90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В Киргизии никак не могут начать судить Алмазбека Атамбаева

27.12.2019 12:00

Политика

В Киргизии никак не могут начать судить Алмазбека Атамбаева

Президентская «молчанка»

24 декабря в Бишкеке в очередной раз сорвалось судебное заседание по делу экс-президента Киргизии Алмазбека Атамбаева. Слушания пытались провести непосредственно в СИЗО, потому что ездить в суд обвиняемый отказывается. Но и в изоляторе Атамбаев умудрился избежать участия в процессе. В какой-то момент он просто встал и вышел из кабинета, где проходило заседание. Как и предсказывалось, этот судебный процесс причинил действующей власти гораздо больше неудобств, чем могло бы принести бегство экс-президента. - рассказывает "Фергана"

Хваткий бизнесмен

В Кыргызстане трудно кого-то удивить сложным характером. Едва ли не половину героев местных новостей, от бытовых дебоширов до высокопоставленных чиновников, можно назвать импульсивными, эксцентричными, нелогичными… Но даже на этом фоне Алмазбек Атамбаев уже не первый год довольно ярко выделяется.

Однако так было не всегда. Атамбаев начал свою карьеру в 1980-е годы на довольно «скучных» должностях — сначала в Минсвязи Киргизской ССР, затем в президиуме Верховного Совета республики, позднее — в одном из райисполкомов Фрунзе (Бишкека)… Одновременно в нем вроде бы проявилась творческая жилка: в 1983 году он вступил в киргизский Союз писателей. К сожалению, нам не удалось разыскать ни список изданных Атамбаевым книг, ни вообще каких-либо упоминаний о его литературной деятельности того времени. Правда, он часто поет под гитару песни собственного сочинения.

В 1989 году Атамбаев ушел со всех постов, решив заняться новым для страны делом — бизнесом. После распада СССР оказалось, что политика также не выпала из числа его интересов. В те годы в Киргизии членство в Союзе писателей имело косвенное отношение к политической сфере. В 1990 году президентом Киргизской ССР был избран глава Академии наук Аскар Акаев. В 1991 году его полномочия были подтверждены на выборах уже в независимом Кыргызстане. Иными словами, к власти пришел представитель научной элиты, безусловно, имевший связи и с творческими кругами.

В 2014 году, уже находясь в изгнании, Акаев утверждал, будто именно членство в Союзе писателей помогло Атамбаеву обрести «стартовый капитал» для бизнеса. Якобы союзу были выделены около 60 миллионов советских рублей, которые Акаев передал писателю Чингизу Айтматову, а тот — Атамбаеву. На эти деньги должны были отремонтировать Дом писателей и выделить стипендии членам союза. Но в итоге, по версии Акаева, деньги были присвоены Атамбаевым и потрачены на покупку приватизируемых предприятий. Атамбаев в ответ объявил, что афера с деньгами Союза писателей и правда была произведена, но без его участия. Он же, по его словам, заработал первоначальный капитал, торгуя книгами.

Так или иначе, дела Атамбаева-бизнесмена быстро пошли в гору, его компания «Форум» и предприятие «Кыргызавтомаш» приносили немалые доходы. Что касается политики, то в 1993 году Атамбаев основал Социал-демократическую партию Кыргызстана (СДПК), в 1995-2000 годах являлся депутатом Жогорку кенеша (парламента), а затем баллотировался в президенты. На выборах 2000 года он занял третье место после Акаева и лидера партии «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева.

Обстановка в стране после выборов год за годом накалялась. Как позднее утверждал Атамбаев, это непосредственно отражалось и на нем лично. «Предприятия в Кыргызстане у меня тоже были успешными, пока их не начал кошмарить Акаев в 2002 году», — рассказывал он в одном из интервью. В 2005 году политический кризис завершился свержением Акаева, его побегом в Россию и началом правления Курманбека Бакиева. Именно «тюльпановая революция» открыла перед Атамбаевым двери в большую политику. И примерно тогда же в его поведении постепенно начали проявляться странности.

