90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан. 12 размышлений на тему того, что не доделал республиканский штаб в борьбе с COVID-19

22.06.2020 14:00

Политика

Кыргызстан. 12 размышлений на тему того, что не доделал республиканский штаб в борьбе с COVID-19

Что представляет сегодня собой Кыргызстан в условиях пандемии коронавируса? Статистика новых случаев растет, никакие пики заболеваемости у нас прогнозировать не научились. Если и научились, то не решаются озвучивать. Врачи валятся с ног от усталости, они озлоблены и одновременно подавлены нелогичными решениями Минздрава и республиканского штаба, страхом, что не хватит средств защиты, что не выплачивают компенсацию, что кредиты, за которыми так бегает правительство, будут выплачивать в том числе они и их дети, что надбавки - это просто насмешка. На горячие линии дозвониться все сложнее, а самостоятельно сдать тест на COVID-19 практически невозможно.

Уже три месяца, как в Кыргызстане есть зараженные коронавирусом. И почти пять месяцев республиканский штаб "не допускает" его распространения. Полное название этого временного органа - Республиканский штаб по предупреждению проникновения на территорию страны и недопущению дальнейшего распространения коронавирусной инфекции. Спустя несколько месяцев это кажется какой-то иронией. Любой здравомыслящий человек анализирует то, что происходит в связи с COVID-19, и последствия пандемии, попробует проанализировать результативность работы штаба и Kaktus.media.

1. Алгоритмы по завозу были ошибочными

Коронавирусная инфекция в Кыргызстане все равно бы появилась, но могла бы появиться позже. А это значит, что правительство могло бы чуть лучше подготовиться (надежда и у журналистов умирает последней). Но главное - можно было бы позже ввести режим чрезвычайного положения и не останавливать экономику.

Не стоит напоминать, что первые завозные случаи COVID-19 не из Китая, откуда его ждал республиканский штаб.

2. Коронавирус дал штабу два месяца форы. А толку?

Первые случаи новой инфекции появились в Кыргызстане через два месяца после создания штаба, который ее не должен был допускать. И только в конце марта выяснилось, что средств защиты для медработников не хватало, тестов тоже, достаточных средств из бюджета не выделили. И не закупили редкие препараты, чтобы создать запасы. Ведь все же знали, что границы между странами захлопываются. Когда все случилось, мы пару месяцев слушали оправдания о том, что границы же закрыты.

В результате медработники начали заражаться, более 8 000 тестов пришлось замораживать до получения гумпомощи, чтобы анализировать их уже в апреле. Онкопациенты и другие больные с редкими заболеваниями остались просто умирать, потому что при закрытых границах лекарства не могли привезти.

3. Тестирования всех поступающих в стационары пациентов не было

Почему-то республиканский штаб с Минздравом и не предполагали, что есть неучтенные зараженные, которые просто так могут поступить в больницу с травмами и болезнями. Всех пациентов принимали просто так. А уже когда Наццентр охраны материнства и детства и Наццентр онкологии стали очагами коронавируса, потому что там оказались пациенты с COVID, начали требовать справки об отрицательном тесте на "корону". Это создало очередь у ЦГСЭН, потом понадобился специальный приказ, чтобы эти справки не требовали.

Во-первых, так можно было бы выявлять инфицированных, которые не оказались среди тех, кого видит Минздрав.

Во-вторых, медработники бы спокойно лечили пациентов, а не боялись, что каждый поступающий, например, с травмой глаза может быть еще и зараженным коронавирусом.

В-третьих, в чем виноваты другие пациенты, которые лежат в палате с тем, у кого инфекция? Пострадали самые слабые - пациенты детского отделения онкологии и отделения гематологии НЦОМиД. И это только те, о которых информацию скрыть не удалось!

4. Разделение медучреждений на "красную" и "белую" зоны не отработано

Такое разделение каждого медучреждения - больницы или поликлиники - это микроменеджмент: кто кому из одной зоны должен звонить, по какому коридору ходить и пр. В итоге многие вещи остались на усмотрение главврачей.

Во время режима ЧП врачи в поликлиниках консультировали по WhatsApp, но с открытием ЦСМ туда начали приходить люди по электронной очереди. Они сразу идут в "белую" зону, ищут нужные кабинеты, до "красной" зоны многие и не доходят. Они даже не в курсе, что им туда надо.

Сейчас в каждую поликлинику ежедневно как минимум 2-3 человека приходят с детьми с симптомами ОРВИ, при этом сейчас не простудный сезон. Не всем измеряют на входе температуру. Более того, родители сбивают дома температуру и ведут к врачам ребенка как бы с простудой.

