90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Куда заведет Центральную Азию ее «многовекторность

Куда заведет Центральную Азию ее «многовекторность

Обзор российских СМИ за декабрь 2020 г.

«Встолицах центрально-азиатских стран политикам пока рано беспокоиться за безопасность и независимость своих государств…», – пишет Владислав Иноземцев. В этом обзоре российских СМИ – про то, как ударило по российской экономике сокращение мигрантов; многостороннюю политику государств Центральной Азии, которую пора менять на региональную; политические расстановки в Кыргызстане и Казахстане накануне январских выборов; нарушения прав человека в самой закрытой стране постсоветского пространства – Туркменистане.

Регион

Владислав Иноземцев пишет про евразийское взаимодействие России и стран Центральной Азии в материале от «Новой газеты» (Чудеса на виражах, 19.12.2020). Несмотря на опрометчивые выступления депутатов Государственной думы В. Никонова и Е. Фёдорова, поставивших под вопрос территориальную целостность независимого Казахстана, Россия не собирается активизироваться в регионе. Разная реакция Москвы на события в Белоруссии, Армении и Кыргызстана служит тому доказательством. Объяснения найдутся в истории: еще на рубеже 1980-х и 1990-х риторика Москвы касалась в основном «лишь ча­сти постсоветского пространства.

А именно территорий от Белоруссии до Украины и Молдовы, а также пространства от Абхазии до Карабаха. Никого и никогда в России не возбуждали мысли о борьбе за Таджикистан или Туркмению, а на казахские степи высказывал претензии разве что В. Жири­новский (и то, вероятно, лишь потому, что они лежали на пути к Индийскому океану). Никакие попрания прав русских в этих странах, откуда в 1990-е (в отличие от стран Балтии или той же Украины) бежали сотни тысяч потерявших всё «соотечественников», не волновали Кремль». Подобная позиция Кремля объясняется имперской историей России и доминированием «православной» идентичности над «русской».

Геополитика Турции строится по логике напоминающей российскую: присоединение Кипра под предлогом «защиты интересов турок» в 1970-х; риторика «тюркских корней» и «тюркской солидарности» в Центральной Азией; объявление Азербайджана братской страной, почти так же как Россия говорит про Украину и Белоруссию; Анкара и Москва активно участвуют в конфликтах «по периметру своих границ». «По мере того как в России стремительно возрождаются имперские настроения (причем они вряд ли превратятся в полномасштабную имперскую политику, для ре­ализации которой у Москвы сейчас нет ресурсов), ее отношение к другим центрам бывших империй, распространявших свое влияние на части ее собственных территорий, становится всё более ревнивым».

В то же время Кремль «не ревнует» Китай из-за его активности в Центральной Азии: «Кремль не относится ревниво к росту китайского влияния в регионе, и тем более не интересуется нарушениями прав русскоязычных граждан в строящих свою национальную идентичность новых султанатах». И поэтому «в столицах центрально-азиатских стран политикам пока рано беспокоиться за безопасность и независимость своих государств…»

Снижение трудовых мигрантов уже сказывается на рынке труда

Ольга Самофалова из Интернет-ресурса «Взгляд» обсуждает перспективы российской экономики после сокращения мигрантов (Как нехватка трудовых мигрантов сказалась на российской экономике, 17.12.2020). Заведующая научной лабораторией «Количественные методы исследования регионального развития» РЭУ им. Плеханова Елена Егорова комментирует: «Снижение трудовых мигрантов уже сказывается на рынке труда: не хватает работников на стройках, в гостиничном и ресторанном бизнесе, в сфере ЖКХ. Население России стареет и нас ждет снижение числа трудоспособного населения». Отток мигрантов уже привел к повышению зарплат и спросу на курьерские услуги.

Директор Научно-исследовательского центра социально-политического мониторинга РАНХиГС Андрей Покида: «Дефицит трудовых мигрантов заставляет работодателей поднимать заработную плату по ряду специальностей, так как им чаще приходится нанимать местных жителей. Весьма показательно выглядит работа курьеров. Это, безусловно, можно расценивать, как положительный момент».

Мигрантов из Центральной Азии на курьерской работе заменила российская молодежь, но, «как только границы снова откроются, а мигранты смогут вернуться в Россию, компании могут начать увольнять тех, кто получает больше, и замещать их теми, кто готов работать за меньшие деньги – полагает Алексей Захаров, основатель и президент SuperJob. Особенно остра нехватка мигрантов на стройках, а российские граждане не стремятся занимать позиции мигрантов на стройобъектах и Минстрой предлагает упростить въезд в мигрантов в Россию, но на деле все стало сложнее.

