90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Свобода слова в Таджикистане: не ищи, не спрашивай, не говори

23.12.2019 11:30

Общество

Свобода слова в Таджикистане: не ищи, не спрашивай, не говори

 «Основными препятствиями и угрозами для медиа являются недостаточное профессиональное обучение, самоцензура, недостаточные финансовые ресурсы, слабая профессиональная этика и вмешательство государства в СМИ» – отмечает Марат Мамадшоев, редактор IWPR в Таджикистане, в статье написанной специально для CABAR.asia.

Можно без подготовки уверенно перечислить негативные события или тенденции, произошедшие в сфере таджикских медиа в последние годы. Назвать позитивные будет не так просто.

Фактическое состояние

По данным Минкультуры Таджикистана, в республике зарегистрированы 371 газета (109 государственных, 262 частные), 243 журнала (113 государственных, 130 негосударственных), 11 информационных агентств (10 негосударственных, 1 государственное), 34 телекомпании (из них 20 независимых).

В опубликованном в мае отчёте «Индекс свободы прессы» общественной организации «Репортёры без границ» Таджикистан занял 161 место среди 180 стран. В организации говорят, что данное снижение рейтинга связано с блокировками сайтов и ликвидацией печатных изданий «Озодагон» и «Пайк».

В докладе организации Freedom House «Свобода прессы – 2017» Таджикистан с 87 баллами причислен к ряду стран с «несвободными» СМИ.

Заявление Евросоюза: Инвестиции в обмен на свободу слова

Европейский Союз продолжит оказание инвестиционной поддержки Таджикистану только в том случае, если в этой стране будут созданы условия для обеспечения свободы слова. Петер Буриан, спецпредставитель Европейского союза в странах Центральной Азии, сказал 19 сентября в Душанбе, что этот вопрос был обсужден с таджикскими властями. О результатах обсуждения Буриан говорить не стал.

Свобода СМИ и ее компоненты

Свобода СМИ, как и свобода слова состоит из нескольких важных компонентов – свободы искать, получать, производить и распространять информацию и пользоваться правом на свободное выражение мнения. Также важна обратная связь между медиа и другими общественными институтами – прежде всего, органами власти.

Попробуем пройтись по этим составляющим. Заметим, что в ряде случаев они взаимосвязаны и грани между ними условны. То есть, в одном случае могут одновременно ограничиваться сразу несколько прав медиа и журналистов.

Свобода [не] искать

Свободный поиск информации в Таджикистане затруднен рядом запретов. Огромный пласт общественно-значимой информации засекречен (например, бюджеты силовых структур). Суды, особенно по резонансным вопросам, часто или почти всегда проходят в закрытом режиме.

Власти предъявляют повышенные требования к тем, кто так или иначе занимается поиском информации  – ученым, блогерам, и особенно журналистам. Например, от журналистов иностранных СМИ требуют получить в МИД обязательную аккредитацию.

На сегодняшний день восемь журналистов и сотрудников Радио Озоди не получили от МИД Таджикистана аккредитации, без которой они не могут легально работать в стране.

При этом один журналист находится в режиме ожидания с 2017 года. Власти также отказались давать разрешение на открытие офиса «России сегодня» в стране.

Недавнее резонансное дело блогеров, которым фактически запретили съемку в публичном месте, также является предупреждением для потенциальных исследователей. Власти также ограничивают технологии, при помощи которых возможно получать доступ к информации. Школьникам запрещено иметь мобильные телефоны, что лишает их возможности, фиксировать на камеру, например, неподобающее поведение педагогов.

Уже в Казахстане СМИ по примеру России начинают использовать беспилотники для получения общественно значимой информации. Однако в Таджикистане еще в 2016 году президент Эмомали Рахмон подписал постановление о том, что ввоз, вывоз и использование таких аппаратов, должны осуществляться исключительно на основе специального разрешения, которое будет выдаваться по согласованию с ГКНБ.

Среди других технологических проблем, с которыми сталкиваются медиа в Таджикистане можно назвать дорогой и некачественный Интернет, перебои с электричеством, проблемы с получением сим-карт, блокировки мессенджеров и т.д.

Свобода [не] получать

Таджикские ведомства, если не считать туркменские, являются, пожалуй, самыми закрытыми в регионе.

По мнению «Озоди», «единственной возможностью на сегодняшний день получить информацию из первых уст и пообщаться с чиновниками являются полугодовые пресс-конференции. Но и те в последнее время проходят без участия первых лиц министерств и ведомств, или же чиновники намеренно зачитывают доклад о своей деятельности практически все отведенное на пресс-конференцию время».

Эта проблема всегда была актуальной для страны. Ранее медиа пытались эту проблему как-то решить, публиковали рейтинги открытости ведомств, критиковали чиновников, проводили круглые столы. Сейчас она усугубилась до такой степени, что СМИ уже и не пытаются заставить чиновников говорить.

Зачастую, чиновник отказываются от общения со СМИ даже в те моменты, когда им особенно важно донести свою позицию до общественности, в том числе, международной. В подтверждение можно привести инциденты на границе с Кыргызстаном. Из-за молчания таджикских силовиков, в медиа, в том числе, в таджикских в основном была представлена информация только кыргызской стороны.

