90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Экзамен не пересдать. Окончание

19.08.2020 11:30

Общество

Экзамен не пересдать. Окончание

(Окончание. Начало часть 1, часть 2, часть 3 .)

Предлагаем вам заключительную часть анализа ситуации, сложившейся из-за распространения нового коронавируса SARS-CoV-2 и вызванной этим пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 в Кыргызстане.

«Титаник» — не только верхняя палуба, но и трюм

Осознание новой реальности приходило ко всему миру постепенно. Яркий пример — одна из самых музыкальных стран планеты Италия. В начале года итальянцы ещё продолжали гулять, сидеть в ресторанах, а с введением локдауна принялись петь и танцевать на балконах. Но по мере ухудшения ситуации — в больницах не хватало мест, смертность возрастала — позитивный настрой сменялся гореванием.

Тем не менее, в целом, в разных государствах, хотя следование рекомендациям безопасности на практике хромало, люди с энтузиазмом поддерживали и распространяли призывы не выходить на улицы без надобности. Так, в соцсетях активно использовался слоган stay home, stay safe («Оставайтесь дома, оставайтесь в безопасности»). Влогеры (видео-блогеры) публиковали видео на темы вроде «Десять способов интересно провести время дома», «Оставайтесь дома со мной» и т. д. Владельцы музыкальных ютуб-каналов выкладывали миксы с названиями Quarantine vibes, Music for lockdown.

В целом почти одновременно (плюс-минус недели) введённый во многих странах локдаун (где-то — режим чрезвычайного положения, где-то менее строгие ограничительные меры) стал периодом уникального глобального творческого вдохновения, порыва, единения. Музыканты снимали на телефоны своё музицирование, умудряясь даже монтировать из разных записей ансамблевые выступления. Художники и дизайнеры создавали плакаты, карикатуры и даже стрит-арт (изображения на стенах зданий и заборах) — всё о коронавирусе. Поэты писали о нём же стихи. В онлайн-продаже появились футболки с рисунками на тему пандемии. И все вместе бросились участвовать в спортивных челленджах, разных флэшмобах, печь домашний хлеб и взбивать пенку для модного корейского кофе дальгона, не забывая всё это снимать на камеры и выставлять в Instagram и TikTok.

Амстердамский художественный музей Рейксмюсеум, а затем и Музей Гетти в Лос-Анджелесе, например, предложили обывателям воссоздать в домашних условиях произведения искусства, используя подручные средства. Люди с энтузиазмом приступили к арт-челленджу.

Вся эта позитивная пандемия креативности не обошла стороной и Кыргызстан. И кыргызстанцы также посвящали карантину песни, рисовали плакаты, делали планку, пекли булочки с корицей и воспроизводили картины… Наверное, стоит похвалить сограждан за то, что хоть и недолго, но дисциплинированно сохраняли социальное дистанцирование.

Но за этой приятной стороной не стоит забывать о другой — печальной. Режим чрезвычайного положения явственно показал общественный контраст, он ещё сильнее разделил страну, как и всех жителей планеты, на богатых и бедных. Пока первые шутили по поводу набранных килограммов веса, вторые молча, незаметно страдали от голода.

Он также углубил пропасть между счастливыми и несчастными, вызвав всплеск семейного насилия, суицидов, разводов. По данным Ассоциации кризисных центров, которые приводит АКИpress, с введением ЧП в Бишкеке количество зарегистрированных случаев семейного насилия выросло на 62%, а по стране — на 35%.

Различия очевидны и после снятия этого режима. Экономический крах государств, рост безработицы, финансовые проблемы в компаниях, поставившие их на грань банкротства или приведшие к таковому, разрушенные судьбы… — вот каковы уже проявившиеся последствия пандемии.

Обо всём этом очень хорошо сказал генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш: «На самом деле, хотя все мы оказались в одном море, очевидно, что одни бороздят его на супер-яхтах, в то время как другие цепляются за плавающие обломки».

И кислорода не хватит на двоих

Теперь подведу итоги всех четырёх частей этого обзорного материала.

