90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. Опасные игры: к разговорам о репрессиях

30.10.2019 13:00

Политика

Кыргызстан. Опасные игры: к разговорам о репрессиях

Депутаты предлагают кыргызстанцам каяться перед шпионами, предателями, бандитами, террористами, взяточниками и казнокрадами. И платить их потомкам.

В борьбе с советским прошлым Кыргызстана депутаты Жогорку Кенеша смастерили бомбу, способную разнести в клочья любое государство.

Полтора десятка депутатов парламента предложили изменить некоторые законы страны. “В целях, – как они пишут, – утверждения исторической справедливости о событиях 1918-1953 годов, восстановления доброго имени граждан Кыргызстана, подвергшихся антиправовым массовым репрессиям в годы красного террора и сталинских репрессий, и покаяния государства перед ними”.

Узнаёте? Да-да, это тот самый призыв “платить и каяться”, только слегка видоизменённый. Правда, до сих пор этот призыв раздавался только в отношении России и русских – со стороны проводников так называемых демократических ценностей на Западе и в самой России. Теперь же в эту “игру” предлагают поиграть кыргызам.

Как пришпорить десоветизацию

Назовём поимённо всех авторов законопроекта, который называется совершенно безлико – “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Кыргызской Республики”.

Это депутаты Каныбек Иманалиев, Жанар Акаев, Исхак Пирматов, Мирлан Жеенчороев, Абдувахаб Нурбаев, Мирлан Бакиров, Жылдыз Мусабекова, Садык Шер-Нияз, Эмиль Токтошев, Джаныбек Бакчиев, Дастан Бекешев, Рыскелди Момбеков, Айнура Аскарова, Алмазбек Акматов и Алмазбек Токторов.

Представлены,  как  видим, все парламентские  фракции. Но поскольку комментарии журналистам по поводу этой инициативы из всей команды раздавал только Иманалиев, надо полагать, именно он и есть главный автор идеи.

Законопроект Иманалиева появился вскоре после резолюции Европарламента “О важности европейской памяти для будущего Европы”, которая в очередной раз сообщила, что Вторую мировую войну СССР развязал вместе с Германией. Совпадение или нет? Чуть позже мы расскажем о НАСТОЯЩЕЙ причине появления этих поправок, которую сами их авторы даже и не скрывают.

Перед тем как законопроект выставили на парламентском сайте для всеобщего обсуждения, заинтересованная сторона в качестве артподготовки  провела круглый стол.

“Это будет ПОКАЯНИЕ государства перед их памятью, – сказал о репрессированных и о своём законопроекте депутат Иманалиев.- Мы сможем сделать значительный шаг к незыблемости открытого общества и государства в Кыргызстане. Только такое общество способно построить справедливое государство, уважающее права и свободы гражданина и человека”.

Какое же государство должно каяться? Ведь СССР давно нет. 

Иманалиева поддержал проректор по науке Дипломатической академии, бывший спикер парламента Зайнидин Курманов. Бывший преподаватель истории КПСС теперь считает, что Кыргызстан очень сильно отстаёт в десоветизации. Надо догонять другие страны, Украину и Грузию например.

 “Кыргызстан, – сказал он на круглом столе, – отстал в процессе десоветизации от других стран на постсоветском пространстве”.

Понятно, что у Курманова личные мотивы – его родственников репрессировали за социальное происхождение. Однако это не помешало Зайнидину Карпековичу в советское время окончить школу и Ленинградский госуниверситет, а после – преподавать историю КПСС сначала в Карагандинском, а потом в Киргизском государственном мединституте. Демократом Курманов стал уже при Горбачёве, когда это перешло в разряд модного и безопасного дела.

Кто же теперь будет заниматься реабилитацией тех репрессированных в 1918-1953 годах, которых ещё не успели реабилитировать?

В реабилитационную комиссию по задумке депутата Иманалиева и его коллег должны войти пять представителей неправительственных организаций, которые специализируются на представительстве интересов граждан в судах, трое учёных, специализирующихся в изучении истории Кыргызстана советского периода, а также по одному представителю от омбудсмена, прокуратуры, МВД, ГКНБ и Государственной архивной службы КР.

Депутат Каныбек Иманалиев – один из главных инициаторов поправок в Закон “О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам”. По этим поправкам реабилитации подлежат взяточники, казнокрады, расхитители, шпионы, предатели Родины, бандиты и террористы. Если их реабилитируют, это может дать толчок требованиям пересмотра приговоров всем, кто осуждён за эти преступления уже в независимом Кыргызстане.

