90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Мы самые крепкие. Через наш Шелковый путь все эпидемии проходили, у нас самый лучший иммунитет

Мы самые крепкие. Через наш Шелковый путь все эпидемии проходили, у нас самый лучший иммунитет

Российские СМИ в марте освещали ситуацию на постсоветском пространстве «во времена глобального карантина», рассказывали про ад мигрантов из Центральной Азии, застрявших в российских аэропортах, евразийские споры между Казахстаном и Кыргызстаном, а также о «монгольском треугольнике», защищающем регион от коронавируса. 

Регион

Дмитрий Плотников из Lenta.ru про ситуацию на постсоветском пространстве «во времена глобального карантина» (Государство скрывает истинные масштабы, 27.03.2020). В Казахстане, как пишет журналист, «карантинные меры ввели очень быстро». Введено чрезвычайное положение с ограничением права граждан на свободу передвижения и санкций вплоть до уголовной ответственности. Большая часть заболевших в Алма-Аты и Нур-Султане, эти города закрыты на карантин, запрещен въезд и выезд. В других постсоветских государствах ситуация аналогична: «карантинные меры, отмена публичных мероприятий, закрытие границ.

Впрочем, неясно, все ли соседи России смогут придерживаться жестких и непопулярных мер столько, сколько необходимо». Другие страны Центральной Азии также ощущают последствия пандемии, хотя в Узбекистане и Кыргызстане заболевших мало, в Туркменистане и Таджикистане – пока не выявлены. Региону следует ожидать экономических последствий: «Граница с Китаем, важным торговым партнером, давно закрыта. А из-за карантинных мер в России могут потерять работу трудовые мигранты из среднеазиатских стран, переводы от которых очень важны для экономики и обеспечивают благосостояние их семей, оставшихся на родине.

Местные правительства, однако, пока проявляют чудеса спокойствия и выдержки. Никто не паникует, все уверены, что с болезнью быстро справятся, а серьезных последствий не будет». Чтобы карантинные меры были эффективны, указывает автор, их придется соблюдать достаточно долго, но “постсоветские страны в этом плане не так устойчивы, как Евросоюз, а их граждане еще не так напуганы распространением вируса. Значит, болезнь продолжит распространяться и наносить еще больший урон их экономикам и государственным бюджетам. В таких условиях недолго до социального взрыва, который может оказаться куда опаснее пандемии”.

Елена Костюченко, Влад Докшин из «Новой Газеты» пишут про ад мигрантов из Центральной Азии, застрявших в московском аэропорту «Жуковский» (Неулетевшие, или киргизский «Титатик», 23.03.2020). Из-за отмены большинства рейсов в связи с эпидемией многие пассажиры не могли улететь. По решению правительств Кыргызстана и Таджикистана было прекращено авиасообщение с 20 марта ради «предупреждения завоза и недопущения дальнейшего распространения коронавируса». Отменены рейсы в Ош, в Худжанд и в Душанбе от компании «Уральские авиалинии».

В Жуковском на момент публикации материала скопилось 400 человек, все граждане Кыргызстана и Таджикистана. Людям не предоставили никаких условий для размещения. Материал рассказывает истории тех, кто оказался в этой трагической ситуации: молодую маму Аяну и ее новорожденного сына Назара, мигрантку Айжан, мигрантку Апал с закончившейся регистрацией. Многие уже прошли пограничный контроль и не могут вернуться назад, поскольку теперь их миграционные карты недействительны, у многих истекли разрешения на проживание, а другим просто некуда возвращаться.

“Известия” продолжают тему мигрантов в аэропортах (Игра на вылет: что происходит с иностранцами, оставшимися в российских аэропортах, 31.03.2020). В аэропорту Толмачево в Новосибирске объявили голодовку 200 жителей Кыргызстана, которые не могли улететь на родину из-за закрытия границ. Одна из женщин комментирует: « Мы вынуждены были объявить голодовку, потому что наше правительство не собирается нас вывозить домой».