«Отравленный» премьер

Сразу после революции Атамбаев занял пост министра промышленности, торговли и туризма, но уже в 2006 году оставил эту должность. Как и многие другие политики, он быстро разочаровался в Бакиеве, которого начали обвинять в установлении семейно-кланового правления. Атамбаев стал одним из лидеров оппозиционного движения «За реформы», которое осенью 2006 года организовало в Бишкеке масштабные митинги. Выступая на акциях протеста, Атамбаев называл Бакиева «политическим трупом» и вообще не стеснялся в выражениях. Президент отреагировал на это довольно неожиданно. В марте 2007 года Атамбаеву был предложен пост премьер-министра. Очевидно, таким образом Бакиев надеялся примириться с оппозицией.

А уже в мае произошла первая из историй, которые теперь включают в списки «чудачеств Атамбаева». Новоиспеченный премьер-министр внезапно объявил, что 11 мая он выпил в кабинете стакан воды, после чего на двое суток потерял сознание. Атамбаев сделал вывод, что его пытались отравить. В этой истории было замечено множество нестыковок. Официальное расследование случившегося постепенно было свернуто, а в общественном сознании утвердилась версия, согласно которой премьер-министр двое суток был в запое. Впоследствии слухи об алкоголизме преследовали Атамбаева неотрывно — и это неудивительно, если учесть, что порой его странное поведение фиксировалось на видеозаписях.

В ноябре 2007 года Бакиев объявил об отставке Атамбаева. Причины увольнения были таинственны. Президент наградил бывшего премьера орденом «Данакер» и объявил, что он «вернется на госслужбу сразу после отдыха». Но если Атамбаеву просто потребовалось отдохнуть (пусть даже, по версии злых языков, в наркологической клинике), почему он не мог взять отпуск? Наблюдатели предполагали, что Бакиев попросту счел попытку перемирия с оппозицией неэффективной. Изначально премьер-министру было поручено создать коалиционное правительство, в которое вошли бы оппозиционеры. Но представители оппозиции сочли сотрудничество Атамбаева с Бакиевым «предательством», а сами даже слышать не хотели о назначении на министерские посты.

В 2009 году Атамбаев попытался «вернуться на госслужбу», приняв участие в президентских выборах. Но в процессе предвыборной гонки оппозиция обвинила Бакиева в грубых нарушениях, и Атамбаев, как и другой кандидат, Женишбек Назаралиев, в знак протеста снял свою кандидатуру. При этом он рассказал, что его младшей дочери начали поступать угрозы, в связи с чем он был вынужден вывезти ее из страны. «В 2002 году, при режиме Аскара Акаева, пытались убить мою старшую дочь. Больше такого не переживу», — посетовал политик.

Бакиев в результате выиграл выборы, однако править ему оставалось менее года. Переворот апреля 2010 года проходил более драматично, чем революция пятилетней давности. Бакиев с семьей бежал в Белоруссию, где впоследствии получил политическое убежище. В Киргизии было созвано временное правительство, которое смогло поддерживать порядок в Бишкеке, но далеко не сразу взяло под контроль всю страну. Начался передел сфер влияния между различными группировками. В июне общая нестабильность привела к межэтническим столкновениям узбеков и киргизов в Ошской области, в результате чего погибли несколько сотен человек.

Президентом переходного периода стала член СДПК Роза Отунбаева. А в октябре 2011 года президентские выборы выиграл лидер этой партии — Атамбаев.

Неудавшаяся стабильность

Политику Атамбаева нередко называют пророссийской. Еще в 2007 году, незадолго до своего краткого премьерства, он предпринял попытку создать новое оппозиционное движение «Единый Кыргызстан». Случайна или нет схожесть названий с российской правящей партией? Трудно сказать: после назначения премьером Атамбаев так и не нашел времени, чтобы развить новую организацию. Однако в первые годы его президентства одним из главных приоритетов была объявлена стабильность. Конечно, это вполне естественно для страны, пережившей две революции подряд. Но все же отметим, что эта риторика созвучна с той, что продвигала в те же годы «Единая Россия».