Екатерина Иващенко в материале «Новой Газеты» о том, как нехватка мигрантов привела к печальной для российского рынка труда ситуации (Операция «Чьи-нибудь руки», 02.12.2020). По словам представителей рекрутинговых агентств: «Где-то мы слышим плач работодателей, а где-то уже стоны». Однако депутат Госдумы Сергей Калашников надеется: «Падение доходов, рост безработицы, закрытие предприятий и весьма пессимистичные прогнозы по их восстановлению приведут к тому, что россияне будут браться за любую работу. А значит, рабочие места, которые традиционно принадлежали гастарбайтерам, будут замещаться россиянами. Это серьезный тренд, и он уже обозначился».

Но ему возражает директор Центра теоретической и прикладной политологии РАНХиГС Владимир Малахов: «слова «мигранты нам не нужны, их заменят россияне» — в чистом виде идеология и ничего больше. У нас такая одержимость идеей-фикс «нам мигранты не нужны», что, даже когда жизнь показывает нечто противоположное, люди продолжают утверждать: «мы сами справимся, надо просто перевезти в Москву россиян из регионов». Но все забывают о том, что условия труда и уровень зарплаты, который существует на стройках, ЖКХ, в курьерской сфере, малопривлекательные, и не факт, что граждане России пойдут работать на эти условия».

Между тем попытки нанять россиян безуспешны. Как сообщает Наталья Хмельницкая, гендиректор сервиса для мигрантов «ТутЖдут»: «Реальный вакуум на рынке труда начался в середине сентября и длится уже третий месяц, но замещения мигрантов россиянами так и не произошло: из 100% вакансий замещение удалось максимум на каждую десятую». В поисках выхода работодатели и аутсорсинговые компании серьезно задумались над тем, чтобы ввозить мигрантов из Центральной Азии чартерными рейсами. Хмельницкая сообщает: «Так как за легальных мигрантов происходит борьба, во всех отраслях начали повышать зарплату». По ее мнению, если границы не откроются «месяца через три рынок получит другую динамику, и перетекание россиян на позиции мигрантов вырастет до 30%, но все равно никогда не будет полным».

Асоке Кумар Мукерджи на вебсайте международного дискуссионного клуба «Валдай» обсуждает сотрудничество Индии со странами ШОС (Индия и ШОС: действуй на Востоке, 08.12.2020). 15-й саммит Шанхайской организации сотрудничества и 19-е заседание Совета глав правительств ШОС подчеркнули три актуальных вопроса для Индии: 1) прогресс ШОС в расширении сотрудничества в социально-экономическом пространстве, в том числе проекты в области транспортной связности и цифровые технологии; 2) эффективность ШОС в противодействии транснациональному терроризму, направленному против Индии; 3) роль ШОС в обеспечении безопасности и стабильности в Азии.

Эксперт комментирует реализацию этих проектов относительно Центральной Азии: «Активное партнёрство Индии с такими членами ШОС, как Казахстан, предложивший создание пула технопарков ШОС, и Узбекистан, предложивший платформу ШОС для взаимодействия между главами ведомств по информационным технологиям, будет актуальным для обеспечения присутствия Индии в цифровом пространстве организации. Конкретные области для индийских цифровых инициатив в ШОС будут включать такие секторы, как образование, здравоохранение, малое и среднее предпринимательство». 

Странам Центральной Азии не следует метаться от одного сильного государства-союзника к другому, а консолидироваться на региональном уровне

«Росбалт» про многостороннюю политику государств Центральной Азии (Куда заведет Центральную Азию ее «многовекторность», 07.12.2020). «Ведущие мировые державы, как правило, не одержимы идеей многовекторности своей внешней политики. Основным внешним ориентиром для них является национальный интерес (…) Иное дело — государства Центральной Азии и почти всего остального постсоветского пространства, готовые вступать в тесные финансово-экономические отношения едва ли не со всеми, кто того пожелает. Но такие отношения влекут за собой навязывание идеологии сильного слабому, вмешательство в его внутренние дела, манипулирование целыми государствами, считающими себя независимыми».

Уязвимость стран Центральной Азии – в «многовекторности внешней политики». Казалось бы, эта политика направлена на укрепление стран региона и позволяет балансировать между мировым акторами. На самом деле такой подход априори провальный, поскольку «одним внешним партнерам нужна стабильность в Центральной Азии, а других больше устраивает хаос — в его условиях им легче проводить собственные нелегитимные и, зачастую, криминальные интересы».