Пресс-секретарь посольства Кыргызской Республики в РФ Гулбарчын Байымбетова заверяет, что дипломаты занимаются решением проблемы: «Изначально 27-го был отменен рейс на 200 человек. С тех пор идут переговоры, беседуют наши сотрудники генерального консульства. По информации генконсульства, из тех людей осталось на данный момент 60–70. Их обеспечили питанием. Также они обеспечены всеми медицинскими препаратами, средствами, масками, санитайзерами, перчатками. Им всем было предложено бесплатное жилье со стороны диаспоры и генконсульства, но не все захотели».

У кыргызстанцев в аэропорту иная версия: «Мы пытались связаться с работниками генконсульства с 20 марта, но на связь они вышли только через два дня. Когда я стала объяснять ситуацию одной сотруднице, она ответила, что это наши проблемы, и положила трубку. После этого на звонки никто не отвечал. Я связалась с МИД Кыргызстана, и мне посоветовали вылететь в Москву, где есть регулярные рейсы. Но для меня это нереально».

Недавно граждане Узбекистана также не могли вылететь из новосибирского аэропорта. После освещения проблемы в СМИ, узбекские власти организовали чартер для своих граждан. Узбекские власти помогли с вылетом 600 гражданам Узбекистана, как сообщает Батыржон Шермухаммад, юрист, основатель портала помощи мигрантам «Мигрант». Оставшиеся граждане Узбекистана находятся в хостеле, который оплатило посольство страны.

Проблема с вылетом мигрантов была также в аэропортах Шереметьево, Жуковский, до сих пор непонятна ситуация во Внуково. В транзитной зоне аэропорта остались трое граждан Туркмении и Кыргызстана. Помочь им пытаются представители общественных организаций, особенно тяжело студентке Мадине Ашировой из Туркменистана, поскольку посольство Туркменистана не отвечает на запросы.

Виктория Панфилова в « Независимой газете» выясняет подробности казахстано-кыргызских разногласий (Казахстан и Киргизия ссорятся в рамках экономических альянсов, 01.03.2020). Суть конфликта в следующем: Бишкек недоволен ужесточением правил проверки кыргызских товаров на казахстано-кыргызской границе, Нур-Султан подал жалобу в Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК) ЕАЭС и секретариат Всемирной торговой организации (ВТО) касательно применения кыргызской стороной минимального уровня контрольных цен в отношении казахстанских товаров.

Применение минимального уровня контрольных цен сопровождается дополнительными платежами в отношении казахстанских товаров, что в свою очередь снижает ценовую конкурентоспособность казахстанских товаров на кыргызских рынках. Валерий Сурганов, главный редактор портала «Ведомости Казахстана», так комментирует непростые экономические отношения между двумя государствами: «Вступление Киргизии в ЕАЭС при условиях неготовности ветеринарной и фитосанитарной инфраструктуры к требованиям интеграционного объединения нанесло чувствительный удар по кыргызским производителям сельхозтоваров – их потеснили на рынке казахстанские и российские конкуренты. К тому же привычной практикой стало введение Казахстаном карантинных мер на ввоз кыргызской продукции».

В обоих случаях речь идет о сельхозпродукции и, поскольку «сельхозпроизводство тесно связано с созданием рабочих мест на селе и социальным самочувствием в регионах, это объясняет, почему именно в сфере взаимной торговли сельхозтоварами реализуется курс на торговый протекционизм и национальный эгоизм». Подобные конфликты ставят под вопрос эффективность ЕЭК и договор о ЕАЭС, но Сурганов уверен: «наличие подобных коллизий не должно обесценивать ЕЭК и ЕАЭС, поскольку они (эти коллизии) неизбежны. Так же как излишне требовать роста авторитета и влияния ЕЭК, большой жесткости и императивности в ее действиях, поскольку это рассматривалось бы как ущемление национального экономического суверенитета и привело бы к политизации фактора ЕАЭС».

Эксперт из Кыргызстана Марс Сариев считает, что конфликт имеет политическую подоплеку. Во-первых, две страны уже давно ведут «торговую войну», чему причиной контрабанда товаров и конкуренция производителей. Кроме того, «за экономическими проблемами скрываются неурегулированные политические вопросы в самом Казахстане. В частности, это последний инцидент в Масанчи – конфликт между дунганами и казахами. Киргизия без согласования с Казахстаном пропустила на свою территорию около 8–9 тыс. дунган, которые спасались от погромов. Это и волна негодования, поднявшаяся из-за гибели в тюрьме казахстанского активиста. Это и двоевластие в Казахстане – часть политической элиты требует полного возвращения к власти Нурсултана Назарбаева. В Казахстане, похоже, может начаться процесс дестабилизации, поэтому внимание населения пытаются переключить на другие проблемы».