В 2014 году Киргизия вывела со своей территории американскую базу «Манас», которая долгое время не давала покоя российским политикам. В 2015 году было разорвано соглашение о сотрудничестве с США. В тот же год Киргизия вступила в Евразийский экономический союз, членами которого являются Россия, Армения, Белоруссия и Казахстан.

В 2016 году, в предпоследний год президентского срока, в поведении Атамбаева начали появляться признаки нервозности. Выступая на мероприятии в честь 25-летия независимости Кыргызстана 31 августа, он неожиданно произнес совсем не праздничную речь. Глава государства начал резко критиковать своих соратников по временному правительству 2010 года, включая Розу Отунбаеву. Та в этот момент стояла рядом. Оскорбившись, Отунбаева сошла с трибуны и ушла, не оборачиваясь.

В 2010 году в Киргизии была принята новая Конституция, не позволявшая одному человеку занимать пост президента более одного шестилетнего срока в течение жизни. Одновременно был введен мораторий на какие-либо изменения Конституции до 2020 года. И вот за год до окончания своего срока Атамбаев неожиданно инициировал некоторые технические поправки в Основной закон. Хотя в поправках не было ни слова о продлении президентских полномочий, политические оппоненты предсказуемо возмутились нарушением моратория.

Атамбаев обрушился с судебными исками на СМИ, в которых публиковались материалы, отражавшие точку зрения оппонентов. В ответ его обвинили в попытках установления цензуры. Под арест по коррупционным обвинениям был взят Омурбек Текебаев, который, как говорилось выше, обогнал Атамбаева в президентской гонке еще в 2000 году, а теперь резко выступил против исправления Конституции. В общем, ситуация в стране стремительно переставала быть томной.

На этом фоне была предпринята попытка осуществить операцию «Преемник», подобную той, которая ранее проводилась в России Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. СДПК выдвинула в качестве кандидата в президенты Сооронбая Жээнбекова, которого поддержал Атамбаев. Предполагалось, что сам Атамбаев после выборов вернется на пост главы СДПК (так же как Путин возглавил «Единую Россию»), а возможно, и станет премьер-министром. Правда, киргизская конституция не предусматривает возможности возвращения на президентский пост через один срок. Но, в конце концов, мораторий на изменение Конституции действует только до 2020 года, а за шесть лет могло произойти многое…

В феврале 2017 года российская газета «Коммерсант» опубликовала материал, в котором описывала странное поведение Атамбаева на встрече с Путиным. Обозреватель Андрей Колесников отметил, что президент Киргизии вместо поддержания вежливого дипломатического диалога все время говорил только о своих достижениях и об угрозе новой революции. При этом он панибратски намекал на свою дружескую близость с Путиным, более того — все время старался взять российского коллегу под руку, хотя тот от него отстранялся.

Провал операции

Осенью 2017 года, непосредственно перед выборами, у Атамбаева окончательно сдали нервы. Его возмутила встреча тогдашнего главы Казахстана Нурсултана Назарбаева с кандидатом в президенты Киргизии Омурбеком Бабановым — то есть с конкурентом Жээнбекова. В итоге Атамбаев наговорил вещей, никаким образом не вписывающихся в дипломатические рамки. В частности, касательно реплики Назарбаева о необходимости молодого президента Атамбаев отметил: «У нас самый старший кандидат на 20 лет моложе Назарбаева. А я — на 16 лет. И кому нужен молодой президент? Нам или Казахстану?»

Жээнбеков в итоге выиграл выборы. Но уже через несколько дней после вступления в должность он был вынужден встретиться в Минске с Назарбаевым. Это было необходимо для урегулирования проблем с пропускным режимом на границе, возникших после демарша Атамбаева. Но сам экс-президент счел этот шаг преемника предательским. Ситуативная обида из-за встречи Назарбаева с Бабановым была поставлена выше, чем неудобства для кыргызстанцев на границе, и даже выше, чем отношения с союзницей Казахстана — той самой Россией, которая, судя по прежней политике Атамбаева, была так для него важна.

