90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Меняющееся партийное и общественное поле в Кыргызстане – откат от демократических процессов?

25.06.2020 13:00

Политика

Меняющееся партийное и общественное поле в Кыргызстане – откат от демократических процессов?

Выборы в парламент в Кыргызстане в этом году станут примечательным событием. Задержание и последующее осуждение на 11 лет лишения свободы Алмазбека Атамбаева привело к ослаблению его детища и главной политической партии последних лет – Социал-Демократической Партии Кыргызстана (СДПК). На этом поле растут новые «грибы» и конфигурации сверху, смысл которых – сохранить существующую власть и укрепить ее максимально, даже ценой существенного отката от демократических норм.

Продолжение непопулярного законотворчества

Дата выборов в парламент 2020 и местные кенеши, вследствие последних событий, до сих пор не определена. «Черный лебедь» в виде пандемии, с одной стороны, попутал планы действующей политической власти по неформальному перераспределению мандатов в будущих вакантных местах, с другой стороны – послужил удобным оправданием больших провалов в социально-экономических реформах и процессах, и даже механизмом для проталкивания «удобных» и непопулярных законопроектов.

Один из таких скандальных законопроектов «О некоммерческих организациях» уже был одобрен парламентом во втором чтении. Как справедливо отмечают представители гражданского сектора и некоммерческих организаций, законопроект «устанавливает дискриминационные дополнительные и обременительные требования к отчетности для 4 типов некоммерческих организаций (НКО) – общественных фондов, общественных объединений, объединений юридических лиц и частных учреждений».

Второй законопроект касается деятельности политических партий, предусматривающий штрафы за сокрытие информации об источниках финансирования, в котором одновременно «предлагается внести соответствующие изменения в бюджетный кодекс, согласно которым из казны ежегодно будут выделяться финансы партиям не менее 0,01% от объема бюджетных расходов”. Откуда власть будет изыскивать эти средства на фоне экономического кризиса и огромного дефицита бюджета, в случае его принятия, до сих пор неясно.

Третий законопроект «О манипулировании информацией» наделяет государственный орган полномочием ограничивать доступ к опубликованной информации (блокировать доступ), которую он посчитал ложной или не достоверной, без какого-либо судебного решения. По оценкам юристов правовой клиники Адилет, «законопроектом устанавливается государственная цензура информации в интернете, которая коснется абсолютно всех пользователей в Кыргызской Республике». По последним данным, парламентский комитет по социальным вопросам на своем заседании 22 июня сразу в двух чтениях одобрил этот законопроект.

Очевидно, власти практически в полной гармонии с парламентом (за исключением нескольких депутатов, которые в меньшинстве) менее чем за год до выборов пытаются сделать все, чтобы поменять «правила игры», с целью создания удобного политического климата с применением административного ресурса. Власти не сильно беспокоятся о своих рейтингах и оценках, игнорируя запросы со стороны активистов и гражданского общества.

Политический ландшафт, в свою очередь, отвечает возникновением новых общественно-политических движений, часть из которых действительно генерируются с нуля, а другая – с примесью хорошо забытого старого.

Перезагрузка Чон Казат

Пристальное внимание как общественности, так и экспертного сообщества привлекло движение под названием Чон Казат, которое вызвало резонанс тем, что призвало начать досудебное производство по проверке имущества депутата Кубанычбека Жумалиева. По данным Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями, досудебное производство было начато по статьям 323 («Незаконное обогащение») и 324 («Незаконное участие должностного лица в предпринимательской деятельности») Уголовного кодекса КР.

Чон Казат в переводе с кырг. языка означает «Большая битва», что является объявлением, согласно партии, начать войну против коррупции. Партия была зарегистрирована еще в 2012 году, руководителем был указан журналист, политолог Турат Акимов, который в 2017 году, во время президентских выборов, выдвигался кандидатом в президенты. Но сейчас реальными лидерами движения являются экс-прокурор по имени Сыймык Жапыкеев, Максат Мамытканов (бывший начальник управления экономической контрразведки ГКНБ) и адвокат Канат Хасанов.