Таджикистан

Выводить людей на улицы опасно, поскольку этим могут воспользоваться деструктивные силы

 «Независимая газета» рассказывает про итоги парламентских выборов в Таджикистане. (Рустаму Эмомали открыли дорогу в сенат, 03.03.2020). Большинство голосов было отдано за Народно-демократическую партию Таджикистана (НДПТ), чей лидер президент Эмомали Рахмон. В парламент прошли также Партия экономических реформ, Аграрная партия, Социалистическая и Демократическая партии Таджикистана. Социал-демократическая партия Таджикистана (СДПТ) и коммунисты не прошли в парламент. Прошедшие одновременно выборы в органы местного самоуправления открыли мэру Душанбе Рустаму Эмомали «дорогу в сенат».

Рахматилло Зойиров, лидер СДПТ не признал итоги выборов, которые он считает «неправовыми» и «политически сфабрикованными». Как считает Шокирджон Хакимов, доктор юридических наук, итоги выборов определяла правящая элита. И поясняет: «согласно статистике, которую мы получили из Горно-Бадахшанской автономной области, районов Кулябской зоны Хатлонской области, а также из Турсунзаде, Шахринау, Гиссар и Рудаки, СДПТ находилась на втором месте, набрав почти 30% голосов. Мы должны были получить два-три депутатских мандата.

Официальные данные о том, что за СДПТ отдали голоса всего 13 тыс. избирателей, не имеют никакой основы. Это даже меньше, чем у членов партии. Но протестовать мы не будем. В рамках закона это бесполезно, а выводить людей на улицы опасно, поскольку этим могут воспользоваться деструктивные силы». По мнению экспертов, важность имеют президентские выборы осенью. Нынешний президент готовит транзит власти, с целью передать бразды правления своему сыну Рустаму Эмомали.

Последний уже баллотировался в депутаты маджилиса. Как считает заместитель председателя Национального альянса Таджикистана (НАТ) Алим Шерзамонов, Эмомали назначит сына председателем верхней палаты парламента вместо Махмадсаида Убайдуллоева. Избрание сына Рахмона в верхнюю палату и спикером уже считается делом решенным. Шерзамонов заключает: «Дальше уже дело техники. Эмомали Рахмон может пойти на следующий президентский срок, чтобы расчистить поле от старых «ястребов», после чего досрочно сложит полномочия, уступив место главы государства Рустаму Эмомали. При этом у него останется не только возможность контролировать его деятельность, но и пользоваться правом ветирования в важнейших государственных вопросах».

Казахстан

Игорь Кармазин в «Известиях» пишет про распространение коронавируса в республике и предпринятые меры (Корона давит: опасный вирус распространяется по Казахстану, 21.03.2020). В Казахстане первые случаи выявлены 20 марта: в Нур-Султане, в Алма-Ате и в Караганде. Приняты соответствующие меры в аэропортах, режим карантина введен в Нур-Султане и Алма-Ате. «Закрылись все торговые центры и рынки, за исключением находящихся в них аптек и продуктовых магазинов. Ограничено перемещение людей, въезд и выезд транспорта за пределы городов. Власти поделили города на сектора, для которых установили ежесуточные нормы потребления продуктов, медикаментов и предметов первой необходимости. По периметру каждой карантинной зоны установили пункты въезда и выезда».

Нур-Султан и Алма-Аты окружены блокпостами.  Улицы обоих городов моют дважды в день, приняты «небывалые дезинфекционные меры». Власти Казахстана заверяют о наличии месячного запаса продовольствия на складах города, но тем не менее регламентировали продажу продовольствия: «запретили продавать в одни руки более пяти литров масла и более пяти килограммов сыпучих товаров — сахара, муки, круп».

