90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Мнение кыргызстанца о спекуляциях на тему русского языка

Мнение кыргызстанца о спекуляциях на тему русского языка

Родной язык требует бережного отношения, а радикальные выкрики дают лишь негативный осадок, в этом случае пользы для него не будет. О спорах вокруг русского языка и судьбе кыргызского размышляет наш редактор-обозреватель.

Член Конституционного совещания Садирдин Торалиев предложил лишить русский язык статуса официального. По мнению общественного деятеля, молодежь в Кыргызстане перестала разговаривать на родном языке. Он сам назвал свое предложение радикальным, но отметил, что ни у каких языков, кроме кыргызского, не должно быть особого статуса в стране, а их развитие будет регулироваться другими законами.

В аппарате президента заявили, что эту инициативу следует воспринимать только как мнение конкретного человека, и подчеркнули, что такие предложения даже не рассматриваются. На следующий день стало известно, что Конституционное совещание идею отклонило.

Разговоры о необходимости снизить влияние русского языка периодически поднимаются в инфополе Кыргызстана со времен обретения независимости. Такие заявления часто совпадают с выборами, и нынешняя ситуация — не исключение: в следующем году гражданам предстоит выбирать главу государства, парламент и даже менять Конституцию.

Споры о статусе русского языка используются как повод отвлечь внимание от серьезных проблем в экономике, политических интриг и бог знает чего еще. Политики умело пользуются этим и разыгрывают карту лояльности. И если раньше такие предложения звучали более-менее оправданно (в советское время только половина населения говорила по-кыргызски), то сегодня они вбрасываются искусственно, чтобы на их фоне некоторые деятели заработали политические очки.

Вообще, наш истеблишмент привык считать, что, если политика поддерживает Москва, значит, он имеет вес. При этом "элите" словно невдомек, что Кремль давно сменил политику "старшего брата" на равноценное партнерство и не хочет иметь дела с теми, кто играет краплеными картами. Совсем недавно мы убедились в этом еще раз — вспомните ситуацию в Армении и Беларуси. Так называемая политика многовекторности хороша лишь до тех пор, пока не запахнет жареным. А по сути это не что иное, как лавирование из стороны в сторону: кто даст конфеток, тот и самый красивый (как в мультике про девочку с леденцом). Но эта детская психология сегодня не работает — мир стал прагматичным и требует реальных действий, а не сладких песнопений.

Кыргызстан за 30-летний период суверенности не раз демонстрировал чудеса маневрирования, это стало чуть ли не приоритетом внешней политики: мы хотели дружить со всеми, получать бонусы, но ничего не делать. Только капитализм, господа, намного жестче, чем "кровавый" советский режим. Тут за каждый вложенный доллар потребуют вернуть десять, и не дай бог не расплатишься — съедят и фамилию не спросят.

Еще Аскар Акаев умело использовал интересы мировых игроков, чтобы получить определенные политические коврижки. Его открытость миру была почти беспредельной: хотите демократию — пожалуйста, Кумтор вам понравился — берите, не стесняйтесь, желаете открыть у нас авиабазу — милости просим. Курманбек Бакиев — еще один мастер восточной политики — красиво говорил, но не торопился выполнять обещания. Только на одной базе Ганси ему удавалось "играть" почти пять лет. Президент переходного периода дала Вашингтону надежду, но Алмазбек Атамбаев вывел американцев и включил другой вектор, лавируя между интересами Турции и арабских стран. Следующий президент часто ездил в Москву, однако его политика была какой-то вялой, неуверенной.

Создание образа внешнего врага — часто используемый способ переключить внимание населения: вот он, держите, ату его, ату! И сразу внутренние проблемы отходят на второй план. В качестве такого врага нам использовать некого, вот и разыгрывается языковая карта. Но если вспомнить историю, с середины XIX века кыргызы находятся в тесной связи с русским языком — именно тогда наши предки приняли стратегическое решение присоединиться к России. С тех пор на кыргызской земле звучит русская речь, и, думаю, от этого мы только выиграли, обретя безопасность и благополучие. Напомню, что именно с целью защиты кыргызского народа наши правители предложили дружбу Екатерине II. Потом республика добровольно вошла в состав СССР, а в постсоветский период был заключен договор о вечной дружбе, союзничестве и партнерстве с Россией.