  1. Республиканский оперативный штаб с самого начала допустил ряд ошибок, которые в итоге привели к масштабному распространению коронавируса в Кыргызстане. Я уже писала об этом подробно, так что вкратце повторю, что одними из главных провалов являются: нехватка обсервационных площадей, койко-мест для лечения, средств индивидуальной защиты, тест-систем, лекарств, медицинской аппаратуры для граждан и медучреждений, самих врачей; неразбериха с протоколами лечения и неопределённость со случаями COVID-19 в отсутствие положительных результатов ПЦР-тестов.

Министр здравоохранения Сабиржан Абдикаримов на брифинге в правительстве 22 июня заявил, что в больницах есть 1 821 койко-место для пациентов с инфекциями и 194 палаты интенсивной терапии. Но при этом премьер-министр Кубатбек Боронов 16 июня в парламенте говорил, что по самому пессимистичному прогнозу на 30 июня в стране должно было заболеть 16 500 человек.

СМИ, и мы в том числе, много пишем об этих промахах, о том, что не реализовано, но нет никакого сводного анализа положительной работы. А ведь её на самом деле много. Просто странно хвалить правительство и муниципалитеты за то, что они и так должны делать, что и так является их обязанностью. Думаю, к октябрю Республиканский оперативный штаб должен подготовить и опубликовать подробный масштабный отчёт обо всех мерах, принятых для противодействия пандемии. Ведь после проведения парламентских выборов новый созыв Жогорку Кенеша должен сформировать коалицию парламентского большинства, а там и новый состав кабинета министров, и нынешний уйдёт в отставку.

Я просто сделаю несколько маленьких штрихов. Руководство страны с самого начала открыто заявляло об угрозе нового патогена, не баюкая сказками о том, что это всего лишь лёгкая простуда. Честь и хвала лицам, принимающим решения, за требование ношения масок, за то, что в этом вопросе не пошли на поводу у Всемирной организации здраво-охранения. Ну и будем считать, что введение разных видов локдауна — от карантина до чрезвычайного положения — также является правильным. Опять же не стали брать пример со Швеции и вестись на фантазии о коллективном иммунитете. Вопрос только в своевременности и эффективности.

Наконец, власть в республике, в отличие от некоторых других государств, не скрывает от населения и международного сообщества масштабы распространения вируса. Как мы знаем, в Таджикистане непрошеного гостя «не было» до подведения итогов выборов, а в Туркменистане «всё ещё нет» (хотя носить маски туркмен всё же заставляют, слава Богу). У нас же общественность поставили в известность, как только впервые обнаружили заражение. А после пошли и на объединение данных случаев COVID-19, подтверждённых лабораторно и клинически за весь период с момента регистрации первых фактов заражения коронавирусом.

Другое дело, что в официальную статистику не попадают сведения о тех гражданах, которые не обращались за медицинской помощью и выздоровели самостоятельно. Но всё же информацию о смертности можно считать верной. И это на самом деле объединение, а не казахстанский метод, заключающийся в том, что с 1 августа наряду с числом положительных результатов ПЦР-тестов стали озвучивать и количество клинически выявленных случаев пневмонии, предположительно вызванной SARS-CoV-2. В Башкортостане, из которого недавно в Кыргызстан прибыла группа врачей, в июле так же, как и у нас, наблюдался рост заболеваемости внебольничной пневмонией. Её пока там так и называют.

«Медики и общественные активисты, которые живут в Уфе, сообщают, что в городе переполнены больницы и резко выросло количество смертей. Но большинству пациентов ставят диагноз неидентифицируемая пневмония, а не COVID-19, и в официальную статистику смертности и заболеваемости от коронавируса эти случаи не попадают», — сообщал 18 июля телеканал «Настоящее время». 30 июля газета «Аргументы и факты — Уфа» со ссылкой на Минздрав республики написала, что рост числа заболеваний пневмонией продолжается. Глава Башкирии Радий Хабиров 27 июля заявил, что причина воспаления лёгких — вовсе не SARS-CoV-2, а пневмококк, то есть бактерия.

Наконец, я лично считаю правильным — хотя некоторые с этим не согласны, но об этом позже — снятие режима ЧП в мае и поэтапное возобновление экономической деятельности. А также то, что не вводят его повторно сейчас.

