90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Узбекистан. Пандемия и экономическая кома: Режим выживания

11.04.2020 12:00

Экономика

Узбекистан. Пандемия и экономическая кома: Режим выживания

Экономист Ботир Кобилов — о карантинных мерах, экономике и поддержке населения в период экономической комы, вызванной пандемией коронавирусной инфекции.

От неизбежных ограничений, связанных с пандемией коронавируса, пострадают очень многие, а не только малообеспеченные семьи. Целые отрасли находятся в замороженном состоянии. Чтобы люди смогли выжить, чтобы сохранить рабочие места, государство должно как можно скорее поддержать их финансово. Поддержав людей, государство поможет экономике, пишет экономист Ботир Кобилов.

Основные посылы этой статьи:

  1. Прямо сейчас мы переживаем период, когда лучшее, что можно сделать, — соблюдать строгие карантинные меры и самоизоляцию, даже если это означает временно остановить экономику, потому что на данный момент только так можно остановить распространение коронавирусной инфекции. Прежде всего, мы должны сосредоточиться на победе в войне против вируса. На данном этапе это не только спасает жизни, но и является лучшим способом помочь экономике.
  2. Отказ от строгого карантина в то время, когда вероятность заражения инфекцией все еще высока, приведет к большему общему экономическому ущербу, чем при соблюдении карантинных мер для устранения риска распространения.
  3. Государство должно помочь всем гражданам во время карантина существенной компенсацией потерянной заработной платы, а также едой, жильем и информацией. Это подразумевает сохранение всех зарплат в государственном секторе и выплату компенсаций работникам в частном секторе и теневой экономике за потерянный доход. Чрезвычайно важно, чтобы люди сохранили свои рабочие места. Скорость действий является ключевой.

Спасать человеческую жизнь — значит помогать экономике

Наблюдая за тем, как некоторые страны отреагировали на пандемию коронавируса, надо подчеркнуть: власти Узбекистана быстро и эффективно смогли дать первый ответ, установить приоритеты и ввести карантинный режим — особенно после выявления первого случая коронавируса. В это же время другие, в том числе развитые, страны ждали два месяца, чтобы признать проблему, и до сих пор не могут сделать ношение масок в общественных местах обязательным.

Большинство из нас видели этот график выравнивания «кривой инфекции», которая оправдывает строгий режим карантина и практики физического дистанцирования и самоизоляции. В то же время экономика также сталкивается с проблемой «сглаживания кривой». Здесь основная цель также в том, чтобы сгладить ее и ограничить экономический ущерб.

Рис. 1. Выравнивание кривой пандемии. Красным цветом на графике отмечено число случаев заболевания в отсутствие мер здравоохранения, синим — при принятии мер, пунктиром — вместимость системы здравоохранения.

Рис. 2. Выравнивание рецессионной кривой. Синим цветом указана кривая и область «серьёзности рецессии» при принятии макроэкономических мер, красным — без принятия макроэкономических мер. 

Что делать в текущей ситуации

1. Государство должно обеспечить, чтобы все работники сохраняли свою работу, продолжали получать зарплату, независимо от того, работают они удаленно или вообще не работают из-за характера работы. Рабочие и их семьи должны питаться и удовлетворять свои основные потребности. Без какой-либо финансовой помощи уволенным и потерявшим единственный источник дохода последствия будут очень тяжелые.

2. Государство должно помогать большинству предприятий — всем малым и средним предприятиям, чтобы они могли оставаться на плаву без банкротства. Помощь может быть в виде замороженной арендной платы, покрытия арендной платы для предприятий, если собственность не принадлежит муниципалитету или государству, коммунальных услуг, выплаты процентов по кредиту и самое главное — прямой денежной помощи для выплаты заработной платы своим сотрудникам. Далее мы подробнее рассмотрим работу по этим двум направлениям.

С точки зрения экономики карантин и практика физического дистанцирования и самоизоляции должны длиться столько, сколько необходимо.