Возникает вопрос: почему историков  только  три,  а  энпэошников  аж  пять?  И  где независимые юристы – из тех,  которые  не  работают в НПО? Или всё это условие заказчика?

Легитимный беспредел

Уже 25 лет в Кыргызстане существует закон с несуразным названием “О правах и гарантиях реабилитированных граждан, пострадавших в результате репрессий за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и другим признакам”. Его несуразность – в слове “национальный”. В СССР было равноправие всех национальностей. И репрессировали вовсе не потому, что человек был русским, кыргызом или евреем.

Этот закон и хотят поправить депутаты, оставив в названии слово “национальный”.

В преамбуле закона написано, что его целью “является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Кыргызской Республики с 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола, а также компенсации материального и морального ущерба”. Об одной такой “жертве политических репрессий” мы в своё время рассказали в публикации “Басмачество: генеральная репетиция халифата”. Звали его Муэтдин-бек.

Снова   процитируем   выдержку  из  обвинительного акта по его уголовному делу:

“13 мая 1921 года Муэтдин произвёл нападение на продовольственный транспорт, шедший по куршабо-ошской дороге в Ош. Транспорт сопровождался красноармейцами и продармейцами, каковых было до 40 человек. При транспорте находились граждане, в числе коих были женщины и дети; были как русские, так и мусульмане. Вёз транспорт пшеницу – 1 700 пудов, мануфактуру – 6 000 аршин и другие товары.

Муэтдин со своей шайкой, напав на транспорт, почти всю охрану и бывших при нём граждан уничтожил, всё имущество разграбил. Нападением руководил сам и проявлял особую жестокость. Так, красноармейцы сжигались на костре и подвергались пытке; дети разрубались шашкой и разбивались о колёса арб, а некоторых разрывали на части, устраивая с ними игру “в скачку”, то есть один джигит брал за одну ногу ребёнка, другой – за другую, и начинали на лошадях скакать в стороны, отчего ребёнок разрывался; женщины разрубались шашкой, у них отрезали груди, а у беременных распарывали живот, плод выбрасывали и разрубали.

Всех замученных и убитых в транспорте было до 70 человек, не считая туземных жителей, трупы которых были унесены мусульманами близлежащих кишлаков и точное число каковых установить не удалось”.

Вместе с Муэтдином тогда расстреляли 7 членов его банды, хотя могли бы поставить к стенке и всю шайку. Басмачи в тогдашнем советском Туркестане много чего натворили. Ещё из нашей публикации: “Только в 1920 году, по неполным данным, басмачи сожгли 56 хлопкоочистительных заводов, около 153 тысяч пудов (2 миллиона 448 тысяч килограммов) хлопка-сырца, более 34 тысяч кип волокна, свыше 17 тысяч пудов семян. В Ферганской области басмачи истребили из каждой сотни 84 лошади, 93 головы крупного рогатого скота и 90 голов мелкого скота”.

За это тоже надо реабилитировать? Вроде бы нет, если учитывать зверства басмачей и ущерб, который они нанесли. Но, по версии Иманалиева и его коллег, – НАДО.

Вот только как посмотрят на это потомки тех, кто в те годы пострадал от всяких “муэтдинов”?

                          Совет басмачей.

В мемуарах советского художника Дмитрия Милеева рассказывается о вожаке басмачей Халходже: “Халходжа поднял мятеж среди арестантов ошской тюрьмы и после трёхдневных боев прорвался из окружения и теперь наводит ужас своими жестокостями на весь Ошский уезд. Первое его большое злодеяние – резня на берегах Карасу в Аимкишлаке, когда он трое суток издевался, глумился, пытал около двухсот австрийцев и человек двадцать их русских жён и даже детей, как садист, и залил кровью берега реки, куда сплавлялись потом трупы. Говорят, при этом отличились у него пятнадцать джигитов (палачей), каждый из которых соблюдал издевательскую традицию: чтобы душа зарезанного не являлась во сне палачу, нужно было слизывать кровь жертвы с ножа, а затем его обтереть о труп”. Можно ли реабилитировать тех, кто творил такое, как Халходжа или другой вожак басмачей – Муэтдин? Это всё равно что плюнуть в лицо всем потомкам погибших от рук басмачей – как чекистов и красноармейцев, так и мирных жителей.