Сыймык Жапыкеев в своем обращении в соцсетях призвал народ собраться и отправиться домой к депутату Жумалиеву: «Кыргызы должны знать в лицо всех воров. У нас есть более 30 знаменитых воров. Из-за карантина они сейчас не могут покинуть страну. Давайте, все соберемся и придем к ним домой. Например, если 10 тысяч человек придем к дому Жумалиева и потребуем у него, чтобы он заплатил наш внешний долг Китаю. С собой возьмем нотариуса, чтобы он заверил расписку депутата».

В свою очередь, депутат Кубанычбек Жумалиев 12 мая обратился с заявлением о принятии законных мер в отношении Жапыкеева. В результате, согласно информации адвоката Жумалиева, уже в июне представители Сыймыка Жапыкеева признали, что Жумалиев не владеет $2,5 миллиарда и отозвали свое ходатайство. Зато после этого третий яркий лидер движения – Канат Хасанов, временно по состоянию здоровья, покинул ряды Чон Казат.

Популистские лозунги Чон Казат легли на давно созревшее поле. Партия смогла поймать волну на том, что власть очень неэффективно имитирует борьбу с коррупцией, и, имея ресурсы в правоохранительных органах, перехватила инициативу в целях построения «справедливого» общества.

Об успехе среди электората могут косвенно также говорить данные о том, что у официальной страницы этого движения в Facebook более 21 тыс. человек.

Хотя движение позиционирует себя как политическая партия, у которой есть даже собственный сайт, у него отсутствует программа, даже при наличии заявленного лозунга «борьба с коррупцией». Отцы-основатели партии указаны на сайте без подробного изложения их биографии, что становится объяснимым, учитывая, что дороги ведут в силовые структуры, которые всегда аффилированы с властью.

Очевидно, Чон Казат, будучи эффективным рупором для популизма, вносит свой вклад прежде всего, в политический радикализм, заменяя упрощенной и декларативной риторикой реальные социально-экономические проблемы, требующие фундаментального и жесткого подхода в их решении при наличии сильной политической воли.

Когда население страны испытывает ухудшение условий жизни, в том числе из-за пандемии, и теряет уверенность в завтрашнем дне, лозунги и идеи Чон Казат напоминают своеобразный политтехнологический наркотик, призванный увести сознание и критическое мышление электората в мир иллюзий.

Чон Казат пока что достаточно успешно выполняет сразу несколько функций, большая часть которых на руку властям. Во-первых, с появлением их призывов и намерений «вывести на чистую воду» коррупционеров на второй план ушел вопрос о клане Матраимовых. Эта ситуация дает возможность властям получить дополнительное время, с тем, чтобы выдохнуть в политическом противостоянии между требованиями начать действовать в отношении Матраимовых и его важной роли в политико-родственных договоренностях и потенциале в рамках других кланов, и продумать дальнейшую стратегию относительно будущего тандема с Матраимовыми.

Во-вторых, Чон Казат выступает некоей страшилкой для действующих политиков, обогатившихся сомнительным путем, чьи потенциально оппозиционные действия могут форсировать нападки и обвинения со стороны этого амбициозного и громкого движения. К примеру, некие недвусмысленные намеки о том, что следующим «героем» для разоблачений станет Акылбек Жапаров, могут склонить его к более продуманным и выверенным шагам относительно оппозиционных взглядов.

В-третьих, этот специальный проект в виде требований «раскулачивания» богатых политиков служить может стать неким барометром общественных настроений, способом мобилизации и прощупывания границ от призывов – к реальным действиям, как со стороны членов этого объединения, так и со стороны правоохранительных органов. В то время как спонсоры и идейные покровители этой креатуры, видимо, забыли, что подобные процессы могут быть необратимыми и перейти в фазу, когда контроль над процессами будет потерян.