Дальше — хуже. Атамбаев с каждым днем убеждался, что Жээнбеков отнюдь не желает быть его бледной тенью. Сначала слухи о конфликте прошлого и действующего президентов просачивались в СМИ из кулуаров, затем оппоненты начали открыто высказывать друг другу претензии. Все соратники Атамбаева были сняты с высоких постов, а некоторые из них оказались в СИЗО по коррупционным обвинениям (включая бывшего премьер-министра Сапара Исакова, который, по данным источников, наравне с Жээнбековым рассматривался в качестве возможного кандидата в преемники).

В СДПК произошел раскол — малоизвестный партиец Сагынбек Абдрахманов смог перерегистрировать партию в Минюсте с собой в качестве лидера. Но возглавляемая Абдрахмановым организация так и не смогла начать сколько-нибудь заметную деятельность, а фракция СДПК в парламенте вообще перестала ассоциировать с себя и с «СДПК Атамбаева», и с «СДПК Абдрахманова». Весной, когда начал решаться вопрос о снятии с Атамбаева юридической неприкосновенности, он оставил пост главы СДПК. Формально это могло считаться отказом от политической деятельности, что сделало бы невозможным лишение неприкосновенности. Но прием не сработал: в июне неприкосновенность была снята.

После этого политологи и общественность начали гадать — сбежит ли Атамбаев за границу или будет арестован? А может быть, он организует новую революцию? Наиболее вероятным казался первый вариант. Во-первых, именно эмиграцией окончилось президентство Акаева и Бакиева. Во-вторых, было очевидно, что действующей власти самой проще «проморгать» побег Атамбаева, чем впервые в истории водворить за решетку бывшего главу государства. Суд, в конце концов, можно провести и заочно (как это было с Бакиевым). Что же касается новой революции, то было непохоже, чтобы у Атамбаева после затянувшейся малопривлекательной грызни с Жээнбековым осталось достаточно сторонников. Да и опыт двух предыдущих переворотов показал кыргызстанцам, что веселого в революциях мало…

Из Кой-Таша в Москву и назад

После лишения неприкосновенности Атамбаев основал в своей резиденции в селе Кой-Таш нечто вроде политического клуба. Там устраивали встречи, лекции, обсуждения. При этом сторонники экс-президента не поленились заблаговременно разложить по стогам сена в резиденции булыжники. Когда журналисты поинтересовались, что это за ландшафтный дизайн, им ответили, что таким образом тут принято хранить стройматериалы.

Но шла неделя за неделей, а случая применить «стройматериалы» по назначению все не предоставлялось. Атамбаеву лишь начали вежливо присылать свидетельские повестки по делу о незаконном освобождении вора в законе Азиза Батукаева. Этот криминальный авторитет еще в 2013 году был выпущен из киргизской колонии на основании поддельного заключения о смертельной болезни и отбыл на малую родину в Чечню. Экстрадировать его обратно так и не удалось. Расследование этого дела неожиданно возобновили весной 2019 года, как раз когда решался вопрос о снятии неприкосновенности с Атамбаева.

Именно тогда, в июне, Атамбаев избрал линию защиты, которой придерживается до сих пор. На свидетельские повестки он не отреагировал. Экс-президент заявил, что не собирается никоим образом взаимодействовать со следствием, так как считает свое преследование политически мотивированным. Также он подчеркнул, что не покинет страну. В первое общественность поверила. Во второе — поначалу не очень.

Казалось, что ожидания общественности оправдались 24 июля, когда экс-президент через российскую военную базу Кант вылетел в Москву. Хотя сам Атамбаев обещал вернуться на следующий день, большинство наблюдателей склонялись к тому, что он разделит судьбу пресловутого Батукаева. Но все оказалось интереснее. Во-первых, в Москве Атамбаев встретился не с кем-нибудь, а лично с Путиным. Во-вторых, 25 июля он действительно вернулся в Кой-Таш.

Однако это возвращение нельзя назвать триумфальным. Путин в ходе встречи четко дал понять, что считает разумным сплачивание кыргызстанцев вокруг действующего президента, то есть Жээнбекова. Киргизским властям не было дано даже дипломатического намека касательно того, что уголовное преследование Атамбаева было бы нежелательным. Зато критики сделали вывод, что экс-президент фактически попытался втянуть в решение внутренних проблем главу иностранной державы. Это выглядело сомнительно не только политически, но и этически.

