90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан – Киргизия: яблоко раздора – китайские товары

03.03.2020 13:30

Экономика

Казахстан – Киргизия: яблоко раздора – китайские товары

Между Казахстаном и Киргизией вновь вспыхнул конфликт из-за транзита китайских товаров, который служит раздражающим фактором в их отношениях уже много лет. Однако на этот раз стороны решили привлечь к разрешению своих торговых противоречий Всемирную торговую организацию.

По утверждению киргизской стороны, конфликт, вызванный осложнениями и задержками при пропуске автомобильных фур с товарами через казахстанскую границу, тянется как минимум с марта 2019 г. Но в активную фазу, связанную с взаимной подачей жалоб в ВТО, он перешел лишь в начале 2020 г.

Так, в середине февраля Министерство экономики Кыргызстана сообщило, что заместитель министра экономики Эльдар Алишеров и руководитель представительства министерства по вопросам ВТО Нурбек Максутов приняли участие в заседании Комитета по упрощению процедур торговли ВТО в Женеве, где они проинформировали собравшихся «о несоблюдении международных правил торговли Республикой Казахстан, выраженных в форме ужесточенных мер по пропуску грузового транспорта, досмотру грузов и сложностями при прохождении транзитных товаров…».

По данным Минэкономики Киргизии, действия казахстанской стороны привели к появлению на границе «пробок» из грузовых автомобилей длиной до 10 км, а количество грузовых автомашин, простаивающих на границе и в специализированных зонах, достигает 250 единиц. В итоге действия Казахстана наносят вред как внешней торговле Киргизии в целом, так и всем без исключения грузоперевозчикам.

Для того, чтобы урегулировать ситуацию, киргизские власти в течение всего 2019 г. направляли Казахстану официальные письменные обращения и проводили с ним двухсторонние консультации на площадке ВТО. Однако никакого результата эти действия не дали. Вследствие этого Киргизия, будучи, по словам Э. Алишерова, страной с относительно малой экономикой без выхода к морю, решила перенести решение спора в ВТО.

Казахстанская сторона в ответ обвинила Киргизию в плохом таможенном администрировании, которое приводит к большим потерям бюджета Казахстана и других государств ЕАЭС от неуплаты НДС и таможенных пошлин. Более того, меры, принимаемые в отношении киргизских грузоперевозчиков, по утверждению казахстанских властей, полностью соответствуют ключевому документу ВТО – Генеральному соглашению по тарифам и торговле, включая статью 1 «Режим наиболее благоприятствуемой нации», статью 3 «Национальный режим» и статью 5 «Свобода транзита».

Сам вопрос о торговых ограничениях, как подчеркивают в Нур-Султане, постоянно обсуждается с 2016 г. Но поскольку обе страны являются участниками Евразийского экономического союза, то подобные споры с точки зрения Казахстана следует решать либо в рамках ЕАЭС, либо же в двухстороннем порядке.

Обвинения в адрес Киргизии в недостаточном таможенном администрировании, как и призывы Нур-Султана решать подобные вопросы на площадке ЕАЭС, отнюдь не случайны. Вопрос о нелегальном транзите китайских товаров через Киргизию в государства Союза обсуждался уже неоднократно в самых разных форматах, однако никакого решения по нему до сих пор не найдено. Более того, складывается стойкое ощущение, что в его поиске Бишкек не очень-то и заинтересован.

По информации Минторга Казахстана, киргизские перевозчики оформляют следующие через территорию республики грузы как предназначенные для России, а на деле оставляют их в Казахстане. По результатам выборочных проверок внутри РК из 2,1 тыс. грузовых автомашин с потребительскими товарами было проверено 194, и в 191 случае (98%) были выявлены факты лжетранзита при перемещении товаров из Киргизии в Россию. То есть товар, предназначавшийся по документам для России, на деле оставался в Казахстане.

Итоги проведенного казахстанской стороной «выборочного обследования» действительно выглядят крайне тревожно. Получается, что почти все проверенные грузы вместо России следуют в Казахстан, где с них должен взиматься НДС. Но поскольку товары фактически поступают нелегально, то налогов поставщикам удается избегать. Как сообщает Комитет государственных доходов Казахстана, по итогам проверок, проведенных в прошлом году, было выявлено более 1,8 тыс. фактов ввоза товаров в адрес фиктивных казахстанских резидентов, по которым НДС остался неуплаченным.