Прежде всего, нужно осознавать, что наши действия вчера, сегодня и завтра определят, когда именно риск заражения будет минимальным и вирус «исчезнет». Решение об отмене карантинных мер и о том, когда люди начнут возвращаться к нормальной работе и жизни, должно быть основано строго на данных и фактах.

Что думают ведущие экономисты? Чикагский университет регулярно проводит опросы среди ведущих мировых профессоров экономики, чтобы узнать их мнение по некоторым важным темам. В недавнем опросе респонденты выражали свою позицию по двум тезисам:

1. Комплексная реакция на коронавирус будет включать в себя терпимость к очень резкому замедлению экономической активности до тех пор, пока распространение инфекции значительно не уменьшится.

2. Отказ от строгого карантина в то время, когда вероятность заражения инфекцией все еще высока, приведет к большему общему экономическому ущербу, чем при выдерживании карантина, для устранения риска распространения.

Рис. 3 и 4. Процентная разбивка мнений, высказанных более 40 экономистами ведущих университетов США в отношении тезисов 1 и 2. (Варианты: «Полностью согласен», «Согласен», «Не определился», «Не согласен», «Полностью не согласен».)

Ни один из более 40 экономистов не высказался против этих двух тезисов, и вы можете увидеть имена, ответы и комментарии каждого экономиста. Хочу подчеркнуть, консенсус экономистов по этой теме уникален, так как по другим темам консенсус экономистов обычно трудно достижим.

В отличие от типичной рецессии, например, той, которую мы видели в 2008 году, основная ответственность государства сегодня заключается не в том, чтобы напрямую стимулировать экономическую активность и компенсировать потерянные доходы. Экономический кризис во время и после пандемии происходит в первую очередь не из-за спада совокупного спроса, а из-за преднамеренного спада совокупного предложения.

Другими словами, во время пандемии экономика вступает в фазу искусственной комы, некоторые функции «мозга» сознательно отключаются, чтобы дать «пациенту» время на выздоровление. В этом случае «пациент» — это население, а «мозг» — экономика.

Каковы экономические последствия карантинных мер?

Подавляющее большинство населения потеряет (если уже не потеряло) источники дохода, уровень безработицы значительно возрастет. Поскольку у людей недостаточно сбережений, первый и главный вопрос будет о том, как они могут выжить без помощи государства. Большое количество малых предприятий и даже некоторые отрасли просто исчезнут без помощи государства.

Вся эта государственная помощь, я думаю, должна быть в форме сохранения рабочих мест с сохранением заработной платы, механизма немедленной компенсации потерянного дохода тем, кто работает за пределами госсектора, и денежной помощи работникам теневого сектора.

В макроэкономическом плане можно ожидать, что объем капитала в виде международных денежных переводов, являющихся жизненно важным источником дохода для многих беднейших домохозяйств, в 2020 году снизится на 50%; сектор туризма полностью остановился; новые заимствования на международных рынках капитала становятся затруднительными; выручка от экспорта уменьшится; обесценивается валюта, и обслуживание текущего долга в долларах, которого мы накопили в последнее время немало, станет дорогим.

Нет сомнений, что во время этого кризиса столь необходимый капитал «бежит» на относительно безопасные рынки, такие как казначейские облигации США. Кроме того, источники денежных переводов — определенная часть наших трудовых мигрантов — вернулись в страну, тем самым появляется дополнительное давление на рынок труда. Спрос на золото и экспорт продовольствия должен оставаться высоким. Золото является активом-убежищем, и в кризисные времена цена на него имеет тенденцию повышаться.

Размер государственной программы фискальной помощи может превысить несколько миллиардов долларов. Я совсем не удивлюсь, если по самым скромным подсчетам сумма в эквиваленте 10% ВВП Узбекистана будет потрачена только на компенсацию потерянного заработка людям и обеспечение достаточных средств, чтобы бизнес был «заморожен».

Кто пострадает первым и что надо делать?

Если коротко: пострадает большинство населения.