Это можно было наблюдать, когда родители пошли получать справки, чтобы вернуть своих детей в детские сады.

Тестирование на коронавирус в ЦСМ проводят тем, у кого явные симптомы: пропало обоняние, затрудненное дыхание с пневмонией. Есть ли у остального потока пациентов коронавирус? Никто не знает. Но сейчас в поликлиниках может начаться очередная волна заражений среди медработников.

5. Алгоритм между анализом ПЦР-тестов и клиническими проявлениями не отработан

Первое время (месяца полтора-два) коронавирус регистрировался так: ПЦР-анализ положительный, значит, коронавирус. Но у любого теста есть погрешность, плюс где гарантия, что взяли пробу прямо из носоглотки, из зева, а не поковырялись в носу?

В Минздраве знают, но не акцентируют внимание на том, что у многих пациентов уже были клинические проявления COVID, в том числе пневмония, при этом тест на коронавирус сначала был отрицательным.

Только 16 мая, два месяца спустя с регистрации первого случая COVID-19 в Кыргызстане, стало известно, что 6-ю горбольницу в Бишкеке перепрофилировали под прием больных с пневмонией, 30 мая туда уже поступали только с коронавирусом, а в Железнодорожную больницу - с пневмонией. Так она тоже уже переполнена! Как и Наццентр фтизиатрии.

Минздрав вообще не дает сводки по тому, есть ли где-то свободные места. Но рекомендация Совбеза о том, что нужно развернуть дополнительные койки, - это намек на то, что мест в больницах не хватает?

У скольких сейчас внебольничная пневмония? Сколько человек от нее уже умерли? Не озвучивается. А может быть, и не считается даже. Система по определению пневмонии не налажена. Людям не сказали, где делать компьютерную томографию, если они чувствуют, что у них может быть пневмония, а тестирования на COVID-19 они не могут дождаться.

6. Условия для собственного производства средств защиты не созданы

Было очевидно, если читать мировые новости, что будет дефицит средств защиты. Потому что они нужны всем странам. Государства побогаче стоят в очереди у производителей. И у стран побогаче больше шансов получить более качественные СИЗ в более короткие сроки.

Наше правительство столько лет кичилось тем, что в Кыргызстане много швейников, бренд Made in KG уже узнаваем в СНГ. В результате шить средства защиты начали в авральном режиме (швейники не могли получить пропуска, добираться до работы). Соответствуют ли они стандартам, неизвестно. Но их покупают обычные граждане, их носят медработники как гумпомощь от волонтеров.

Правительство озадачилось собственным производством средств защиты. Но вместо поддержки швейников, которые могли и внутренний рынок обеспечивать, и экспортировать продукцию, забюрократизировало процесс дополнительными стандартами, помимо существующих техрегламентов в рамках ЕАЭС.

7. Массовое тестирование не развернуто

Пока люди сидели по домам, усилия властей были направлены на задержание нарушителей комендантского часа, создание очередей за получением пропусков, доставку муки малоимущим и не очень, переговоры по выделению Кыргызстану грантов и кредитов.

Нас уверяли: тестов хватает, вот из России недавно гумпомощь выделили, скоро из Китая тесты придут. Массовое тестирование так и не развернули. А это лицензирование частных лабораторий, повышение квалификации лаборантов, переговоры по обеспечению беспрепятственной доставки тестов в условиях закрытых границ. Короче, достаточно сложная логистика. Но уже прошло полгода с создания республиканского штаба... А население Кыргызстана всего 6,5 млн.

Между тем уже в апреле-мае было понятно, в каких странах лучший опыт борьбы с COVID-19. Среди них Южная Корея и Германия, где развернули массовое тестирование. Казахстан с Россией решили не отставать. Пусть поздно, но развернули массовое тестирование. Еще в начале июня в Казахстане протестировали миллион человек (каждого 18-го) и начали выявлять тех, кто переболел бессимптомно или в легкой форме. Минздрав был как бы против массового тестирования из-за массы ложноположительных тестов. Но прямо внятных аргументов не приводил.

Результаты того, что массового тестирования нет, мы пожинаем уже сейчас. Частные компании не могут без волокиты протестировать сотрудников. Обычный гражданин, который чувствует недомогание, не может протестировать себя и свою семью, чтобы не нервничать, есть у него коронавирус или нет.

А в условиях сбоев в системе здравоохранения граждане то не могут дозвониться на горячие линии, то дождаться приезда мобильной бригады, то быстро (в течение нескольких часов) получить результаты тестов. Все сидят и спрашивают друг друга в чатах: что делать?