«Койташское сидение» продолжалось как ни в чем не бывало. Уже начинало казаться, что это может продлиться и год, и более… Но 7 августа на территорию резиденции ворвался спецназ. Противостояние силовиков и сторонников Атамбаева оказалось бурным, но коротким. 7 августа защитникам резиденции удалось отбить атаку спецназа Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ), но уже на следующий день Атамбаев был захвачен сотрудниками МВД. Все это породило ряд сложных разбирательств между ведомствами и внутри ведомств, но дело было сделано: экс-президент оказался в СИЗО. Незадолго до задержания его сторонники планировали устроить в Бишкеке митинг, который мог перерасти во что-то большее, однако в итоге все ограничилось косметическими повреждениями столичной инфраструктуры.

Погиб во время штурма, по официальным данным, всего один человек — спецназовец ГКНБ Усенбек Ниязбеков. Сторонники Атмабаева настаивали на том, что один из их соратников позднее скончался от ранений, полученных при штурме. Но в МВД заявили (и родственники погибшего подтвердили), что этот молодой человек умер от ранения, полученного во время охоты.

Хотя операция по задержанию Атамбаева считалась принудительным приводом свидетеля, сразу после заключения в СИЗО он стал фигурантом нескольких уголовных дел. Его обвинили и в освобождении Батукаева, и в ряде коррупционных преступлений, и в организации массовых беспорядков в Кой-Таше.

Ушел в себя, вернусь нескоро

Сменив статус со свидетеля на обвиняемого, Атамбаев продолжил придерживаться все той же линии защиты. Он дал знать через адвокатов, что считает свое преследование незаконным, «не желает играть в эти игры» и никак не будет взаимодействовать со следствием. Серьезность его позиции стала понятна 11 октября, когда дошло до суда первое из дел — об освобождении Батукаева. Атамбаев попросту отказался выходить из камеры и ехать в суд. Заседание пришлось перенести.

Адвокаты экс-президента пояснили, что в киргизском законодательстве существует пробел. Судебные приставы не могут применять силу к заключенным СИЗО, а конвоиры СИЗО не могут доставлять обвиняемых в суд. А значит, по закону Атамбаев может сидеть в камере, сколько пожелает. Впрочем, когда через несколько дней тем же «пробелом в законодательстве» попытался воспользоваться бывший премьер Сапар Исаков, его с легкостью доставили в зал суда. Тут-то и стало ясно, что дело не в законах. Просто власти, на словах настаивая на «равенстве всех перед судом», все же считают, что заламывание рук и прочие вольности в отношении бывшего главы государства — это уже слишком.

Предварительные слушания по делу Батукаева в итоге провели в отсутствие Атамбаева. Но рассматривать дело по существу без участия главного фигуранта (который к тому же сидит в изоляторе, а не находится в розыске) по закону уже нельзя. Поэтому СМИ стали регулярно сообщать о переносе начала процесса по разным причинам — болезнь судьи, болезнь другого подсудимого (бывшего директора Национального центра гематологии Абдухалима Раимжанова), болезнь самого Атамбаева…

Только один раз, 29 ноября, Атамбаева удалось доставить в суд. Адвокат позднее пояснил, что экс-президент проявил снисхождение к молодым конвоирам. Он понял, что их вот-вот заставят применить к нему силу, и они почувствуют себя неловко. В итоге Атамбаев приехал в зал заседаний, но не произнес там ни слова, не ответив даже на вопросы об анкетных данных.

9 декабря Атамбаеву (и 15 его соратникам, проходящим по делу о беспорядках в Кой-Таше) назначили психиатрическую экспертизу. На следующий день врачи приехали к нему прямо в камеру. Но, как нетрудно догадаться, экс-президент отказался с ними общаться.