  1. Безответственность бизнеса. Как я писала в четвёртой части, негосударственные структуры не приняли никаких кардинальных мер, чтобы обезопасить своих клиентов. Но если одни хозяйствующие субъекты отделались пренебрежением к санитарно-эпидемиологическим требованиям, то другие — в марте и апреле придерживали продовольствие, завышали цены, массово скупали маски для перепродажи или экспорта, а в июле всё то же самое происходило с лекарствами.
  2. Безответственность граждан также стала одной из причин массового заражения. Ещё раз хочу повторить: напоминание о том, что многие кыргызстанцы (в том числе и госслужащие) не соблюдали меры безопасности, не является перекладыванием вины с чиновников на народ. Ничто не отменяет того факта, что источником заражения является инфицированный человек. И у правительства, и у населения есть свои зоны ответственности, одно другого не отменяет. Так, у государства это — система здравоохранения, а у лиц с риском заразить окружающих — приверженность к самоизоляции и лечению.

Вот вам один только пример, прочитанный на АКИpress в интервью Илима Бейшеналиева — главного врача территориальной больницы Ат-Башинского района Нарынской области. Один местный житель скончался от коронавирусной инфекции. Незадолго до этого он отказывался от госпитализации, пытался подраться, схватил представителя государственного здравоохранения, то есть главврача, за грудки, сорвал с него медицинскую маску и стал кричать, что сам знает, что ему делать. Спустя пять дней Илим Бейшеналиев почувствовал симптомы заболевания. Ну а дальше — проблемы с лёгкими, дыхательная недостаточность, лечение в клинике. Он считает, что его заразил тот человек.

В апреле в Беларуси от COVID-19 скончался фельдшер станции скорой и неотложной медицинской помощи города Борисова Василий Липилин. Незадолго до своей смерти он якобы опубликовал на своей странице в Facebook — так пишут СМИ, я не нашла его аккаунт — стихотворение Светланы Фещенко, посвящённое врачам. В нём, в том числе и такие строки:

…Вам хочется гулять, болтать,

С друзьями в клубах тусоваться,

Потом несётесь все ко мне,

Когда начнёте задыхаться.

Когда пропев и проплясав,

Вы время чьё-то сократили.

«Спаси меня!»- шепнёте вы,

Но я уже вам не спаситель.

Я умер, я лежу в мешке…

«Не бог, не царь и не герой, не президент и не директор школы — звучит как рекламный штамп, но бывают моменты, когда многое действительно зависит только от тебя. Текущая эпидемия коронавируса, как ничто другое, иллюстрирует эту догадку. Хотя государства принимают серьёзные меры по сдерживанию, уменьшить масштабы разрушения, сгладить кривую роста заболеваемости сегодня может каждый из нас, сократив свою социальную активность до минимума.

К каким последствиям может привести безответственность всего одного человека, мы видим на примере Южной Кореи, где «пациентка 31″ после инфицирования успела побывать в аварии, в кафе, дважды на службе в церкви, отказаться от первого предложения сделать тест и в результате заразила такое количество людей, что в стране обрушилась вся система профилактики», — напоминает российская исследовательница кино Мария Кувшинова в своём манифесте «Коронавирус как метафора».

«Позволяя себе заразиться или не заботясь о том, что вы можете подхватить вирус, вы распространяете пандемию. Потому что это не заканчивается на вас. Вы инфицируете кого-то ещё, кто передаст инфекцию дальше. А потом заразится тот, кто уязвим. Это может быть больной ребёнок или с иммунодефицитом. Это может быть женщина, принимающая химиотерапию против рака груди. Вы являетесь частью проблемы, вместо того чтобы стать частью решения», — сказал доктор Джон Уайт, руководитель медицинской службы в WebMD, в программе «Коронавирус в контексте».

  1. Вместе с этим необходимо отметить мобилизацию общества. С одной стороны, мы видим самоотверженность многочисленных добровольцев, с другой — предвыборную активность политиков, собравшихся на выборы в Жогорку Кенеш. Пандемия коронавирусной инфекции наслоилась на сложную политическую ситуацию в республике, поэтому мы стали заложниками многочисленных политических манипуляций.
  2. Примерами этого являются травля в соцсетях участников встречи Президента с волонтёрами и меценатами, а также призывы «Ата Мекена» и «Республики» отменить парламентские выборы и повторно ввести чрезвычайное положение, которые можно расценить как предвыборный пиар, а также шантаж властей с целью добиться судебного оправдания по уголовным делам основателей этих политобъединений.