Автор полагает, что странам Центральной Азии не следует метаться от одного сильного государства-союзника к другому, а консолидироваться на региональном уровне: «региональная консолидация может избавить их от комплекса неполноценности, и однажды они предстанут перед миром как «великолепная пятерка», приоритетом которой во внешней политике будет не «заокеанский дядя» или территориально более близкий ментор, а каждое из государств Центральной Азии».

Инициативы по региональной интеграции были предприняты президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, и эти инициативы должны поддержать главы других государств Центральной Азии: «Больше интеграции, больше регионального сотрудничества, больше координации в донесении своей единой позиции на международном уровне, и с течением времени пятерка действительно может стать великолепной. Во всяком случае, не бегающей от одного сильного к другому, а имеющей в виду, с точки зрения безопасности, всего лишь одного. А с другими «сильными» находиться на равном удалении».

Кыргызстан

Виктория Панфилова из «Независимой газеты» (НГ) сообщает, что в преддверии президентских выборов в республике 10 января 2021 интенсифицировались встречи между кыргызскими и российскими политиками (Киргизию ждут предсказуемые выборы президента, 01.12.2020). 7 декабря должна была пройти встреча спикеров Государственной думы РФ Вячеслава Володина и киргизского парламента Таланта Мамытова. Ранее Москву посетили – исполняющий обязанности премьер-министра Артем Новиков и глава МИДа Руслан Казакбаев. «Новый киргизский лидер Садыр Жапаров удостоился лишь телефонного разговора с президентом РФ Владимиром Путиным», после которого в Кыргызстан «направились караваны с гуманитарным грузом.

Примеру России последовали Казахстан с Узбекистаном – они послали медицинские средства, необходимые для борьбы с коронавирусом». По мнению политолога Марса Сариева, российские власти «осторожно» признали Жапарова: «У Жапарова колоссальная поддержка в провинции. Он стал народным лидером. Он борется с коррупционерами и результаты этой борьбы может предъявить.

Например, бывший заместитель начальника таможни Раимбек Матраимов возвращает награбленное в бюджет страны. Активную работу проводит его и.о. премьера Артем Новиков». Материал сообщает, что «ученые уже «лепят» ему (Жапарову) «подходящую биографию», выискивая в архивах доказательства древности и могущества его рода, который проживал на берегах Иссык-Куля. Это повысит его авторитет: традиционное киргизское общество все еще основано на кланах и тайпах». Сариев считает, что Жапаров освободит экс-президента Алмазбека Атамбаева и тем самым получит голоса его сторонников.

Теоретически Киргизия является одной из наиболее развитых стран СНГ с точки зрения либеральности отношений и экономической политики, развитости рыночных институтов, конкуренции

Данияр Каримов в материале «Российской газеты» спрашивает экспертов, как поднять инвестиционную привлекательность Кыргызстана (Инвестиции любят тишину, 02.12.2020). Нургуль Акимова, советник главы минэкономики КР: «Экономика республики подверглась воздействию внешних, глобальных факторов. Речь, прежде всего, идет об оттоке капитала из страны. Это стало следствием пандемии (…) Чтобы компенсировать потери, министерство экономики приступило к разработке государственной программы комплексной поддержки малого и среднего бизнеса.

Причем мы ставим задачу не только решить проблемы с финансированием проектов, но и рассмотреть вопросы, связанные с техническими регламентами и стандартизацией. Для чего это делается? На рынке существует не только ценовая, но и качественная конкуренция. Если производители будут работать над улучшением своей продукции, приведут ее в соответствие с требованиями ЕАЭС, Евросоюза и Китая, экспортные возможности страны возрастут. А там, где потенциал экспортоориентированных отраслей высок, растет и инвестиционная привлекательность».

Аза Мигранян, профессор, Центр постсоветских исследований РАН (Россия): «Теоретически Киргизия является одной из наиболее развитых стран СНГ с точки зрения либеральности отношений и экономической политики, развитости рыночных институтов, конкуренции. Республика могла бы стать привлекательной для инвесторов, но существующие проблемы не дают ей этого сделать.

Во-первых, речь идет о недостаточной правовой защите собственности (…) Поэтому, начиная с 2000-х годов, мы наблюдаем, что в КР преобладают краткосрочные инвестиции. Чаще всего средства вкладывают в проекты, имеющие быстрый цикл “оборачиваемости” и не требующие инфраструктурных вложений. Это торговля, сфера услуг, сельское хозяйство.

Вторая проблема – противоречия между уровнями сложившейся в КР системы. На государственном уровне прописаны довольно либеральные, привлекательные условия для любого инвестора, но при непосредственной реализации проектов на местах бизнес сталкивается с мощными барьерами. Требуется большое количество согласований, связанных с техническими правилами и необходимостью урегулирования ряда вопросов.