19 декабря после срыва очередного судебного заседания судья перенес рассмотрение процесса в СИЗО ГКНБ, где содержится Атамбаев. Первое заседание в выездном режиме попытались провести 24 декабря. Но и тут ничего не получилось — вскоре после начала мероприятия экс-президент просто встал и вышел из кабинета. Адвокат позднее пояснил, что Атамбаеву не понравилась теснота. В кабинет площадью 15 квадратных метров набились около 20 участников процесса. По мнению адвоката, это противоречит и правовым, и санитарным нормам.

Сажать — не пересажать

В преддверии Нового года суды начали подводить к финалу дела соратников Атамбаева, попавших за решетку еще до его ареста. 6 декабря приговорили к 15 годам лишения свободы Сапара Исакова. Суд признал его виновным в коррупции при реконструкции ТЭЦ Бишкека. Разбирательства в отношении Исакова пока не завершены — он проходит обвиняемым также по делу о махинациях при реконструкции Исторического музея и ипподрома в Чолпон-Ате. 17 декабря Исаков отказался ехать в суд по этому делу, но уже как минимум во второй раз с легкостью был доставлен на заседание принудительно. Правда, его тут же удалили из зала за нарушение порядка.

23 декабря был вынесен приговор по коррупционному делу двум бывшим мэрам Бишкека: Албеку Ибраимову и Кубанычбеку Кулматову. Ибраимову, который в последнем слове открыто вспоминал свою дружбу с Атамбаевым, дали 15 лет лишения свободы. Кулматов, который ничего такого не говорил (хотя тоже считался соратником экс-президента), был приговорен к штрафу. Это было неожиданно — сторона обвинения требовала для него 15 лет лишения свободы (а для Ибраимова — 20 лет). Штрафами отделались и остальные 12 фигурантов дела.

Что касается расследования дел Атамбаева, то в последние пару недель следствие регулярно намекает на то, что его могут обвинить в убийстве спецназовца Ниязбекова. Уведомление о подозрении в этом преступлении уже вручено, а вот с обвинением все пока не до конца ясно.

Изначально Атамбаев сам заявлял, что из всех защитников резиденции огнестрельным оружием был вооружен только он. А значит, только он мог убить Ниязбекова, который погиб от огнестрельного ранения. Затем было объявлено, что спецназовца застрелили из его собственного оружия. Но это не согласовывалось с версией ГКНБ, согласно которой спецназ был вооружен только резиновыми пулями. В итоге обвинение в убийстве было предъявлено рядовому соратнику Атамбаева из Нарына. Теперь следователи, кажется, забыли об этом человеке и всерьез начали разрабатывать версию о причастности Атамбаева к убийству сотрудника правоохранительных органов при исполнении.

Возможно, экс-президенту таким образом намекают, что его молчанка может привести к серьезному ужесточению обвинений. Однако пока не похоже, чтобы Атамбаева это сильно волновало.

25 декабря Сооронбай Жээнбеков провел итоговую пресс-конференцию, в ходе которой ему, естественно, задали вопрос об Атамбаеве. Президент заявил, что это непростая тема для него, потому что они с Атамбаевым были соратниками во время обеих революций. По словам Жээнбекова, раньше они могли бы решить конфликт вдвоем, но теперь черта пересечена и судьбу Атамбаева остается вверить правоохранительным органам, судам и Всевышнему.

Надо сказать, что этот комментарий выглядит несколько сомнительно. Если Атамбаев действительно виновен в серьезных коррупционных преступлениях, то неужели Жээнбеков был готов закрыть на это глаза, если бы они не стали личными врагами? Или, наоборот, в преступлениях он не виновен, и уголовное преследование стало лишь следствием неверно избранного политического курса?

Так или иначе, вопрос о судьбе Атамбаева даже сейчас, когда он находится под арестом, по-прежнему остается открытым. Смогут ли его в итоге осудить? Где и как он будет отбывать срок? Не попытаются ли власти решить эту проблему как-то необычно, например, путем закрытия дел и высылки в «почетную эмиграцию»? Предсказать тут, как и всегда в киргизской политике, ничего невозможно. Остается только наблюдать, что принесет стране новый 2020 год.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://fergana.agency/articles/113747/

27.12.2019 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
12 617

сомов средняя номинальная зарплата в Кыргызстане

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31