Законодательство не позволяет перенести формирование нового состава Жогорку Кенеша на следующий год. Мы уже приводили цитаты из соответствующих статей законов. В любом случае мы должны избрать депутатов в этом году. 4 октября истекает срок полномочий нынешнего созыва, после он не сможет продолжать работать, любые его решения будут нелигитимны. Тогда кто утвердит республиканский бюджет на 2021-й, что надо сделать до конца декабря?

Что касается возращения ЧП. Как заявил генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Гебреисус, карантинные ограничения сами по себе не смогут полностью остановить распространение коронавируса, лишь замедлить. Одним из основных инструментов для борьбы с передачей патогена являются отслеживание, выявление и изоляция контактов.

«Самоизоляция» — это опция для хорошо информированных обеспеченных людей, имеющих запасы еды, сбережения и профессиональные обязанности, которые можно выполнять удалённо. Эпидемия — очередной повод оглядеться по сторонам и увидеть, кто обслуживает нас в мирной жизни. Мы заметим людей, для которых невыход на работу из-за симптомов ОРВИ — большой финансовый риск, а часто и просто невозможное решение… Соблюдение трудового законодательства, одинаковые правила и равный доступ к медицинской помощи снижают риски для всех», — пишет Мария Кувшинова.

Согласно данным Google, в июле кыргызстанцы ходили на работу даже реже, чем в апреле, во время ЧП, и снова стали меньше посещать непродовольственные магазины, кафе, рестораны и места отдыха. Если граждане сами себе устроили локдаун, какой смысл вводить его законодательно?.. Правда, совсем другое дело, что, пока активность в Бишкеке падает, на Иссык-Куле она, напротив, возрастает…

Наряду со сценариями распространения SARS-CoV-2 общественности не представили исследование экономических, социальных и политических последствий. Да, с точки зрения эпидемиологии можно было продлить ограничения. Но к чему бы это привело? К бунтам?

Что делать теперь?

Не буду говорить о содержании реформы здравоохранения: о её направлениях должны рассуждать эксперты; но очевидно, что она нужна, так же как перемены в сферах обязательного медицинского страхования, медицинских образования и переподготовки, необходимо внедрение независимой аттестации медицинских работников. Одно то, что огромное количество «светил» озвучивало в СМИ и соцсетях противоречащие друг другу утверждения о влиянии коронавируса на организм, течении болезни и необходимой терапии, — тому доказательство. Одни говорят, что других ОРВИ сейчас нет, не сезон, так что всё это — COVID. Другие опровергают, что нет, разные вирусные инфекции есть всегда. Третьи утверждают, что никакая это не пневмония, а пневмонит. Ещё одни настаивают на том, что сосуды в лёгких забиваются тромбами, их оппоненты твердят, что они просто отекают, но тут же находятся те, кто доказывают, что антикоагулянты всё же нужны.

А народ так и остался в неведении: нужны ли антибиотики, литические смеси, капельницы и всё остальное?.. Хотя, может быть, для медицины наличие полярных мнений — обычное явление. Не зря же проводятся консилиумы. Просто обыватель прежде не вникал в это всё, а тут вдруг завеса над тайной приоткрылась, и мы все в шоке: как вообще нас лечили все эти годы?..

Недавно пользователь Facebook К. К. написал: «Четыре ужасные недели моей болезни не стоили моему государству ни сома, ни тыйына. Всё, абсолютно всё, моя семья оплачивала из семейного бюджета и того, что было отложено на отдых и чёрный день. Лечился я дома, так как считался больным средней тяжести… Где мои налоги за 35 лет трудовой деятельности? Где мои конституционные права на бесплатное медобслуживание?».

Фонд обязательного медицинского страхования направил в редакцию «Кактуса» письмо, которое редакция опубликовала. В нём разъясняется: «В связи с тем, что существующая система финансирования здравоохранения нуждается в изменениях, как и сама Программа государственных гарантий, планировалось в 2020 году изменить и её, и механизмы финансирования ЦСМ. К сожалению, из-за эпидемии коронавирусной инфекции данные мероприятия приостановлены, но обязательно будут продолжены».