Третий фактор, сдерживающий инвестиционное развитие, – отсутствие преемственности и обязательств власти по отношению к инвесторам (…) нужно иметь четкую стратегию развития как минимум на ближайшие десятилетия, конкретные предложения, гарантии сохранности средств. Но в этом Киргизия, к сожалению, пока проигрывает даже своим ближайшим соседям по региону».

Казахстан

Вячеслав Половинко на Интернет-странице «Новой газеты» обсуждает риторику российско-казахстанских отношений в контексте опрометчивых заявлений депутатов «Единой России» о том, что часть земель Казахстана ему исконно не принадлежит, и хорошо бы их России вернуть. («Шибануло заземлением», 18.12.2020). В соцсетях Казахстана появились различные инициативы «от расширения программы переселения жителей страны с юга на север до организации чего-то вроде батальонов ополчения». Казахстанский МИД вручил ноту протеста временному поверенному в делах России Александру Комарову. В Казахстане зазвучали заявления выйти из ЕАЭС и ОДКБ.

Утверждения сторонников «изъятия» территорий Казахстана в пользу России строятся на двух аргументах: 1) В Северном Казахстане живут в основном русские — потомки целинников, а эти земли — часть Южной Сибири, а рядом — Южное Приуралье. Казахстанские ученые утверждают, что на территории Северного Казахстана еще в средние века жили казахские племена. 2) Закон о порядке выхода из СССР и статусе территорий государств от 1990 года предписывал,  что страна, которая выходит из Союза, должна попросить разрешение взять с собой все те земли, которые к ней пришли уже при Советах.

Казахстан объявил свою независимость после того, как СССР прекратил свое существование, поэтому на него этот закон, утративший силу раньше появления независимого Казахстана, не распространяется. И даже если вопросы по границе существовали, все они были решены в 2005 году после ратификации странами договора о границе. «Никаких претензий у стран друг к другу нет: ни у России к северным частям Казахстана, ни у Казахстана — к условному Оренбургу». Неприглядные высказывания депутатов и молчание Кремля «бьет сразу по всем»: по репутации российской власти, по позициям казахстанской власти, и только усиливает «ползучие антироссийские настроения в республике, обострившиеся с 2014 года».

Виктория Панфилова в «НГ» про политическую карьеру дочери первого президента Казахстана (Дарига Назарбаева возвращается в большую политику, 03.12.2020). Дарига примет участие в парламентских выборах 10 января 2021 года от партии «Нур Отан». Кроме правящей партии в выборах также примут участие демократическая партия «Ак Жол», народно-демократическая партия «Ауыл», партия «Адал» («Справедливость»), Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) и Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК), которая теперь называется Народной партией Казахстана (НПК). ОСДП, которая позиционирует себя как оппозиционное объединение и бойкотирует парламентские выборы.

От «Нур Отан» выдвинуто два списка кандидатов. В одном из списков Дарига Назарбаева, которая баллотируется как директор Фонда Нурсултана Назарбаева. Появление Дариги, которая была ранее уволена с поста спикера верхней палаты, интригует. Вадим Борейко задается вопросом «Чем теперь будет заниматься Дарига Назарбаева? На что она будет претендовать и как сложатся ее дальнейшие отношения с президентом Токаевым – в этом и заключается первая интрига». Борейко не исключает, что Дарига может претендовать на место вице-спикера нижней палаты парламента.

Также в списках «Нур Отан» глава правительства Аскар Мамин, глава государственного Фонда Самрук-Казына Ахметжан Есимов, первый заместитель председателя партии Бауыржан Байбек, председатель Мажилиса Парламента РК Нурлан Нигматулин – и возникает другой вопрос, кто займет освободившиеся места? Борейко подчеркивает: «Казахстан в будущем ждут большие кадровые перестановки в исполнительной и законодательной ветвях власти (…) В прошлом году многие говорили о двоевластии в Казахстане. Сейчас эти разговоры поутихли. Оба президента работают в тандеме. Причем первый не уступает второму в активности, а иногда и превосходит его. Но возраст есть возраст. И в течение пяти лет первый президент может окончательно отойти от дел» и тогда начнется активная борьба элит».

Туркменистан

 «Росбалт» пишет про нарушения прав человека в самой закрытой стране постсоветского пространства (Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы…: методы исправления по-туркменски, 17.12.2020). Туркменистан и Таджикистан внесены Госдепом США в специальный список стран с «систематическими, продолжающимися, вопиющими нарушениями свободы вероисповедания».

