Верховный Совет Узбекской ССР в 1994 году был «преобразован» в парламент молодой республики. До 2004 года парламент был однопалатным и в основном состоял из бывших коммунистов и функционеров власти. С 2005 года парламент стал двухпалатным, и появились партии «предпринимателей» (2003 г.) и «экологов» (2018 г.), которые пытались дать импульс законодательному органу.

Нужно отметить, что в республике отсутствуют оппозиционные и религиозные партии и независимые кандидаты, которые могли бы участвовать на парламентских выборах. Согласно избирательному кодексу независимым кандидатам и оппозиционным партиям формально закрыт доступ к политической жизни. «Охранительные» функции избирательного кодекса мешают развитию политической жизни страны. «Оппозиционность» понимается в политической жизни Узбекистана не как борьба или критика правительства, а как борьба между партиями за депутатские места всех уровней, т.е.  конкуренция между партиями заменяется словом «оппозиция».

Как ни странно, формальное существование парламента и политических партий легитимирует президентскую власть в государстве и обеспечивает разделение властей. Парламент превратился в неотъемлемую часть исполнительной власти. Основой «послушного» парламента является регистрация и финансирование партий. Например, согласно ст. 98 избирательного кодекса финансирование выборов производятся за счет средств государственного бюджета.

Зависимость от бюджета дает право правительству контролировать выборы и сформировать «послушный» парламент. Партии,  в свою очередь, сильно зависимы от воли и решений исполнительной власти. Кажется, что партии играют роль батута для молодых и перспективных «политиков». Одновременно, парламент, особенно Сенат республики, является почётным местом отдыха для ветеранов от политики, начиная от бывших силовиков до бывших хокимов (губернаторов).  

Публичная сфера и партии

В конце 80-х–начале 90-х гг. XX  века политическая жизнь в Узбекистане бурлила в прямом смысле этого слова. В 1988 году возникло движение «Бирлик», в 1990 году партия «Эрк». Также появлялись религиозные движения и партии. Вскоре после обретения независимости первый президент Узбекистана Ислам Каримов начал ослаблять парламент (тогда он назывался Верховным Советом) и оппозиционные партии, чтобы усилить исполнительную власть. Как считает один из исследователей этого вопроса К. Боришполец, «И. Каримов призывал оппозицию к конструктивному сотрудничеству, но ее радикальные лидеры сделали ставку не на участие во власти, а на ее завоевание.

Стойкое неприятие оппозиционерами роли «младшего партнера» дало основания говорить сторонникам президента, что если бы продолжились дальнейшие уступки требованиям, выдвигаемым радикальной оппозицией, то страна могла превратиться в еще одну горячую точку региона». С тех пор партии не играют значимой роли в публичной жизни Узбекистана.

С приходом к власти в 2016 году Шавката Мирзиёева есть надежда, что парламент станет активнее и начнет отвечать запросам граждан и эпохи. Невзирая на начавшуюся и продолжающуюся «гласность» и «открытость» ситуация в политической жизни оставляет желать лучшего. Президент Узбекистана своим указом от 7 февраля 2017 г. утвердил Стратегию действий по пяти приоритетным направлениям развития страны в 2017—2021 годах. Первым приоритетом стратегии действий является совершенствование государственного и общественного строительства, направленное на усиление роли парламента и политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны.

На практике парламент за последние три года издал множество законов и разных актов, которые ослабили позиции законодательного органа среди населения из-за невозможности претворения этих законов в жизнь. В любом демократическом государстве предполагается, что  законодательный и исполнительный органы республики должны работать слаженно и сообща решать назревшие проблемы. Вместо этого парламент Узбекистана превратился в «помощника» исполнительных органов. В результате политическая либерализация закончилась, так и не начавшись.

В республике, к сожалению, до сих пор нет ни одного объективного публичного политического обозревателя, нет ни одного независимого журналиста. Нет ясного представления ни у власти, ни у населения о демократических реформах и модернизации. Все сводится к общим декларациям, а конкретные действия не предпринимаются. Политическая «реформа» свелась к созданию новой экологической партии и «либерализации» массмедиа (особенно блогинг).