Далее ФОМС напоминает, что «граждане Кыргызской Республики, независимо от статуса застрахованности, имеют право на получение базового пакета медицинских услуг: приём и консультация врача, общий анализ крови и мочи, ЭКГ, микроскопия уретры и вагинального мазка, определение сахара в крови и моче, определение холестерина в крови. Но при этом гражданин должен быть приписан к центру семейной медицины/центру общеврачебной практики по месту фактического проживания».

Застрахованными считаются только дети; пенсионеры; студенты; зарегистрированные безработные; военнослужащие; лица, получающие социальные пособия, в том числе из-за ОВЗ; фермеры, самостоятельно уплачивающие ОМС. Они могут рассчитывать на льготы на медицинское обслуживание, как на амбулаторном, так и на стационарном уровне.

Так что и вправду — где наши налоги? Возможно, социальные отчисления каждого трудящегося кыргызстанца должны аккумулироваться на его личном счёте, чтобы он знал, какими средствами может распоряжаться для своего лечения. Нужно также говорить об устранении коррупции в здравоохранении. Ни для кого не секрет, что отдельные врачи принимают неформальные платежи, а также из материальной заинтересованности назначают пациентам обследования, терапию, препараты и даже операции, в которых нет необходимости. Поможет ли устранить схемы, хорошо показанные в фильме «Афера доктора Нока», повышение заработной платы медицинских работников до уровня достойного и улучшение их трудовых и жилищных условий? Пока что ситуация с частной медициной не даёт нам утвердительного ответа на этот вопрос.

Многие в соцсетях выражают мнение, что теперь, возможно, государство начнёт улучшать ситуацию в здравоохранении. Где взять деньги на повышение заработных плат, ремонт, строительство и оснащение клиник? Возможно, за счёт оптимизации расходов государства. Может, пойдут на такие меры, как продажа акций, некоторых государственных предприятий (вроде гостиницы «Иссык-Куль» в Бишкеке); объединение под одной крышей отдельных госорганов, бюджетных организаций или даже и юридическое их слияние.

Например, Кыргызского государственного университета искусств и культуры им. Б. Бейшеналиевой и когда-то выделенной из него (из-за амбиций Муратбека Бегалиева) Кыргызской национальной консерватории им. К. Молдобасанова. Из-за этого КГУИК лишился большого концертного и спортивного залов, а КНК — библиотеки, и между двумя учебными корпусами некогда единого вуза — института искусств — появился забор, прозванный бывшим министром культуры С. Раевым «Берлинской стеной».

Реформы в образовании. Имеется в виду не только медицинское, а в целом повышение интеллектуального уровня кыргызстанцев. Так, учёные из Калифорнийского университета выяснили, что «антикоронавирусные» рекомендации лучше соблюдают люди с более высоким интеллектом, пишет Daily Mail.

Информационная политика. Тут я просто коротко замечу, что выражение «кто не кормит свою армию, будет кормить чужую» относится и к информационной войне. Сейчас нищее государство её проигрывает, потому что «свою армию» кормить не на что.

Религиозная политика. Пандемия также (снова) показала проблемы в религиозной сфере, а именно недостаточный авторитет государства у простых верующих и священнослужителей. В марте официально мечети закрыли с 17-го числа, но мы все читали новостные сообщения о том, что и много позже прихожане продолжали посещать их. Так, в частности, издание «Турмуш» сообщало, что 22 марта из Индии прилетели четыре жителя Иссык-Кульской области, даваатчи, позднее оказавшиеся ковид-положительными. После прилёта они три дня находились в обсерваторе в Бишкеке, а затем поехали в Иссык-Кульскую область. По приезде в Каракол 25 марта первым делом посетили мечеть в каракольском микрорайоне «Алтын-Казык», а затем разъехались по домам [8].

После того, как в интернете распространилась видеозапись, как имам-хатиб мечети «7 апрел шейиитери» Абдышукур Нарматов плакал в пустом зале, некоторые мусульмане пришли туда на следующий жума-намаз. А между тем не только исламские религиозные учреждения в Кыргызстане, но даже и две главные святыни ислама — Запретная мечеть (Аль-Масджид аль-Харам) в Мекке, где находится Кааба, и Мечеть пророка (Аль-Масджид ан-Набави) в Медине закрылись, а руководство Саудовской Аравии запретило паломничество в эти города.