Не хотелось бы выделять профессии или группы людей, которые уже страдают или скоро начнут страдать от последствий пандемии и карантина. Целые отрасли находятся в замороженном состоянии: туризм, отдых, транспорт, услуги. Водители такси, официанты, уборщики и все, кто работает по сдельной оплате и не могут работать удаленно, потеряли свой единственный и ежедневный источник дохода, просто оставаясь дома. Пострадают очень многие, и не только малообеспеченные семьи.

К счастью, большинство людей понимают серьезность ситуации и вносят свой вклад в выравнивание ситуации благодаря благотворительности, спонсорству и волонтерству. Однако что делать, если человек уже потерял или скоро потеряет единственный источник дохода и у него недостаточно сбережений, чтобы жить до тех пор, пока он не получит заработок после снятия карантинных мер?

Это самые важные вопросы, на которые мы должны найти ответ и действовать быстро. Люди должны выжить и прокормить себя и свою семью прямо сейчас или как только у них кончатся деньги. Будущие налоговые льготы, отсрочка обязательных платежей, моральная поддержка не помогут им сегодня в этом. Им нужны деньги, продукты питания и товары первой необходимости.

«Газета.uz» 2 апреля провела анонимный опрос среди пользователей Telegram, спросив: «На какой срок вам хватит сбережений в случае отсутствия ежемесячного дохода?»

44% респондентов ответили, что имеют сбережения менее чем за месяц, в то время как 37% респондентов указали, что вообще не имеют сбережений. Таким образом, 92% респондентов отметили, что не имеют достаточно сбережений на более чем два месяца. Хотя этот опрос, в котором приняли участие свыше 334 тысяч пользователей, не является репрезентативным, то, как респонденты оценивают свои сбережения, вызывает обеспокоенность.

Сейчас не время размышлять о том, почему людям не хватает сбережений, — из-за маленькой зарплаты, высокой стоимости жизни, низкой финансовой грамотности населения или по другой причине. Думается, финансовая помощь большим группам населения неизбежна. Около 60% экономически активной рабочей силы страны приходится на теневой сектор, и огромное количество населения не имеет социальную страховку.

Раздача наличных денег для всех — простое решение, в том числе для тех, кто работает в теневой экономике. Почему всем? Потому что нет времени обсуждать, придумывать, разрабатывать и распространять их среди тех, на кого будут нацелены меры поддержки.

Малый бизнес

Роль малого бизнеса в экономике нашей страны велика. По состоянию на 2018 год доля малого бизнеса и частного предпринимательства в ВВП Узбекистана составляла 59%, а доля общего занятого населения в нем составляла 76%, или больше 10 миллионов человек.

Сейчас многие предприятия не имеют достаточной ликвидности, чтобы покрывать свои платежные ведомости и другие расходы, достаточные только для того, чтобы пережить эту пандемию. По Узбекистану таких данных нет, но позвольте привести пример: половина малых предприятий в США располагала денежным буфером для поддержки бизнеса на срок до 27 дней на случай, если они прекратят получать какие-либо доходы. Четверть малых предприятий хранит в резерве менее 13 буферных дней, а рестораны — в среднем 16 буферных дней.

Рис. 5. Количество буферных дней, в течение которых малый бизнес сможет поддерживать сам себя в случае неполучения всех доходов.

Можно подозревать, что в Узбекистане эти дни намного короче. Поддержание бизнеса в условиях этого кризиса и обеспечение того, чтобы работники продолжали получать зарплату, крайне важно.

Если не действовать быстро, рецессия угрожает разрушить сложную сеть экономических связей, которая позволяет экономике функционировать, и восстановление займет много времени. Например, гибель предприятий и даже целых отраслей сопряжена с долгосрочными издержками: связи между предпринимателями, работниками и клиентами разрушаются, и их часто приходится восстанавливать с нуля, что будет дорого обходиться экономике.

В то время, когда работники дома и на предприятиях не работают, необходимо заморозить все, позволить работникам получать оплату, предприятиям выживать и сохранять уверенность своей команды и клиентов, чтобы при нормальной жизни можно было быстро «включить» экономику.

Размер теневой экономики Узбекистана, по разным оценкам, варьируется между 40% и 50% по отношению к ВВП. Это огромные цифры, и государство должно рассмотреть возможность компенсации потерянных заработков людям наличными деньгами, переводом на карты, любым механизмом, даже если он несовершенен.