Дьявол, как известно, кроется в мелочах. В действующем законе о реабилитации говорится:  “Не подлежат реабилитации лица, в отношении которых в материалах уголовных дел имеется совокупность доказательств, подтверждающих обоснованность привлечения их к ответственности за измену Родине, шпионаж, диверсии, вредительство, саботаж, террористические акты”.

В новой версии закона депутаты предлагают НЕ реабилитировать тех, кто обоснованно осуждён “за измену Родине, совершённую лицом рядового или начальствующего состава военнослужащих, призванным на военную службу на территории Кыргызстана и принимавшим участие во Второй мировой войне и Великой Отечественной войне 1941-1945 годов”.

Почувствуйте разницу! Депутаты во главе с Иманалиевым решили считать преступлением только ту измену, которая совершена в годы Великой Отечественной войны, а во все остальные годы – не считать. И только ту измену, которую совершили военнослужащие. А если, допустим, гражданские пошли служить к фашистам полицаями, то это уже не преступники? Ещё депутаты решили больше не считать преступлениями шпионаж, диверсии, саботаж, вредительство и теракты – эти слова из закона они вычеркнули.

Сообразили ли депутаты-десоветизаторы, что создают очень опасный прецедент?  Ведь теперь родственники осуждённых современных террористов могут спросить: “А почему терроризм образца 1918-1953 годов – это хорошо, а то же самое с 1991 по 2019 год – плохо?”.

Кстати, по состоянию на февраль этого года в тюрьмах Кыргызстана за терроризм и экстремизм сидели 245 заключённых, ещё 215 осуждённых – в колониях-поселениях. И в ГСИН говорят, что число осуждённых за терроризм постоянно растёт.

Предлагают  депутаты-десоветизаторы ещё и такую поправку: “Признаются не содержащими общественной опасности нижеследующие деяния, нарушения, проступки и реабилитируются независимо от фактической обоснованности обвинения лица, осуждённые с применением действовавшего на территории Кыргызстана вплоть до 1961  года  Уголовного  кодекса  РСФСР  в  редакции  от 1922, 1926 годов с последующими  изменениями  и дополнениями…”.

Далее следует перечень статей УК и прочих документов. Среди них и знаменитая 58-я “Контрреволюционные преступления” – причём все её пункты. То есть депутаты решили, что реальных изменников Родины, шпионов, диверсантов, террористов, саботажников и вредителей в мирное время в СССР не было. Или решили, что опасности они не представляли.

Вспомним пункт 58-10: “Антисоветская агитация и пропаганда”. Только в СССР за такое сажали, говорите? Есть в мире такое государство – Великобритания. Самый что ни на есть “светоч демократии”. В 1940 году одна англичанка – некая мисс Элси Оррин – сказала двум английским солдатам:  “Гитлер -хороший правитель, он гораздо лучше, чем мистер Черчилль”. И получила за это пять лет тюрьмы. Сам Черчилль протестовал против посадки мисс Оррин, но приговор так и не отменили.

Затронули авторы поправок и статью 59 УК, которая во всех редакциях называлась “Особо опасные преступления против порядка управления”. Это преступления, совершённые безо всяких контрреволюционных целей – чистая уголовщина.

Здесь предлагается реабилитировать тех, кто был осуждён по 1-7-му и 10-му пунктам этой статьи. Вот, к примеру, о чём говорит пункт 59-4 в УК 1926 года:

 “Организация и участие в бандах (вооружённых шайках) и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налётах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушения железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались”.

Депутаты-десоветизаторы пытаются внушить кыргызстанцам, что бандитизм – это тоже хорошо? В таком случае зачем же ограничиваться 1918-1953 годами? Гулять так гулять!

Подмена понятий

Все остальные поправки выдержаны примерно в том же духе. Вот депутаты предлагают реабилитировать и осуждённых за должностные преступления – по статьям 109-111 УК, за хозяйственные (статья 131), имущественные (статья 162), а также “за нарушение правил, охраняющих народное здоровье, общественную безопасность и порядок, предусмотренных статьями 182, 191, 192 УК”.  

“Признаками политических репрессий, – пишут реабилитаторы-десоветизаторы, – являются  любые  решения органов власти и их должностных лиц, исполнительных органов общественных организаций, осуществлённые в уголовном и/или в административном порядке и принятые на основании или по мотивам реализации решений, вытекающих из содержания или смысла нижеперечисленных актов…”.

Далее идёт перечень актов, среди которых, в частности, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года “Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества”.