Российские эксперты комментируют события. По мнению политолога Аждара Куртова, республике следует пересмотреть отношения с Китаем – очагом распространения вируса: «Китайский бизнес широко представлен в стране. Граждане КНР занимаются строительством, сельским хозяйством, работают в сфере услуг. Через Казахстан китайские товары идут в Европу.

В стране уже происходили антикитайские выступления. Сейчас, видимо, действительно настало время ревизии двусторонних отношений». Заведующий отделом Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин не считает, что ситуация катастрофична: «Важнее экономические последствия. За первую половину марта нефть подешевела в два раза. Национальная валюта обесценилась на 15%. Каждый день бюджет несет убытки, цены растут. Жителей страны это волнует гораздо больше».

Журналист Багдат Асылбек и «Новая Газета» продолжают тему борьбы с коронавирусом (Границы дозволенного, 23.03.2020). Асылбек приходит к выводу, что казахстанцев больше волнуют финансовые проблемы. Как замечает жительница Алматы, «пандемии в мире и раньше были, но тогда просто не так развиты были СМИ и соцсети. Страх у меня только финансовый. Я работаю администратором в ресторане, его закрыли временно из-за карантина, и нас попросили написать заявления на отпуск без содержания. Где вот найти деньги?».

Материал сообщает, что «президент Токаев 23 марта поручил Комитету национальной безопасности, прокуратуре и Министерству информации следить за «общественными настроениями в социальных сетях». Официально, чтобы в том числе бороться с возможными фейками о коронавирусе, но в Казахстане, как и в России, расстояние от карантина до цензуры короче, чем можно себе представить».

Вместо харизматика Назарбаева страну возглавил бюрократ Токаев

Материал Игоря Кармазина в «Известиях» посвящен годовщине правления Касыма-Жомарта Токаева (Страна на двоих: что в Казахстане изменилось при президенте Токаеве, 19.03.2020). 19 марта прошлого года Нурсултан Назарбаев объявил об отставке, назначив своим преемником Токаева. Однако Елбасы сохранил значительные полномочия: он возглавляет Совет безопасности и Ассамблею народов Казахстана, является председателем правящей партии «Нур Отан» и членом Конституционного совета Казахстана. Новый президент лишен самостоятельности и «принимает решения по согласованию с командой старого президента», указывается в материале, но Токаев намерен изменить страну в следующих направлениях.

Первое – политическая либерализация; выдвинута «концепция «слышащего государства», которое взаимодействует с разными группами населения». Для реализации этой концепции создан Национальный совет общественного доверия (НСОД). Президент лично высказался в поддержку митингов при предварительном уведомлении органов власти.

Второе направление – переосмысление экономической модели. Большая часть казахстанского ВВП приходится на сырьевые отрасли: нефть, газ и полезные ископаемые. Поскольку ресурсная база истощается, решено искать новые месторождения и развивать несырьевые отрасли, помогать малому и среднему бизнесу. С 2019 власти ввели налоговые каникулы для малого бизнеса на три года, а работодателей до 2023 года освободили от оплаты пенсионных взносов.

Третье направление – внешнеполитическое. Традиционное союзничество с Москвой дополнено взаимодействием со странами Центральной Азии, особенно с Узбекистаном. Эксперты позитивно расценивают казахстанскую модель. Директор международных проектов Института национальной стратегии Юрий Солозобов комментирует: «Мир не рухнул, работающую систему удалось сохранить. Изменилась сама модель управления Казахстаном. Вместо харизматика Назарбаева страну возглавил бюрократ Токаев. Страну с ручного управления перевели на автоматический режим. Удалось добиться и баланса между старым и новым лидером. Назарбаева в нынешней конфигурации я бы назвал республиканским монархом».

Казахстанский политолог Рустам Бурнашев считает, что транзит власти пока не завершен: « Обновиться предстоит партии власти «Нур Отан». Выборы в парламент намечены на февраль 2021 года, но я не исключаю, что они пройдут раньше. В партии говорят, что в парламенте нового созыва треть составят новые лица. Если всё пройдет удачно, то можно будет говорить, что Казахстан идет по цивилизованному, европейскому пути развития. Для постсоветских стран такая смена первых лиц — беспрецедентный пример».