Государство как «последний плательщик»

Для того, чтобы у населения было достаточно денег, чтобы выжить во время пандемии, сохранив свою работу, чтобы люди могли вернуться к работе, чтобы удержать малые предприятия от полной ликвидации, государство должно взять на себя ответственность «последнего плательщика». На практике это означает немедленную выдачу наличных средств работникам и предприятиям.

Эта не сумасшедшая идея, а вполне осуществимая и адекватная мера. В соседнем Казахстане правительство выделяет поддержку в виде социальных выплат в размере 42,5 тысячи тенге (примерно 100 долларов). В Великобритании сохраняется 80% заработной платы каждого работника, до 2500 фунтов стерлингов в месяц.

Кредиты с льготными условиями и пониженными процентными ставками не компенсируют предприятиям и работникам их убытки в текущем периоде; кредиты просто позволяют им сгладить расходы в течение более длительного периода времени. Если бизнес не зарабатывает деньги сейчас, поскольку он вообще не работает, помогут ли налоговые скидки и вычеты из процентных платежей предприятиям продержаться на плаву в текущем периоде?

Невозможно держать бизнес на плаву, предоставляя ему льготы в виде снижения налогов и выплат по процентной ставке, когда предприятия просто не получают никакого дохода и не имеют достаточного размера подушки безопасности.

Помимо заработной платы, предприятия должны покрывать свою арендную плату, коммунальные платежи, проценты по долгам и другие расходы, которые имеют жизненно важное значение для поддержания бизнеса, даже если предприятие не работает во время пандемии.

Поскольку государству в нашей стране принадлежит практически все: банки, коммунальные предприятия, большая часть недвижимости, — то временно прекратить сбор платы за аренду, процентов по кредиту и коммунальные услуги с бизнеса сегодня (а не в будущем) должно быть легко осуществимо, что можно отнести к прямой поддержке.

Как подчеркивалось ранее, эта программа не должна рассматриваться как стимул экономике. Потому что во время карантина мы меньше всего хотим, чтобы люди тратили эти деньги на любые виды деятельности или потребления, которые заставили бы их собраться в одном месте, вернуться к работе. Это противоречит требованиям физического дистанцирования и самоизоляции.

Следовательно, мы не должны зацикливаться на том, как стимулировать экономику, как вернуться к предыдущим показателям ВВП, как восстановить утраченные ресурсы. Вместо этого необходимо в буквальном смысле кормить людей сейчас, чтобы они элементарно выжили.

За чей счет?

Теперь большое присутствие государства в экономике страны будет иметь свои некоторые последствия. Если бы мы приватизировали ранее, если бы у нас были функционирующие рынки капитала с различными классами инвесторов, то затраты, в некоторой степени, были бы распределены между различными экономическими агентами. Но это другая тема.

Важно пересмотреть статьи расходов, переместив средства из некоторых долгосрочных проектов, и уделить приоритетное внимание сектору здравоохранения и финансовой помощи тем, кто потерял единственный источник дохода.

В настоящее время международные финансовые институты являются одним из основных источников дополнительного финансирования для вышеуказанных мер в Узбекистане. Я думаю, что самое важное в получении этих средств — это то, как быстро и прозрачно будут переводиться деньги тем, кто в них нуждается.

У читателя может возникнуть вопрос, какова в данном вопросе роль накопленных резервов (кроме валютных и золотых резервов Центрального банка). Помимо важных инфраструктурных проектов, должно было быть определенное резервирование средств на чрезвычайное финансирование в случае внезапных потрясений в экономике.

Говоря образно, если в «заначке» накопились деньги, которые были отложены на «черный день», то этот «черный день» уже настал.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://www.gazeta.uz/ru/2020/04/09/measures/

11.04.2020 12:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Акил Гайбуллаевич Акилов

Акилов Акил Гайбуллаевич

Премьер-министр Таджикистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
15%

сельхозпродукции перерабатывают в Кыргызстане

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31