Как видно, достаточно много косвенных факторов демонстрируют, что данное объединение, может быть либо тесно связано с членами исполнительной власти, либо, по крайней мере, выгодным ныне действующей политической власти. Удивительным было то, как быстро госорганы начали проверку в отношении Сыймыка Жыпыкеева, если сравнивать с готовыми фактами со стороны совместного расследования Радио «Азаттык», сайта Kloop и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) в отношении Матраимовых и последовавшим за этим общественным резонансом. Тогда власти достаточно долгое время оставались «глухими» к призывам и запросам о начале проверок и заведении уголовного дела в отношении сомнительно нажитого имущества.

Другой важный момент: необходимость вливания огромных финансовых средств на предвыборную гонку для властей до сих пор стоит острой проблемой. Вопрос в том, где найти дополнительные средства на создание, поддержание или даже раскрутку существующих партий, когда «серый» импорт (граница с Китаем была закрыта, а на границе с Таджикистаном один за другим возникают конфликты) уже не может приносить миллиарды долларов, а внешние игроки также не заинтересованы кого-либо поддерживать во время выборов, концентрируясь на своих проблемах.

В подобных зажатых условиях в плане привлечения финансовых источников, требования Чон-Казат вполне своевременны: с одной стороны, они послужат имитацией борьбы с коррупцией, с другой – могут потенциально вытащить средства изнутри со стороны «провинившихся» в кулуарах и напоказ политических деятелей. При этом, в рамках возбужденного уголовного дело по статье «Призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти, а равно призывы к насилию над гражданами» УК КР, лидеры Чон Казат пока что ограничились лишь формальными допросами в МВД.

Отсутствие по сей день у политической партии Чон Казат четкой программы на фоне наличия сайта с большими фотографиями их основателей, еще раз говорит о том, что важнее заявить о себе и поймать хайп, нежели предложить реально действующие способы выхода из социально-экономического кризиса и политической нестабильности.

Старое «тесто» с новыми начинками

Старые политические объединения и партии, несмотря на пандемию, также демонстрируют высокий уровень активности и организации перед выборами. Предвыборная мозаика достаточно многоцветная и складывается из таких наиболее известных партий как: «Биримдик» (которая отрицает свою «провластность»), «Кыргызстан», «Бир Бол», «Мекеним Кыргызстан» (которая по слухам также аффилирована со сторонниками Матраимовых), «Республика» (которая ослаблена из-за приостановки политической деятельности ее лидера О.Бабанова) и другие. Потенциал СДПК, после задержания ее лидера Атамбаева и распрей за ее наследие, оценивается весьма пессимистично, несмотря на то, что сын Атамбаева – Сеид Атамбаев теперь стал ее председателем и анонсировал планы идти на выборы.

Партия «Ата Мекен» провела работу над ребрендингом после скандала, связанным с мародерствами и анонсировала создание нового альянса «Жаны Дем» (в переводе «новое дыхание»), в который вошли сам Омурбек Текебаев, экс премьер-министр Темир Сариев от партии «Ак-Шумкар», либералы из КЛДП во главе с Жанаром Акаевым, молодой бизнесмен Тилек Токтогазиев и Азамат Темиркулов от коалиции зеленых сил. Эксперты по-разному оценивают потенциал этого объединения, но во время последних парламентских выборов 2015 г. партия Ата-Мекен оказалась непопулярной, набрав всего 11 мандатов (из 120), а партия Ак-Шумкар во время выборов 2010 г. и вовсе не прошла в парламент.

Еще в 2019 г. дочь известного писателя Чынгыза Айтматова – Ширин Айтматова записала обращение, где объявила о создании народного движения «Умут-2020» и намерениях проводить борьбу с коррупцией. Однако, после того, как движение активно поддерживало «Реакции» – митинги против Матраимовых, в декабре 2019 г. ГКНБ КР в аэропорту Алматы задержал супруга Ширин Айтматовой – Сыргака Кенжебаева, обвинив его в мошенничестве и невозврате долга. В целом анализ страницы в соцсетях уже в 2020 году по движению Умут 2020 показывает наличие всего лишь 3 тыс. фолловеров на фоне низкой активности в целом, что удручает перспективы этого объединения.