И необходимо ещё множество других направлений, мер, таких как повсеместное внедрение эпидемиологических стандартов (о них мы писали в прошлой части), психиатрическая помощь населению, повышение финансовой грамотности и так далее.

За что нам всё это?

С началом пандемии люди задаются вопросом о причине происходящего. Версии можно разделить на три:

1) Случайность + естественные законы природы. Вирусы существуют, ищут возможности выжить, размножаться, мутируют — это естественно. То, что SARS-CoV-2 попал от летучей мыши к панголину (вероятно), а от него к человеку, изменился и стал передаваться внутри вида — случайность. Никакого разумного смысла и цели в этом нет.

2) Неслучайная случайность. Пандемия — это, с одной стороны, защитная реакция Природы на человечество, которое уничтожает её, и с другой — борьба с перенаселённостью планеты и истощением пищевых ресурсов. Природа не является разумной, но она как бы сама себя запрограммировала на самосохранение и поддержание экологического, биологического балансов. Она не оценивает отдельных людей с точки зрения их моральных качеств, не отбирает, кого уничтожить, для неё все homo sapiens — всего лишь один из пазлов в картине мира.

Вспомните, как весной воздух посвежел из-за остановки промышленного производства и транспортного движения, дикие звери появились на опустевших улицах и водоплавающие птицы — в городских каналах. Мировые СМИ писали: «Природа настолько очистилась, что…» Что стало предельно ясно: Земле намного лучше без людей, чем с нами.

3) Воля Творца. Идеалистическая точка зрения, которая предполагает, что все процессы во Вселенной контролирует некий Высший Разум или Бог (боги). Таким образом, пандемия коронавирусной инфекции является Его замыслом, предупреждением всему человеческому роду о необходимости переоценки ценностей, переосмысления отношения к Нему и природе, друг к другу, осознания каждым ошибочности своего образа жизни и мышления.

В социальных сетях (в YouTube) большую популярность получили взгляды израильского каббалиста, кандидата философских наук Михаэля Лайтмана. Он призывает человека бояться не заразиться, а упустить возможность поменять себя в нынешних условиях. Именно драматичные события сего дня могут обеспечить нам истинное бессмертие, считает основатель Международной академии каббалы.

«Можно сколько угодно обвинять друг друга или правительство — решения не будет, пока мы не приподнимемся над этим театром собственного абсурда. Теперь уже ясно: карантинных мер, самих по себе, недостаточно — нам надо реально заботиться друг о друге. Без этой заботы вирус не остановить. Ведь мы столкнулись с чем-то большим, чем эпидемия, — с самой Природой. Природа — не абстракция, а универсальная система, которая нас породила и в которой мы живём», — пишет он.

«Оглянитесь вокруг: мы барахтаемся не в волнах пандемии, а в кризисе собственных отношений… Вот почему нам не удастся просто пережить этот период. У него изначально нет традиционного, привычного решения. Ведь причины происходящего лежат между нами, и Природа автоматически поднимает планку ответственности. «Дело не в вирусе — дело в вас», — говорит она… А указывает она на нашу общую нравственную и социальную несостоятельность», — продолжает философ.

«Вот на что указывает вирус. И он не отступит, пока мы не начнем хотя бы понимать его роль, его посыл. «Вы все погрязли в изгнании, во внутреннем отчуждении, — говорит он. — У вас никто не прав, потому что каждый клонит к раздору, к справедливости на свой лад, к равенству за счёт других. И я заставлю вас измениться», — рассуждает Михаэль Лайтман. У него довольно много подобных интересных мыслей. Их настолько реально немало, что я затруднялась выбрать цитаты и взяла почти наугад.

Можно принимать это, можно отвергать, но тем не менее это не меняет того факта, что многих людей волнует вопрос, почему худо-бедно стабильный и привычный склад жизни вдруг так внезапно и кардинально потерпел крах.

Труднее всего принять идеи о некоем замысле, наверное, тем, кто потерял близких. Ведь никто не сможет ответить им на вопрос: почему он должен был реализоваться так, чтобы лишить их родных и любимых людей, не причинивших никакого зла человечеству и Природе?

