90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Нетающая проблема: ледники в экосистеме Центральной Азии

13.10.2020 11:00

Общество

Нетающая проблема: ледники в экосистеме Центральной Азии

«Из 13 тысяч горных ледников Таджикистана тысяча уже полностью растаяли. А ведь шестьдесят процентов водных ресурсов Центральной Азии расположено на территории нашей страны,» – такой тезис обозначил в ходе общеполитической дискуссии на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи президент Таджикистана Эмомали Рахмон

Именно Таджикистан на полях ООН выступил с инициативой создания Международного фонда по сохранению ледников. Казалось бы, где ледники – и где страны центральноазитского региона, однако любые изменения в одних странах региона полностью определяют гидрологический цикл в других. - в материалах ia-centr.ru

Подробнее о водно-энергетическом вопросе для Центральной Азии в предыдущем материале.

Сегодня таяние горных водообразующих ледников, влияние изменения климата несут значительные риски для экосистемы Центральной Азии. Как отмечал директор Института сейсмологии Национальной академии наук КР Канатбек Абдрахматов, в Таласской впадине площадь ледников за последние 30 лет уменьшилась на 26 процентов. На южном берегу Иссык-Куля – на 11, а на северном – на 18 процентов. 

Быстрее всего исчезают ледники площадью меньше одного квадратного километра. Те, за счет которых питаются водой многие села на северном берегу озера. Как следствие «сжатие» ледников может привести, по различным оценкам, к сокращению стока рек Кыргызстана к 2030 году на 25-30%, к 2050 году на 30-40%, что составит только 16-21 км3/год. По данным таджикских исследователей, за последние десятилетия ледники Таджикистана потеряли более одной трети своей площади. 

Между тем усиливается антропогенная нагрузка на экосистему. К примеру, по данным профессора Х. Умарова в Израиле, в западной части реки Иордан в зоне распределения воды для орошения 1 тыс. га пашни используют  всего 5500 м3 воды, тогда  как в Таджикистане 11 тыс.м3, почти в два раза больше чем в Израиле, в Узбекистане – 17 тыс.м3, в Туркменистане – 21 тыс.м3. 

Интенсивное использование земель и низкий уровень технологизации процесса орошения ведет к увеличению объема потребления воды в сельском хозяйстве, на которое к 2015 году приходилось, в среднем, по странам ЦА – 87,2% от общего объема водопотребления.

Проблема ледников – лишь одна из угроз для водно-энергетического баланса в регионе. Вне согласованных интересов, страны Центральной Азии достаточно далеко прошли путь преследования исключительно своих интересов, опираясь на того, или иного внешнего игрока, и пытаясь реализовать преимущество своей позиции поставщика углеводородов, либо проектируя поставки дешёвой гидроэлектроэнергии. Несмотря на значительные проекты с крупными нефте- и газодобывающими компаниями, несмотря на строительство нефте- и газопроводов, а также проекты крупных линий электропередач за пределы региона, амбициозные цели не были достигнуты в полной мере. 

Распределение сил в регионе сложилось таким образом, что наиболее уязвимы оказались позиции Таджикистана и Кыргызстана. 

Невозможность обеспечить собственную энергетическую безопасность, вопрос ледников, зависимость от поставок энергоносителей из соседних стран, препятствия в возведении ГЭС, которые должны были обеспечить энергетическую безопасность, обострение внутриполитической ситуации побуждают эти страны искать наиболее удобных партнеров. 

Таким образом, на современном этапе водно-энергетическая политика упирается в отсутствие механизмов согласования интересов участников процесса вододеления и видения единого целостного регионального подхода к системе управления водными ресурсами. Существующая проблема использования и распределения трансграничных вод работает не на объединение ресурсов и возможностей стран ЦА, а наоборот еще более обостряет конкуренцию за доступ к воде. 

Несмотря на то, что есть понимание необходимости поиска новых форматов управления, позволяющих решать проблемы водного передела, и предлагаемых экспертами новых механизмов управления водно-энергетическим комплексом, недостаточность политической воли к интеграции тормозит процесс объединения усилий по решению проблем водно-энергетического баланса. 

Интеграционный потенциал заключается в способности доверять. До сих пор страны ЦА искали поддержку вне региона, что не работает на усиление региональных позиций. В этой ситуации значительное влияние на развитие ситуации оказывают внешние игроки, которые заинтересованы в реализации собственных проектов по отношению к гидроэнергетическому потенциалу региона. Активизация внешнего фактора может привести к еще большему расколу в регионе. И этот сценарий видится вполне вероятным. 

Объединение региона вокруг проблемы водных ресурсов возможно в случае пересмотра и корректировки процесса согласования позиций или же смены политической элиты, принимающей решения. На смену «традиционным» механизмам, основанным на принципе конкурентности за владение ресурсом, должно прийти понимание приоритета интересов региона в евразийском интеграционном формате.     

 

 


 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном

13.10.2020 11:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Радбек Бакиевич Ешмамбетов

Ешмамбетов Радбек Бакиевич

Руководитель Аппарата Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

Cвыше 360 тыс

жителей Киргизской ССР ушли на фронт во время Великой Отечественной войны

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31