Приведём первые два его пункта:

“1. Кража, присвоение, растрата или иное хищение государственного имущества караются заключением в исправительно-трудовом лагере от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без конфискации.

2. Хищение государственного имущества, совершаемое повторно, а равно совершённое организованной группой (шайкой) или в  крупных  размерах, карается заключением в исправительно-трудовом  лагере  от  10 до 25 лет с конфискацией имущества”.

То есть депутаты Жогорку Кенеша предлагают нам покаяться не только перед шпионами, предателями Родины, бандитами и террористами, но и перед взяточниками, казнокрадами и расхитителями.

Никто не спорит: в годы репрессий пострадали и невиновные. Но были и виновные. Однако законопроект Иманалиева предлагает реабилитировать всех скопом – и безвинных, и преступников. По этому поводу бывший первый замминистра обороны КР Мурат Бейшенов недавно сказал:

“Если реабилитировать всех подряд, то просто теряется сам смысл юридического подхода к этому процессу и современной правовой системы в целом. Прежде чем реабилитировать осуждённого за преступление, следует тщательно изучить все имеющиеся обстоятельства”.

Изучив  все  статьи  закона о  реабилитации  репрессированных, приходишь к любопытному выводу: юристы, которые  готовили  у  нас  законы  25  лет  назад,  обладали  потрясающей  юридической безграмотностью. И нынешние от них недалеко ушли.

Что такое репрессии?

Когда отец насилует свою дочь и его за это сажают в тюрьму – это репрессии.

Когда водитель нарушает правила дорожного движения и ему по почте приходит уведомление о штрафе – это тоже репрессии.

И широко распиаренная в Кыргызстане борьба с коррупцией – тоже репрессии. Только почему-то никто не называет за это нынешнюю кыргызскую власть кровавой диктатурой.

Максим Аммосов (фото из следственного дела) – бывший первый секретарь ЦК КП(б) Киргизии. Один из инициаторов массовых репрессий 1937 года как в Киргизской ССР, так и в масштабах Союза. В 1938-м был расстрелян. Посмертно реабилитирован и сейчас считается в Кыргызстане “жертвой репрессий”. В Бишкеке в 2012 году ему даже установили памятник.

Поэтому говорить нужно только о необоснованных репрессиях. Но насколько те репрессии были необоснованны?

В исторических источниках находишь весьма интересные откровения. К примеру, по Уголовному кодексу 1926 года получение взятки каралось лишением свободы до двух лет. Дача взятки и посредничество во взяточничестве – до пяти лет. Присвоение или растрата казённых денег – до трёх лет.

Поэтому, чтобы взяточник сел всерьёз и надолго, как пишут историки, ему шили политическое дело. Например, статью 58-14 (“Контрреволюционный саботаж”).

И потом, всё познаётся в сравнении. В 1948 году в СССР вышла книга Михаила Кожевникова “История советского суда”. Автор привёл такие цифры: в РСФСР в 1935-м оправдательные приговоры составили 10, 2 процента от всех приговоров, вынесенных народными судами, в 1936 году – 10,9 процента, в 1937-м – 10,3, процента, в 1938-м – 13,4 процента, в 1939-м – 11,1 процента, в 1941 году – 11,6 процента.

Если у кого-то нет доверия к книге того периода, то вот данные нашего современника – заведующего кафедрой истории государства и права Уральской государственной юридической академии Александра Смыкалина. В 1942 году, пишет он, оправдательные приговоры получили 9,4 процента от всех привлечённых к суду, в 1943-м –  9,5 процента, в 1944-м – 9,7 процента, в 1945 году – 8,9 процента.

Другой автор – Алексей Тепляков – сообщает: с 20 декабря 1935 года по 20 апреля 1936-го в Западно-Сибирском крае шло следствие по 1 100 “контрреволюционным” делам, по ним были привлечены 2 470 человек. В ходе расследования органы НКВД прекратили дела в отношении 9,5 процента подозреваемых, ещё 6,7 процента арестованных освободила прокуратура. Ещё 24,3 процента дел вернули на доследование. Как правило, в большинстве таких дел шёл пересмотр на более мягкие статьи. Ещё 4 процента дел прекратили из-за превышения срока следствия – тогда он составлял 2 месяца.

Ну а по пунктам 58-й статьи – измена Родине, шпионаж, террор и диверсии – 39 процентов уголовных дел прокуратура или суды забраковали как сфальсифицированные. Из 40 дел по террору остались 25, но это были те дела, по которым не было сомнений: на скамье подсудимых сидели кулаки, которые убили 11 председателей колхозов и работников сельсоветов.