И это ещё один важный аспект нашего существования — вопрос о смерти. Почему люди умирают? Почему они уходят так рано? Почему прежде всего нас покидают самые лучшие, самые дорогие? Встретимся ли мы снова? Что нас ждёт после этой жизни?

Возможно, смысл происходящего ужаса (если он вообще есть) ещё и в том, чтобы нам всем вспомнить о скоротечности и хрупкости бытия, расставить приоритеты. Успеть сделать то, что давно хотелось, но никак не было времени. Как в фильме «Достучаться до небес» Томаса Яна, помните? «А ты на море-то не побывал… Не знал, что на небесах никуда без этого? Там, наверху, тебя окрестят лохом».

Есть ещё много хорошего и умного кино на эту тему — об отношении к смерти, о конечности жизни. Мне вспоминается картина «После жизни» японца Хирокадзу Корээды. Кстати, она почти «ровесница» работы Яна. Согласно её сюжету, сразу после смерти покойники попадают в некую небесную канцелярию, где в течение трёх дней должны выбрать самое счастливое воспоминание из своей жизни, чтобы остаться в нём навсегда. Это как бы персональный рай для каждого, где навеки хорошо, и любимые рядом. Один из главных героев Такаши Мотидзуки (в исполнении Араты Иуры) после своей гибели на войне застрял намного дольше, чем три дня, потому что не смог вспомнить ничего подходящего. Пока однажды не узнал, что невеста, не дождавшаяся его с фронта, после своей кончины пожелала остаться в том дне, когда он встретился с ней в короткий отпуск.

«Много лет я тщетно пытался найти в себе хоть одно счастливое воспоминание, но узнал, что был мгновеньем счастья другого человека», — говорит Такаши Мотидзуки, поясняя руководству своё желание тоже попасть в тот момент. Девиз японской ленты — «Какое единственное воспоминание ты заберёшь с собой?» — это вопрос, который режиссёр ставит перед зрителями.

…Азиаты любят снимать на эту печальную тему, которой мы страшимся, но от которой никуда не деться, и делают это с мудростью. Так вышло, что весной я посмотрела сразу несколько корейских сериалов (они короткие) о том, как людям приходится принимать весть о скорой кончине близкого человека или внезапную его смерть, когда они даже попрощаться не успели. Дорама «Здравствуй, мама, и прощай» рассказывает о молодой женщине Ча Ю Ри, которая после гибели из-за автонаезда осталась рядом с семьёй в виде призрака. Волнуясь о близких, страдающих из-за её ухода, она не хочет возноситься на Небо. А там сжалились и даровали Ча Ю Ри возможность на 49 дней воплотиться и завершить все дела: попрощаться с родственниками и друзьями, попросить их отпустить её и не беспокоиться о ней, а ожидать встречи в новой жизни.

…Возможно, весенний локдаун был нам дан, чтобы мы успели побыть с родными. Я прочитала на «Кактусе» признание одного отца о том, каким откровением стало для него, что его ребёнку понравилось это время, когда родители проводили все дни с ним дома.

Возможно, коронавирус должен напомнить нам о тех желаниях и целях, которые не сбылись и которых мы не достигли. Вот почему я говорю, что посвящать всего себя работе не является ценностью. Вообще многое в этой жизни, кажущееся важным, не имеет значения. Нужно оставлять время для себя, семьи, для хобби, волонтёрства, реализации своего призвания, осуществления мечтаний. Нужно создавать счастливые воспоминания. На море, конечно, вряд ли мы попадём из-за закрытых границ, запрета на авиасообщение, новых вспышек заболевания… Если совсем уже не получается, то хотя бы навести порядок в бумагах, вещах, вернуть долги. Верю, что всё скоро минует, что мы будем жить долго. Но ведь успеть сделать то, что хочется, никогда не помешает.

…И как же уже сильно хочется услышать эти три слова: «Коронавируса больше нет»!

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://slovo.kg/?p=117170

Показать все новости с: Кубатбеком Бороновым

19.08.2020 11:30

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Кубанычбек Туманович Туманов

Туманов Кубанычбек Туманович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
98%

степень износа паровых котлов на Токтогульской ГЭС

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31