Туркменистан

Про азербайджанско-туркменское сотрудничество от Виктории Панфиловой в «Независимой газете» (Бердымухамедов пробивает коридор в Европу, 12.03.2020) Перспективы сотрудничества страны видят в транспортно-транзитной сфере по маршруту Каспийское море – Черное море и с использованием портовой инфраструктуры. Об этом уже договорились президенты Гурбангулы Бердымухамедов и Ильхам Алиев, как и о создании «многовариантной системы поставок энергоносителей на европейские рынки». Среди других областей сотрудничества: энергетика, транспорт и коммуникации, агропромышленный комплекс, химическая и текстильная промышленность, строительство, технологии, сфера услуг и другие.

В свете подписанной в прошлом году декларации о развитии международного транспортного коридора Каспийское море – Черное море, туркменский эксперт Сердар Айтаков сообщает: «Выгодное географическое расположение Туркменистана, граничащего с Ираном и Афганистаном, может вывести его в категорию привилегированных партнеров. Тем более что цель этого коридора – транзит грузов через Туркменистан в Афганистан – входит в интересы НАТО и может стать козырем в отношениях с Европой».

Другой проект, реализуемый в ущерб газопроводу – транспортный коридор «Лазуритовый коридор» при участии Афганистана–Туркменистана и Азербайджана–Грузии–Турции. Эксперты предполагают что коридор позволит доставлять американские грузы, после того как силы США покинут Афганистан. Айтаков не исключает, что грузы будут оформляться как коммерческие и гуманитарные, чтобы не «привлекать внимание России и Ирана».

Вопрос поставок газа в Европу при посредстве Баку также обсуждался. Материал отмечает, что «Еврокомиссия включила транскаспийский газопровод в список приоритетных проектов». Однако данный проект обсуждается с 1990-х годов и особо не продвинулся. Главный вопрос заключается в том, что «туркменская сторона до сих пор не вела предметных переговоров с европейскими покупателями на предмет поставок своего газа на рынки конкретных стран. Были общие заявления по итогам визита президента Гурбангулы Бердымухамедова в Германию и ряд других европейских стран. Но пока о конкретных договоренностях информации нет».

Материал обращает внимание, что «в последние годы в прикаспийских государствах не наблюдается резкого роста добычи углеводородного сырья». Ожидать газового изобилия от Ашхабада не стоит, учитывая ситуацию с действующими экспортными трубопроводами: «По газопроводу Туркменистан–Китай экспортировалось 36 млрд куб. м газа, а мощность трубы – 55 млрд куб. м. Трубопроводы в иранском направлении простаивают, хотя были рассчитаны на 20 млрд куб. м газа. Началось строительство трубопровода TAPI, который тоже потребует дополнительных объемов газа. Что остается для транскаспийского проекта – не совсем ясно».

Узбекистан

Станислав Притчин на портале РСМД анализирует позиции Узбекистана на мировой и региональной арене (Узбекистан: от изоляции к региональному лидерству, 06.03.2020). Узбекистан, указывает он, «занимая ключевое геостратегическое положение в центре Евразии, во многом определяет характер межрегиональных отношений в Центральной Азии». В 2016 году после кончины первого президента Ислама Каримова власть перешла Шавкату Мирзиёеву и «республика стремительно перестроилась с закрытой и даже изоляционной внешнеполитической модели на проактивную». С приходом к власти Мирзиёев перешел к проведению реформ во внутренней и внешней политике страны.

Приоритетные направления развития зафиксированы в «Стратегии действий по пяти направлениям дальнейшего развития Узбекистана на 2017–2021 гг.». Мирзиёев налаживает связи с внешнеполитическими партнерами и совершает визиты: в Туркменистан, Казахстан, Россию, Китай и США. В результате внешнеторговый оборот вырос до 42,2 млрд долл. в 2019 году. На первом месте по товарообороту – Китай (7,6 млрд долл. или 18,1%), а в целом количество внешнеторговых партнеров Узбекистана за 2019 г. увеличилось до 178.

Торговля с Россий составляет 6,6 млрд долл. или 15,7%, что дает эксперту основания полагать, что «экономические связи между Ташкентом и Москвой растут быстрее, чем внешняя торговля Узбекистана в целом. Дальнейшему росту экономических связей двух стран в среднесрочной перспективе будут способствовать крупные проекты — например, строительство первой АЭС в Центральной Азии».

