90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Близость партнера определяется национальными интересами Узбекистана

09.11.2020 11:00

Политика

Близость партнера определяется национальными интересами Узбекистана

«Узбекистан умеет формулировать, доказывать и убеждать те или иные державы в том, что необходимо учитывать его национальные интересы» – директор Центра исследовательских инициатив «Ma'no» Бахтиёр Эргашев рассказал в интервью Ia-centr.ru, почему для Узбекистана важен принцип равноудаленности от глобальных «центров силы».

Источник: Близость партнера определяется национальными интересами Узбекистана

В первой части интервью – об особенностях многовекторного курса Узбекистана.

– Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев в своем выступлении в ООН говорил условно «от лица региона». Означает ли это, что страна может выступать в качестве лидера Центральной Азии?

– Узбекистан, если и выступает от имени региона, то делает это в тех вопросах, которые требуют обсуждения в глобальном, надрегиональном масштабе. Это касается темы экологии, ситуации вокруг Аральского моря – они являются не только и не столько проблемами Центральной Азии, а носят уже надрегиональный, а может быть, и глобальный характер.

Вопросы развития транспорта и реализация транзитного потенциала стран региона, которые требуют привлечения внимания международных партнеров с тем, чтобы они проявили свою заинтересованность в оказании помощи Центральной Азии в их реализации.

Постоянно обсуждаемый вопрос о региональном лидерстве носит формат «кухонных дискуссий» и, наверное, интересен определенной части людей. Среди серьезных аналитиков подобных разговоров не слышно.

В этой теме очень много провокационного подтекста и желания вбить клин между странами. В частности, муссируется тезис о том, что Узбекистан и Казахстан являются конкурентами, что, конечно, абсолютно неверная оценка ситуации.

Ни в одном официальном документе или выступлении в Узбекистане вы не услышите заявлений, содержащих формулировки «о лидерском потенциале» или «конкуренции». Страна сосредоточена на себе, на решении своих внутренних проблем.

Чисто с экономической точки зрения объем экономики Казахстана в 2,5 раза больше объема ВВП Узбекистана. Борьба за лидерство, говорите?

Кроме того, нет ни одной отрасли, в которой бы Казахстан и Узбекистан конкурировали на внешних рынках третьих стран. Экономики наших государств во многом взаимодополняемы.

Сейчас не время и не место для того, чтобы меряться потенциалами.

– Что Узбекистану дает сотрудничество с Россией по ключевым проектам в образовательной сфере, совместному строительству АЭС, экономическому направлению и проектам в области безопасности?

– Из четырех формирующихся глобальных «центров силы», наиболее близкие отношения у Узбекистана с Россией. Россия, наряду с Китаем, является для Узбекистана одним из главных внешнеторговых партнеров, на каждый из которых приходилось в разные годы от 18 до 20% внешней торговли Узбекистана.

Ташкент заинтересован в более глубоком, широком и диверсифицированном сотрудничестве с Россией по всем направлениям, начиная от проектов в сфере образования и гуманитарных контактов до укрепления экономических связей и выстраивания сотрудничества в военно-технической сфере.

В России сейчас учатся около 20 тысяч узбекских студентов. Это очень серьезная цифра.

Интересная тенденция последних лет – в Узбекистане самое большое количество работающих филиалов российских вузов на постсоветском пространстве. Россия сейчас дает Узбекистану то, что ему нужно в рамках реализации политики активной индустриализации – открываются филиалы технических вузов, которые будут готовить инженерно-технические кадры для работы на промышленных объектах. Это необходимо для того, чтобы запланированный промышленный рывок был реализован.

Второе упомянутое направление сотрудничества, строительство АЭС. Узбекистан сейчас является энергодефицитной страной.

Нехватка энергии сказывается как на бытовом уровне, так и на уровне энергообеспечения для малого и среднего бизнеса, промышленных предприятий.

В этой связи, проект АЭС в Узбекистане – это важный шаг к решению проблемы энергодефицита. Это технологический и даже ментальный рывок. Строительство объекта такой сложности и его эксплуатация – серьезный вызов для всей страны. Данный проект, именно то, что придает сотрудничеству Узбекистана и России действительно стратегический характер.

Что же касается сотрудничества в экономике, то согласно модели экспортно-ориентированного развития, которая сейчас реализуется в Узбекистане, страна открывается. И вступление республики в ЕАЭС – это один из возможных вариантов стимулирования экономического роста, внешней торговли. Это стратегический шаг, имеющий важные долгосрочные последствия и серьезность данного вопроса в полной мере, осознается и элитами, и обществом.

На данном этапе необходима выработка общественного и внутриэлитного консенсуса, который будет работать не на раскол общества, а на его объединение. Поэтому лично мне нравится эволюционный, пошаговый подход, который сейчас реализуется Узбекистаном.

Сейчас Узбекистан подал заявку на получение статуса страны-наблюдателя. Это позволит стране взвесить плюсы и минусы, а заодно даст время и Узбекистану, и странам-членам ЕАЭС присмотреться друг к другу.

Что касается проектов в сфере безопасности, важно отметить, что Узбекистан придерживается отказа от размещения иностранных военных баз на своей территории.