От себя замечу, что в последнее время в СМИ практически нет информации о деятельности экономических ведомств. Мне, как гражданину и эксперту порой вообще непонятно, чем эти ведомства занимаются. Может их невероятная пассивность, а также бедственное состояние таджикской экономики и является причиной того, что этим структурам нечего говорить журналистам.

Свобода [не] производить и [не] распространять

Традиционно таджикские власти ограничивают выдачу лицензий для независимых теле и радиокомпаний. Существующие в основном производят развлекательный контент. Другие действующие электронные СМИ изменили редакционную политику. Например, радио «Имруз» известное ранее своими социальными репортажами и актуальными интервью, сейчас также перешло на развлекательный формат.

Под контролем также находится производство печатной продукции. Справедливости ради, скажем что прямой цензуры нет. Но, типография должна получить разрешение от ГКНБ для права печатания газет.

За последние годы в Таджикистане прекратили существование ряд популярных независимых газет, среди которых можно особо выделить «Нигох» и «Озодагон». Около двух десятков известных журналистов покинули Таджикистан, некоторые из даже получили убежище в Европе.

Наибольшие тиражи имеют правительственные издания, которые используют каналы принудительной подписки. Тиражи независимой прессы малы, есть проблемы с каналами распространения. Существующая тенденция говорит скорее, что положение независимой прессы будет еще более усугубляться.

В интернете постоянно происходят блокировки сайтов независимых СМИ, которые говорят об актуальных проблемах страны – сайты агентств – «Азия-плюс», «Авесты» «Озоди», что также сокращает их аудиторию. Причем блокируются даже анонимайзеры и технологии VPN. Служба связи Таджикистана отрицает причастность к блокировкам.

Свобода [не] говорить и свобода [не] быть услышанным

Власти также продолжают оказывать давление на критиков.

Например, журналисту «Озоди» Бароту Юсуфи в конце июня текущего года отказали в аккредитации после публикации критических материалов, в том числе, о так называемой «фабрике ответов».

26 июня, представитель таджикской службы Радио Озоди был приглашен в МИД страны, где ему сообщили, что в аккредитации Бароту Юсуфи временно отказано, так как он не раз в своих репортажах упоминал запрещенную в стране Партию исламского возрождения.

Джоанна Левисон, пресс-секретарь Радио Свободная Европа/Радио Свобода, 28 июня заявила, что власти Таджикистана используют систему аккредитации для наказания сотрудников Радио Озоди за их беспристрастные и профессиональные публикации.

С другой стороны, власти игнорируют критические публикации медиа или рас следовательские материалы о коррупции или злоупотреблении властью.

Например, большой резонанс в обществе вызвала публикация Якуба Халимова «Дома, которые построил Бег». В ней были приведен ряд шокирующих фактов об использовании служебного положения крупного государственного чиновника, который в рабочее время занимался бизнесом.

Однако должной реакции во власти эта публикация не вызвала.

Медиа как бизнес: свобода [не] иметь прибыль

С другой стороны СМИ являются бизнес-предприятиями, цель которых получение коммерческой прибыли путем продажи интересного контента.

А создать такой контент сложно в условиях усилившейся самоцензуры, которая также повлияла на экспертов медиа.

В стране происходит падение грамотности и интеллектуального уровня, из нее уезжает наиболее социально активная и грамотная часть населения, что тоже сокращает аудиторию СМИ. Все это происходит на фоне ухудшения и подорожания интернета, сотовой связи. В стране снижается экономическая активность, уменьшаются объемы и без того небогатого рекламного рынка, что еще более усугубляет трудности медиа.

Другой комплекс проблем связан с текущей правовой ситуацией. Таджикская правоохранительная система, в том числе, суды не вызывают доверия у СМИ.

Журналисты признаются в самоцензуре

Судя по результатам исследования «Состояние СМИ и роль социальных сетей в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане» Института по освещению войны и мира (IWPR) журналисты понимают, что роль СМИ в обществе падает.

СМИ Таджикистана утратили свою роль в обществе как «четвертая власть», а журналисты воздерживаются от освещения серьезных тем и остаются в стороне, – говорится в исследовании. Исследование было представлено в ноябре 2018 года, но его выводы мне кажутся по-прежнему актуальными.

Во время глубинных интервью респонденты говорили, что, по их мнению, журналисты в Таджикистане не играют роли в решении социальных, экономических и политических проблем, так как государство не реагирует на их публикации и не отвечает на их вопросы.

«В отличие от предыдущих лет ситуация изменилась. Раньше слова журналиста могли считаться решающими. Помимо того, что государство не реагирует, есть и другие факторы, как нехватка квалифицированных журналистов, воздержание от освещения серьезных тем», – отмечают респонденты.

Также журналисты считают, что они потеряли позиции из-за отсутствия солидарности, лени и нежелания защищать свои права.

Основными препятствиями и угрозами для медиа, по мнению журналистов, являются недостаточное профессиональное обучение, самоцензура, недостаточные финансовые ресурсы, слабая профессиональная этика и вмешательство государства в СМИ.

Журналисты Таджикистана также заявили, что в настоящее время из-за «политических моментов» лучше воздержаться и страховаться.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

23.12.2019 11:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Бактыбек Дженишбекович Джетигенов

Джетигенов Бактыбек Дженишбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
726

митингов прошло в Кыргызстане в 2012 году

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31