Избиратели и депутаты

Настоящий «политик» в Узбекистане только один – президент.

В апреле Kun.uz провел экспресс-опрос в Telegram-канале «Ваше мнение». Тогда у респондентов спросили, знают ли они о своих депутатах. На вопрос ответили 2 968 человек. К сожалению, 95% опрошенных лиц сказали, что они не знают своего депутата в Законодательной палате Олий Мажлиса.Основная причина «неизвестности» депутатов: во-первых, что Узбекистан остаётся сильной президентской республикой; во-вторых, непрозрачный отбор кандидатов в депутаты; в-третьих, отсутствие демократической политической культуры и традиций. Также отмечу, что до сих пор в политической жизни Узбекистана не все ясно с термином «политик» (по-узбекски «сиёсатчи»).

Настоящий «политик» в Узбекистане только один – президент. Остальные повторяют его идеи и инициативы. Депутат не ассоциируются с «политиком». Депутат «избранник» народа, но к политике не имеет никакого отношения. Депутат исполнитель воли правительства и главного Политика страны. Личность депутата расположена «внизу» (но не является основой пирамиды) властной иерархии: президент-министры-сенаторы-хокимы областей-депутаты. Чаще всего хокимы (губернаторы) областей одновременно совмещают свою должность с сенаторством, как и министры иногда становятся членами партий. «Переплетение» законодательной и исполнительной ветвей власти создаёт иллюзию единства власти и народа под руководством президента.

Основным «тормозом» политических реформ является то, что политическая система республики остаётся квазидемократической. Как известно, в квазидемократических системах  формально копируется демократическая система правления, по содержанию власть сталкивается с перманентным политическим «застоем». Нам кажется, что парламент республики после выборов 2019 года останется таким же «послушным» в руках правительства. Это явление будет восприниматься нормально избирателем, правительством и самим депутатом.

Кто вы, господин узбекский депутат?

У узбекского депутата «отсутствует» биография. Избиратели крайне мало знают о настоящей биографии кандидата в депутаты. Одно известно: будущий кандидат в депутаты «достойный» человек или долгое время занимал руководящую должность или был успешным человеком в своей сфере (предприниматель, фермер, учитель и т.п.). Любой начальник автоматически воспринимается как умудренный опытом человек, который понимает интересы населения республики. Поэтому идеальный кандидат в депутаты – руководитель со стажем (не всегда опытный), который «знает», что делать у власти. При этом бывший начальник не представляет опасности для исполнительного органа.

Налицо нарушение базового принципа формирования профессионального парламента. В результате такой политики «отбора и отсеивания» в депутаты, до сих пор нет ни одного «яркого и привлекательного» политика или кандидата в депутаты в парламент страны. По замыслу архитекторов узбекской политики все депутаты единодушно поддерживают действия правительства, воздерживаются от критики президента, рьяно критикуют друг друга в рамках этики. В таком случае избиратель не знает за кого голосовать. Когда все кандидаты «одинаковые» на вид и почти с одинаковыми программами действий неважно за кого голосуешь.

Исходя из сложившейся ситуации в политической страны, я предлагаю правительству и политическим партиям предпринять следующие шаги:

  • снизить количество подписей до ста (100) для регистрации партии и кандидата в депутаты всех уровней;
  • увеличить квоту для женщин в списках политических партий до 50%;
  • запретить партиям выдвигать беспартийных в качестве кандидата в депутаты;
  • запретить совмещать разным руководителям всех уровней должность сенатора или члена партии;
  • демократизировать избирательный кодекс республики, согласно мировым демократическим стандартам;
  • дать полную достоверную информацию о кандидатах в депутаты;
  • дать возможность свободно освещать политические процессы в СМИ;
  • ослабить контроль исполнительной власти над партиями.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

03.10.2019 11:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Мирсулжан Базарбекович Намазалиев

Намазалиев Мирсулжан Базарбекович

Управляющий директор Института свободного рынка (CAFMI)

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
48-е место

занимает армия Узбекистана в мировом рейтинге Global Firepower

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30