Такая база находилась уже в Узбекистане, в рамках сотрудничества страны с коалицией стран во главе с США, в Афганистане. В силу определенных причин решение было аннулировано, базу эвакуировали. Имея подобный негативный опыт, Узбекистан принял для себя стратегическое решение, исключающее появление таких объектов на своей территории.

Наличие иностранной военной базы – потеря части суверенитета, так как принятые в рамках такого размещения политические обязательства связывают страну по рукам и ногам. Подобное положение не очень комфортно для любой страны.

– Насколько пропорционально складывается сотрудничество Узбекистана с Россией, КНР и США?

 – В силу общей истории у Узбекистана сложились более доверительные и близкие отношения с Россией, чем, например с теми же КНР и США. У нас с Россией есть общая боль и общая Победа в Великой Отечественной войне. Такие вещи трудно оценить в деньгах, тоннах или в объеме товарооборота. Но это то, что создает ощущение близости.

И это закреплено в соответствующих договорах. Россия и Узбекистан являются союзниками и стратегическими партнерами. Россия является одним их двух крупнейших внешнеторговых партнеров и инвесторов в экономике Узбекистана. Российское оборудование и технологии остаются важнейшим фактором в процессе модернизации и технологического перевооружения промышленности Узбекистана.

Именно Россия является важнейшим партнером в Узбекистана в военно-технической сфере.

Китай для современного Узбекистана – важный партнер в инвестиционной, технологической сферах. В вопросах экономической модернизации. И этот формат – он всерьез и надолго. И понятно, что Узбекистан, активно реализующий политику форсированного индустриального развития, будет и в дальнейшем укреплять это сотрудничество.

США как ведущая глобальная держава, один из технологических лидеров современного мира для Узбекистана, реализующего политику политической, экономической и социальной модернизации, несомненно, является и будет являться важным партнером. Начиная с диалога по вопросам урегулирования внутриафганского кризиса и заканчивая вопросами инвестиций и торговли.

Узбекско-американские отношения в постсоветский период переживали разные времена. Были подьёмы и упадки. Сейчас, после официального визита президента Узбекистана Ш.М. Мирзиёева в 2018 году, в узбекско-американских отношениях наступило то, что дипломаты двух стран определяют как «историческая эра стратегического партнерства». И несомненно, что движение в этом направлении будет продолжено.

Серьезный прорыв за последние годы произошел в узбекско-индийских политических и экономических отношениях. Быстрорастущая Индия становится серьезным партнером Узбекистана в решение задач и целей политики экономической модернизации, развития сферы образования и ряда других сфер. И это сотрудничество, как представляется, имеет серьезные шансы на успех.

Но при всем этом, хочется верить, что Узбекистану удастся и в дальнейшем реализовывать свою внешнюю политику на основе принципа «стратегической сбалансированной равноудаленности от глобальных «центров силы».

– Через какие инструменты возможно влияние внешних партнеров на политику и экономику Узбекистана?

– С началом экономических реформ в 2017 году отмечается неуклонный рост внешнего долга Узбекистана. Он формируется за счет кредитов, полученных под гарантии правительства. Основные кредиторы – международные финансовые организации – Всемирный банк, Азиатский банк, МВФ и так далее.

Понятно, что один из самых важных рычагов воздействия на внутреннюю и внешнюю политику страны – возможность давить на «болевую точку» в виде государственного долга. Но, я верю, что серьезных проблем в этом вопросе не будет. Узбекистан всегда своевременно выполнял свои обязательства и является проверенным заемщиком.

Надеюсь, что неизбежный на данном этапе рост госдолга, который связан с реализацией большого количества проектов во многих сферах, не станет инструментом давления на страну.

– Насколько у Узбекистана хватит «запаса прочности», чтобы противостоять внешнему давлению, если кто-то из партнеров потребует у Ташкента определиться с кем он «дружит», а с кем нет?

– Узбекистан имеет запас прочности для противостояния попыткам давления с целью геостратегического и геополитического выбора в пользу какого-то из «центров силы».

У любой страны есть свои «болевые точки». Есть проблемы, которые можно раздуть. И во всяком обществе существуют определенные разделительные линии, которые можно усугубить. Узбекистан не исключение. У страны есть проблемы экономического, демографического характера, плюс общая граница с Афганистаном и так далее.

Но анализ показывает, что у страны есть определенные механизмы инструменты для поддержания общественно-политической стабильности в период кардинальных экономических и политических реформ, в период глубокой трансформации.

Кроме того, если какой-то из «глобальных центров силы» захочет расшатать ситуацию в Узбекистане, самой крупной стране региона по численности населения и находящейся в самом центре Центральной Азии, всегда будут другие «центры силы», которые помогут Узбекистану преодолеть это давление.

Такой механизм сдержек и противовесов работает, и он доказывал свою эффективность уже несколько раз. Узбекистан умеет формулировать, доказывать и убеждать те или иные державы в том, что необходимо учитывать национальные интересы страны.

И тем силам, и странам, которые захотят дестабилизировать внутреннюю ситуацию в Узбекистане, стоит помнить о том, что на это уйдет гораздо больше времени и сил, чем на аналогичную деятельность в других странах.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

09.11.2020 11:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Мурадыл Ганиевич Мадеминов

Мадеминов Мурадыл Ганиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
58

киргизских депутатов имеют оружие

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30