Хэштег #Тажадым как способ выхода протеста

Движение с хэштегом «тажадым» (что в переводе с кыргызского означает «надоело» или в другой интерпретации «хватит»), представляет собой пока что наиболее открытое и рациональное выражение запросов и ожиданий со стороны гражданского общества. Согласно официальной страничке на Фейсбук, движение позиционирует себя как некоммерческая организация, у которой также насчитывается чуть меньше 2000 фолловеров, что выглядит весьма скромным и говорит об ограниченном поле для влияния.

Тем не менее, данное движение с хэштегом привлекло внимание наиболее активных и неравнодушных, в том числе молодых представителей гражданского общества. Движение практически на постоянной основе проводит онлайн митинги, объединяя специалистов и экспертов по тем или иным тематикам.

Данное движение, которое пока что официально не переросло или не инкорпорировалось в какую-либо политическую партию, но, по сути, смогло генерировать и еще раз актуализировать список наиболее животрепещущих тем, проходящих «красную» линию, среди которых:

  • борьба с коррупцией;
  • низкая эффективность госуправления;
  • молодежь и ее неучастие в политике;
  • пограничные проблемы;
  • миграция;
  • цензура и свобода СМИ;
  • кризис правовой системы;
  • насилие над женщинами и детьми;
  • экологические проблемы и др.

Основной месседж электронного движения направлен в сторону политической власти о срочной необходимости проведения реальных, а не фасадных реформ не только в секторе экономики, но и в других направлениях.

Но у молодежи пока весьма низкие шансы для того, чтобы получить больше мест в системе госуправления, а значит – каким-либо образом влиять на политико-экономические процессы.

Тем не менее, стоит подчеркнуть, что растущий протестный потенциал молодежи наряду с нарастающим балластом нерешенных и новых увеличивающихся проблем как в экономике, политике и безопасности, могут послужить катализатором для мобилизации и еще большей активизации механизмов выхода требований, форма которых при позитивном сценарии будет конструктивной, однако, при негативном сценарии – может быть весьма радикальной.

Выводы

Если исходить из последних трендов, то наиболее яркие очертания получают несколько из них.

Во-первых, пандемия стала служить мощным оправданием мер по укреплению авторитаризма и расчищению политического поля, в том числе, от неугодных акторов и вполне оправданной критики. Вместо концентрации усилий на составлении и далее реализации эффективной антикризисной программы с реальными, а не декларативными мерами, кыргызский парламент озабочен рассмотрением законопроектов об НКО и «манипулировании» информацией, которые, согласно экспертизе правозащитников, в целом направлены на ограничение свободы слова и деятельности неправительственного сектора.

В кабинете министров озабочены дележкой портфелей с приходом нового премьер-министра, которых за время независимости Кыргызстана насчитывается около тридцати. На фоне и так низкого доверия со стороны населения силовые структуры заняты сбором штрафов, а также арестом правозащитников, преследованием и давлением в отношении независимых СМИ.

Во-вторых, власти верят в инструменты политтехнологий и подготовку к парламентским выборам сверху вниз, создавая свои собственные проекты.

В-третьих, предстоящие выборы вряд ли изменят существующую конфигурацию. Новые партии и движения либо обслуживают интересы существующей власти и строя, либо проводят декоративно-показательные нововведения в виде привлечения нескольких молодых активистов, скорее лишь с целью получения власти, а не изменения вектора и качественного наполнения социально-экономических и политических процессов в стране.

При этом, судя по количеству фолловеров и популярности в социальных сетях, именно идеи с радикальным окрасом и примесью популизма оказываются наиболее востребованными, что должно вызывать алармизм в правовом государстве. Современная политика властей, заключающаяся в фиктивной борьбе с коррупцией при давлении на массмедиа и правозащитников, преследовании независимых активистов, демонстрирующая низкий профессионализм и нелепые законопроекты, все больше ассоциируются с режимом во времена бакиевых, финал которого всем давно известен.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/20019

25.06.2020 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Женис Махмудулы Касымбек

Касымбек Женис Махмудулы

Министр по инвестициям и развитию

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
Cвыше 270 тыс

жителей Таджикской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Август 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31