Доставка товаров этим несуществующим фирмам осуществлялась при помощи более 1,5 тыс. автомашин, которые по документам должны были следовать в Россию, а на деле не покидали территории Казахстана. Общая сумма ущерба от неуплаты НДС за нелегально поставленные из Киргизии в 2019 г. товары оценивается в 1,9 млрд. тенге.

Проблему нелегальных поставок не удалось решить и при помощи установки навигационных пломб, которые позволяют дистанционно отслеживать движение грузового транспорта. В настоящее время их использование является одним из наиболее перспективных способов контроля за движением товаров. Эксперимент по использованию навигационных пломб Россия и Казахстан провели еще осенью 2018 г. Однако Киргизия внедрять их у себя не спешит, в связи с чем Казахстан с октября 2019 г. начал устанавливать такие пломбы в одностороннем порядке.

Но результаты пилотного проекта пока также оказались неутешительными. По данным казахстанского Минторга, было выявлено 10 фактов отклонения от заявленного маршрута, 26 фактов отказа автоперевозчиков от применения данных пломб и 12 фактов срыва пломб. По мнению Нур-Султана, это говорит о нежелании Киргизии выполнять договоренности.

Стремление Бишкека решать вопрос о пропуске товаров на границе с Казахстаном на площадке ВТО, а не ЕАЭС имеет свои причины. Дело в том, что в Евразийском союзе к Киргизии не раз предъявлялись обоснованные претензии, связанные с нелегальным транзитом китайских потребительских товаров. По некоторым оценкам, доля контрабанды в поставках товаров из Китая в Киргизию достигает 65-70%, что эквивалентно 3,5-4 млрд долл. в год.

По подсчетам казахстанских аналитиков разница между стоимостью поставленных в республику китайских товаров, зарегистрированных таможнями КНР, с одной стороны, и самой Киргизией – с другой, за 20 лет составила 50 млрд долл. За счет «серого импорта» живет контролирующая его киргизская элита, которая в ликвидации источников своих доходов вовсе не заинтересована. Поэтому никаких изменений в сфере контроля над торговыми потоками между КНР и ЕАЭС со стороны Киргизии и не происходит.

По тем же причинам вопрос о таможенном контроле на границе с Казахстаном Бишкеку гораздо проще решать в ВТО, чем в ЕАЭС, где к нему вновь могут быть выдвинуты претензии по поводу китайской контрабанды. Нежелание киргизских властей решать проблему «серого импорта» уже привело к выдвижению Казахстаном идеи об установлении совместного контроля над движением товаров через границу с КНР.

В декабре 2018 г. такую мысль высказал председатель попечительского совета общественного фонда Transparency Kazakhstan Марат Шибутов, предложивший странам ЕАЭС организовать совместный таможенный контроль на киргизском пропускном посту Ишкертам. Однако у Киргизии это предложение большого энтузиазма не вызвало.

Справедливости ради стоит отметить, что проблема китайской контрабанды существует отнюдь не только в Киргизии. В самом Казахстане объем «серого» импорта за 2017 г. оценивался в 6 млрд долл., вдвое превышая соответствующие показатели по Киргизии, а 2018 г. – в 4 млрд. Правда, казахстанские власти после публикации этих данных предприняли ряд мер, направленных на изменение ситуации к лучшему.

Киргизия же ограничилась несколькими показательными арестами и отставками чиновников, после чего ситуация на таможне быстро вернулась в прежнее русло. Поэтому упреки казахстанской стороны в том, что никаких мер по изменению существующего положения Киргизия принимать не хочет, имеют под собой веские основания. И если ничего не предпринимать, то ситуация со временем станет еще более запущенной.

На функционировании ЕАЭС вся эта история отражается не самым лучшим образом. Объединение, не способное контролировать свои таможенные границы, на статус влиятельного экономического союза претендовать не может. Единственный выход заключается в создании эффективной системы дистанционного контроля за движением товаров, которая позволит снять взаимные претензии и проблемы. И чем быстрее она будет создана, тем меньше потерь понесут бюджеты стран ЕАЭС.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

03.03.2020 13:30

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
1945

Дни рождения:

27 000

человек ежегодно умирает в Казахстане от онкологии

Нужно ли запрещать досрочный выход на пенсию в Кыргызстане?

«

Май 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31