8. Медработников загнали в угол

Сначала всем затыкали рты, когда медики жаловались, что не обеспечен транспорт, что нет средств защиты. Потом создали бюрократию с постановлениями правительства по надбавкам. Есть закон, где медики в условиях ЧС приравниваются к военнослужащим. Им тогда должен выплачиваться тройной оклад, а в случае смерти - 2 млн сомов семье умершего.

Но республиканский штаб решил придумать себе дополнительную работу, которая вылилась в то, что те надбавки, которые соответствуют распоряжению правительства, но никак не дотягивают до уровня тройного оклада, начали выплачивать с перебоями.

До компенсаций дело так и не дошло. У 533 медработников на 19 июня диагностирован коронавирус, компенсации не получил никто - только семья умершего врача.

Медики уже измучены казарменным положением, повышенной нагрузкой, ношением СИЗ, в которых невозможно нормально дышать и двигаться, тем, что они живут по-прежнему в нищете и не видят родных.

Нагрузка же будет только расти. Медработники - это люди, у которых от такой работы садится иммунитет, притупляется внимание, не выдерживают нервы. Это значит, что медицинская помощь станет только хуже.

На врачах все ездят и ездят - те, кто без масок фотографируется у Дома правительства. И конца и края нет.

9. Закрытая информационная политика

С наступлением чрезвычайной ситуации СМИ лишили аккредитации, информацию выдавали порционно (не ту, что нужна населению и журналистам), в основном на брифингах и в виде релизов. Самые скучные релизы были как раз о заседаниях республиканского штаба. Получение подтверждения какой-то информации стало практически невозможным. А уж для написания аналитики информации не хватало тем более. Не хватает ее и сейчас.

При этом информирование населения - один из важных инструментов борьбы с коронавирусом. Чиновники пытались информировать самостоятельно: что-то бубнили на брифингах, сбивчиво отвечали на вопросы на редких онлайн-конференциях, напрягали пресс-службы для разработки инфографик и пресс-релизов.

Информирование и коммуникации - основной навык журналистов и пиарщиков. Не выступающих на брифингах. Не членов правительства, которые требуют соблюдения санитарных норм, а сами маски не носят. Не депутатов парламента, которые ходят по тоям, требуя от Минздрава усиления профилактических мер.

10. В условиях дефицита всего медпомощь получат быстрее те, у кого связи и деньги

Медицинская помощь будет оттянута теми, у кого есть связи и деньги. Они могут позвонить куда надо и ускорить приезд мобильной бригады, они могут быстрее получить результаты: не ходить в поликлинику, которая в выходные не работает. Они могут по связям быстрее получить койку в больницах, оттянуть на себя внимание медицинского персонала и ИВЛ, когда их не будет хватать.

Вот начали выявлять зараженных в госструктурах: там сразу начинают тестировать весь штат, проводить дезинфекцию. В общем, тратить много денег налогоплательщиков и средств доноров.

11. Республиканский штаб зажат в тисках обстоятельств

К моменту снятия ограничительных мер правительство достаточно не подготовилось, пик Кыргызстаном был еще не пройден, но ограничения сняли. С одной стороны, ухудшается ситуация с коронавирусом. С другой - людей уже невозможно загнать по домам и лишить работы, а фонды доноров не бесконечны: гранты и кредиты просят бедные страны.

Можно сделать вывод, что штаб упустил возможность принимать превентивные меры и в итоге сам в аврале будет заниматься пожаротушением. Собственно, это основной навык бывшего главы МЧС, председателя республиканского штаба, а ныне премьер-министра Кубатбека Боронова.

12. Нет нового алгоритма для граждан: что делать, пока ждешь результатов тестов и мобильной бригады?

То, что в Кыргызстане будет расти число зараженных после снятия ограничительных мер, с началом возвращения соотечественников из других стран, с увеличением числа лиц, отправляемых на домашний карантин, было очевидно.

И когда мы в последние дни живем в условиях, что медпомощи приходится ждать дольше, республиканский штаб и Минздрав не предложили решения для обычных граждан. Что делать, если уже чувствуешь недомогание, но при этом не можешь никуда дозвониться? Если нельзя заниматься самолечением, то как облегчить симптомы, пока ждешь анализа на коронавирус или результаты теста?

Пока мы можем предложить только рекомендации, необходимые для любой инфекции и гриппа. Например, от доктора Комаровского.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Кубатбеком Бороновым

22.06.2020 14:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Дни рождения:

4,3%

рост ВВП Казахстана в 2014 году

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31