Материал анализирует региональное сотрудничество и его институционализацию. Узбекистан, как пишет автор, стал “полноценным региональным лидером”, при этом сохраняя гибкий подход и предлагая своим соседям самим обсуждать и решать вопросы взаимодействия, чтобы избежать обвинений в возросших амбициях страны. В последнем разделе статьи сравниваются перспективы вступления Узбекистана в ВТО и ЕАЭС, с большей вероятностью наступления второго. В заключение отмечаются ключевые характеристики внешней политики Узбекистана: многовекторность, прагматизм и низкая конфликтность.

Мансур Мировалев в «Новой газете» рассказывает про то, как для борьбы с пандемией узбекистанцы вооружились местной травой – исрыком или гармалой (Монгольский треугольник. Как узбеки выкуривают коронавирус, 30.03. 2020). Исрык продают на базарах и в аптеках. Инструкция к аптечному препарату гласит, что это растение служит как «профилактика воздушно-капельной инфекции, гриппа, простудных заболеваний, а также против домашних насекомых», его рекомендуется «положить на жароустойчивую подставку и поджечь».

Несмотря на заявление Минздрава Узбекистана об отсутствии доказательств эффективности исрыка, им окуривают повсеместно и по любому поводу. В начале марта заместитель гендиректора по науке Международного института вакцин при ООН Михаил Фаворов даже высказал предположение о целительной силе травы: «Есть ряд стран, входящих в так называемый «монгольский треугольник», которые сейчас не охвачены коронавирусом. Мы долго думали о причинах: может, сухой воздух и особый климат или исрык-трава, которую в странах Центральной Азии издревле использовали для защиты и обеззараживания».

Но уже к 30 марту в стране обнаружено 145 инфицированных COVID-19, согласно Министерству здравоохранения страны. Узбекистан закрыл авиасообщение, штраф за нахождение на улице без маски –около 100 долларов, маски обеспечиваются бесперебойно, исчезли транспортные пробки, громкоговорители информируют на узбекском и русском языках о необходимости оставаться дома, запрещены пятничные молитвы в мечетях, строятся новые больницы для больных коронавирусом.

С недавнего времени узбекистанцам предписано «не выходить из дома «без крайней необходимости» вроде покупки еды или лекарств». Президент Шавкат Мирзиёев высказался за наказание в виде 10 лет тюрьмы «лицам, поставившим под угрозу здоровье и жизнь окружающих в условиях карантина» и призывает граждан сплотиться. Хотя узбекские власти не призывают к использованию исрыка, в соседнем Туркменистане президент Гурбангулы Бердымухаммедов рекомендует окуривание исрыком: «Наши мудрые предки твердо следовали традиции: окуривание дымом гармалы во время важных событий, будь то переезд в новый дом, женитьба, а также в определенные времена года, когда возникали инфекционные заболевания».

Тем временем спрос на траву подскочил, исрык стал продуктом первой необходимости в Узбекистане. «В Самаркандской области местный меценат раздал малоимущим 50 тонн муки — и 15 000 упаковок исрыка, а в предгорном городке Ангрен Ташкентской области в канун Новруза, персидского Нового года, у входа на базар вручали исрык и пакеты с едой».

Некоторые узбекистанцы выдвигают альтернативные версии касательно пандемии, рассказывает материал. Набожный Бахтияр считает, что вирус обойдет стороной мусульман; бывший учитель истории Шухрат Алимов уверен: «Мы самые крепкие. Через наш Шелковый путь все эпидемии проходили, у нас самый лучший иммунитет». Научный сотрудник Института вирусологии, профессор Хайрулло Мустафоев полагает: «Коронавирус у нас не задержится. Он пройдет. Если мы потерпим 10 дней, то после того, как температура воздуха достигнет 25–30 градусов, у вируса не будет никаких шансов».

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/19436

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

 Алтынбек Турдубаевич Сулайманов

Сулайманов Алтынбек Турдубаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$4 млрд 364,8 млн

госдолг Кыргызстана

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31