Даже пресловутые зловещие “тройки”, действовавшие в СССР с 30 июля 1937 года до 17 ноября 1938-го, вынесли за это время 0,3 процента оправдательных приговоров.

А  что же в современном Кыргызстане?

В июне прошлого года в парламенте выступал зампредседателя Верховного суда КР Качыке Эсенканов. Он заявил, что в высшей судебной инстанции республики “не должно быть оправдательных приговоров, так как их отсутствие – показатель того, что следствие работает”. И обнародовал цифры: “В 2017 году было вынесено 270 оправдательных приговоров. То есть ОДИН процент”.

 В декабре того же 2018-го журналисты одного из электронных изданий, изучив 26 тысяч уголовных дел в открытой базе данных, насчитали по ним всего 4 процента оправдательных приговоров. В 2012 году оправдательными были 3,4 процента приговоров судов первой инстанции, в 2013-м – 4,3 процента, в 2014-м – 4,8 процента, в 2015-м – 3,9 процента, в 2016-м – 3 процента, в 2017-м – 3,9 процента.

“Судьи следующих инстанций – второй и третьей, – пишет издание, – обычно солидарны с коллегами из первой инстанции и оставляют приговор в силе. Подсчёты показывают, что оправданий во второй инстанции немного больше, чем в первой, – 6,6 процента”. 

 И  это  в  государстве,  которое  называет  себя  демократическим! Как думаете, читатель, пора поздравлять нас с диктатурой или ещё нет?

Ложь, ставшая историей

Вне поля зрения остаётся ещё много обстоятельств. Прежде всего забывается, что многие черты той эпохи – это состояние всего общества. Что скрывать, кыргызский край и до присоединения к Российской империи, и перед вхождением в СССР не был образцом гуманизма. Сомневающиеся могут прочесть об этом, например, в романе Тологона Касымбекова “Сломанный меч”. Первая мировая, события 1916 года, революция, гражданская война – всё это не способствовало кротости общества. И красные, и белые, и басмачи – никто не был кроткими овечками, боявшимися крови – своей или чужой.

В целом же клевета на СССР довоенной поры таит серьёзную угрозу. Дело тут не в коммунистах как таковых, а в искажении картины мира, которую несёт десоветизация Кыргызстана. Именно в этом и состоит цель нынешних десоветизаторов. Любой психолог знает: усвоение искажённой картины мира всегда приводит общество к неверным решениям, за которые ему иногда приходится очень дорого платить. Мы уже писали, какими последствиями может обернуться для Кыргызстана десоветизация.

Книга 1948 года “История советского суда”. В ней содержатся такие цифры: в 1935-1941 годах народные суды выносили 10-11 процентов оправдательных приговоров. В Кыргызстане же в 2017-м был оправдан лишь ОДИН процент подсудимых! Здесь уже диктатура или ещё нет?

В числе прочего десоветизаторы во главе с депутатом Иманалиевым хотят открыть доступ к архивно-следственным делам репрессированных. Да, это было бы очень интересно! Правда, часть этих дел была зачем-то уничтожена при Хрущёве тоже в ходе реабилитации. Но и тех, что остались, хватит, чтобы… в стране началась гражданская война. Потому что неизбежно всплывут имена доносчиков и ещё множество неприятных фактов.

Ну а теперь самое время назвать ЗАКАЗЧИКА этого “реабилитанса”. Причём назвали его не стесняясь сами авторы поправок. В самом начале их законопроекта говорится:

 “В ноябре 2017 года Кыргызская Республика была официально принята в число 75 стран – участниц международного партнёрства “Открытое правительство” (Open Government Partnership, OGP) и в рамках утверждённого правительством Национального плана действий взяла на себя обязательство реализовать ряд инициатив, в том числе по открытию архивной информации, касающейся политических репрессий 1918-1953 годов, и совершенствованию законодательства о реабилитации репрессированных”.

Что же собой представляет “Открытое правительство”? Кто за ним стоит? Чего они хотят? Обо всём этом мы поговорим в следующий раз.

 

 


 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://delo.kg/?p=35629

30.10.2019 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Омурбек Токтогулович Бабанов

Бабанов Омурбек Токтогулович

экс-премьер министр Кыргызстана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

10,3%

рост ВВП Туркменистана в 2014 году

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Ноябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30