На протяжении нескольких лет граждане Туркменистана буквально выживают; особенно уязвимы бездомные люди и алкоголики. Они попадают в руки сотрудников правоохранительных органов, которые используют их как бесплатных работников: «Трудятся «бомжи» в хозяйствах представителей власти без возможности куда-нибудь выйти, их плохо кормят. Случается, сотрудники силовых структур заставляют бездомных работать у своих родственников или знакомых бесплатно — «на тяжелых работах в теплицах, на стройках, заливке бетона».

Бегство из рабства может обернуться тюрьмой или отправкой в так называемый лечебно-трудовой профилакторий — ЛТП». В трудовое рабство забираются бездомные подходящего возраста и крепкого телосложения. Причем забрать могут и алкоголиков, имеющих кров и семью. Туркменская полиция регулярно отлавливает подвыпивших людей. Их также отправляют на принудительный труд. Материал рассказывает, что призывников в туркменскую армию обязуют пройти платный тест на COVID-19, располагать «50-ю медицинскими масками, сотней пар одноразовых перчаток, 20 парами носков и двухметровым отрезом хлопчатобумажной ткани». 

Узбекистан

«НГ» пишет про статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) для Узбекистана (Узбекистан получит статус наблюдателя в ЕАЭС, 02.12.2020). Научный сотрудник Института проблем рынка РАН Наби Зиядуллаев считает: «Присоединение Узбекистана к ЕАЭС сделает его еще более значимым игроком с объединенным рынком, превышающим 200 млн человек. В то же время это будет сопряжено с серьезными вызовами для самой организации, которая впервые с начала ее возникновения столкнется со вступлением столь крупного игрока. Интеграция потребует больших усилий и трансформации для обеих сторон, что станет серьезным тестом и для ЕАЭС, и для Узбекистана, вхождение которого может позитивно повлиять на стагнирующую в последнее время евразийскую интеграцию».

Вхождение Узбекистана может позитивно повлиять на стагнирующую в последнее время евразийскую интеграцию

Материал подчеркивает плюсы от участия Узбекистана в ЕАЭС: «эксперты также подсчитали, что после вступления Узбекистана в ЕАЭС объемы денежных переводов трудовых мигрантов из стран, входящих в экономический союз, будут ежегодно увеличиваться на 1,2 млрд долл.». Старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин: «Статус наблюдателя даст Узбекистану все привилегии полноправного участника ЕАЭС».

Притчин обращает внимание на сокращение миграционных квот для стран – поставщиков трудовых мигрантов. «Возникает вопрос, каким образом реагировать и защитить права мигрантов из Узбекистана. Присоединившись к ЕАЭС, Узбекистан преодолеет географическую замкнутость за счет увеличения «континентальной связанности» и создания общего транспортного рынка союза. Страна получит упрощенный доступ к континентальным транспортным узлам с выходом к рынкам и морским путям России, Китая, Ближнего и Среднего Востока и ЕС».

Таджикистан

Исследователь-афганист и востоковед Илья Гужев обсуждает отношения между Таджикистаном и Афганистаном на IA-Centr.ru (Таджикско-афганские отношения:история общих вызовов, 09.12.2020). На заседании Совета глав МИД ОДКБ, министр иностранных дел Таджикистана выделил Афганистан и таджикско-афганскую границу как одну из возможных террористических угроз. Кроме вопросов безопасности, перед Кабулом и Душанбе стоит ряд общих вызовов. Две страны объединяет история, культура, религия и язык.

Автор статьи пишет, что с избранием Хамида Карзая главой временного переходного правительства две страны вновь установили торговые и дипломатические отношения; таджикская электроэнергия – одна из важнейших статей экспорта в Афганистан с советских времен, поэтому перспективно строительство ГЭС на пограничных реках – Пяндж и Амударья, а также развитие совместного газового хозяйства и строительство газопроводов.

«Самый большой вызов, стоящий в отношениях перед двумя странами – контрабанда наркотиков. К сожалению, у афганской стороны нет достаточных ресурсов для полного контроля за ситуацией со сбытом наркотиков». Автор заключает: «Сегодня интенсификация отношений между двумя странами зависит от общественно-политической и военной обстановки в Афганистане. В феврале 2020 года США подписали с талибами соглашение о выводе войск международной коалиции из Афганистана, очевидно, что близятся перемены. И то, насколько успешно удастся официальному правительству Афганистана договорится с талибами, зависит также и то, в каком направлении будут развиваться отношения Афганистана со своим ближайшим соседом.  

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://caa-network.org/archives/21263

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Нариман Ташболотович Тюлеев

Тюлеев Нариман Ташболотович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

6,7%

рост ВВП Таджикистана в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30