Да, были и трагические моменты (Уркун и массовые репрессии 1930-х годов), но в эти жернова истории попали не только мы, да и нельзя уравнивать политику отдельных личностей и отношение целого народа.

Обретя независимость, мы могли повернутся на Запад, но здравый смысл опять подсказал нам, в каком направлении двигаться. Евразийская интеграция, участие в ОДКБ и СНГ являются гарантами безопасности и экономического развития. Да, не быстро, но поступательно и верно. Даже пандемия стала примером взаимопомощи между двумя народами.

А теперь хочу поразмышлять о низком уровне развития кыргызского языка и пройтись по статданным. Так, согласно переписи, в 1999 году более 70 процентов населения республики свободно говорили на кыргызском языке (это не только кыргызы, которых было 64 процента), а почти 1,7 миллиона человек (более трети из 4 миллионов 851 тысячи граждан) спокойно общались на русском. К слову, за десять лет до этого на кыргызском говорили 53 процента жителей.

В 2009-м, также согласно переписи, кыргызов стало уже 70,8 процента, а русское население сократилось почти на 5 процентов — 13 против 8. При этом кыргызский язык как родной указали 3,8 миллиона граждан, а 3 978 кыргызов назвали родным еще и русский.

А теперь вопрос — как при увеличении коренного населения и значительном уменьшении русскоязычного (ведь не только русские уезжали в те годы) может получиться, что кыргызы не говорят на родном языке? Нонсенс, да и только. Видимо, у господ защитников кыргызского плохо с математикой.

Бог с ними, с цифрами, вот вам наглядный пример: приезжайте в любой район страны, и вас встретят на кыргызском языке. Только убедившись, что человек не может на нем изъясняться, местные жители станут разговаривать на русском (кстати, ломаном — люди его забывают). Есть и личный пример: я вообще не говорил по-кыргызски до 1996 года и более-менее сносно стал изъясняться в начале 2000-х, а сегодня свободно перевожу на русский тексты, написанные "нукура кыргызча создор менен" ("на настоящем кыргызском"). При этом хочу отметить, что даже в богатейшем русском языке иногда трудно подобрать подходящие слова и приходится переводить целые понятия. Детей я в свое время отдал в садик с кыргызским языком обучения, половина воспитанников в котором, кстати, были представителями других национальностей, в том числе русскими.

А насчет молодежи скажу так — новое поколение выбирает русский, потому что он жизненно необходим. Я говорю не о городской молодежи, которой мало, а о сельских девушках и парнях, которые вынуждены уезжать на заработки в Россию. При этом на юге КР курсы русского языка очень востребованы.

К слову, в соседнем Узбекистане, где у русского нет статуса ни официального, ни языка межнационального общения, тоже усиленно его изучают. Сегодня там готовят 30 тысяч местных педагогов и методистов для улучшения преподавания русского в школах.

...Торалиев сетовал, что его дети и внуки разговаривают по-русски, и он не может с ними справиться. В ответ выскажу банальную мысль: дети выбирают то, что им нужно, а весь этот контент на русском. Мультфильмы, интернет, социальные сети, игровые приложения — все на русском. Даже бытовое общение у многих соотечественников приняло форму кыргызской речи вперемешку с русскими словами.

Так что давайте вместо громких заявлений просто работать над сохранением своей идентичности — "создавать" необходимость в кыргызском языке. Лучше всего начать с истории, науки, медицины и техники, а также с учебников. И, конечно, улучшать контент сайтов и мобильных приложений. Те же "Одноклассники" и Facebook на кыргызском "зайдут" хорошо (Microsoft же включил в свою операционную систему кыргызский).  

Ведь не секрет, что за 30 лет независимости в школах так и не стали хорошо преподавать кыргызский, методики не работают, язык можно выучить, лишь полностью погрузившись в национальную среду. Что говорить о неносителях языка, если даже жители глубинки не знают кыргызского на литературном уровне в силу плохого преподавания...

Любовь к языку надо воспитывать аккуратно, бережно и желательно системно. Кстати, обратите внимания на аудиокнигу "Сынган кылыч", которую мы сделали специально для тех, кто хочет ознакомиться с историей кыргызов.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Жоомарт Рахатович Сапарбаев

Сапарбаев Жоомарт Рахатович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

22 млн

достигнет численность трудоспособного населения Узбекистана в 2030 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31