90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Мнение: в Казахстане разворачивается новое рабочее движение, которое быстро политизируется

Мнение: в Казахстане разворачивается новое рабочее движение, которое быстро политизируется

Забастовки становятся частым явлением в Казахстане и имеют тенденцию к политизации, так как в основном происходят на предприятиях с иностранным капиталом или в компаниях, принадлежащих известным приближенным олигархам.

Связаны они в первую очередь с низкими зарплатами, которые сейчас обесцениваются в результате ползучей девальвации тенге. Бастующие также нередко требуют свободы профсоюзной деятельности и права создания своей независимой организации.

Первой ласточкой, а вернее импульсом к проведению забастовок в стране стала стачка машинистов и работников транспортного предприятия ТОО KM TRANCO 11 декабря прошлого года в корпорации «Казахмыс» в бывшей Жезказганской области. Тогда более 300 человек собрались у офиса компании, а остальные приостановили работу.

Работодатели пошли на уступки, заявив 12 декабря, что выдадут всем 13-ую зарплату и повысят зарплату на 45%. До этого обещали лишь на 10 или 20%.

В итоге сошлись на 45-ти, а в июле еще на 45%. Насколько это будет исполнено корпорацией большой вопрос. В целом, корпорация вынуждена была повысить на 20% зарплату и по всем предприятиях корпорации.

Такие быстрые уступки могли быть вызваны с тем, что приближались парламентские выборы, а сама корпорация связывается с членами семьи Назарбаева, так как членом совета директоров в ней является Болат Назарбаев, младший брат Елбасы.

Как сообщали прессе менеджеры компании, это было необходимо перед включением корпорации, добывающей медь, цинк, золото и другие цветные металлы, в список IPO на Лондонской фондовой бирже. Держателями акций корпорации являются также члены британской королевской семьи и представителям английского истеблишмента.

Но очень вероятно, что повышение зарплаты транспортным рабочим сервисной компании на 90% стала боязнь того, что забастовка перекинется в рудники, где уже имели место захватные забастовки в декабре 2017 года, когда горняки отказывались подниматься на поверхность до полного выполнения требований.

Тогда рабочие также добивались увеличения зарплаты на 100%, комплектации бригад до штатного уровня, а также полного состава вспомогательных, спасательных и ремонтных служб, которых сократили в целях экономии.

Уже 27 декабря в Кызылординской области вышли на протест казахстанские нефтяники на предприятиях китайской компании CNPС. Работники записали на видео своё обращение к действующему президенту Касым-Жомарту Токаеву, в котором сообщили, что подготовили и отправили письмо акиму области, руководителю компании CNPС, главе Федерации профсоюзов Казахстана и председателю местного облсовпрофа.

В этой петиции нефтяники указали на низкие оклады в 70 тысяч тенге и потребовали повышения зарплаты на 100 процентов. Их требования вскоре также были удовлетворены.

После нового года забастовки в добывающих отраслях вспыхнули с новой силой. Так, 6 января около 300 бастующих работников иностранной фирмы Bonatti S.p.A на Карачаганакском месторождении в Западно-Казахстанской области объявили забастовку и голодовку одновременно.

Ранее еще в декабре они обращались к руководству итальянской компании с просьбой повысить им заработные платы на 50%, но их требования были проигнорированы. Свой протест казахстанские сотрудники, расположенной в Бурлинском районе компании Bonatti S.p.A, мотивировали тем, что средняя зарплата в 150 тысяч тенге уже не покрывает всех расходов и взятых кредитов.

В итоге прошедших переговоров, работодатель был вынужден согласиться на удовлетворение требований бастующих.

Уже 12 января в соседней Актюбинской области рабочие золоторудного месторождения «Юбилейное» в Мугалжарском районе организовали забастовку с требованием увеличить заработную плату. Месторождение принадлежит АО «AltynEx Company», входящего в финансово-промышленную корпорацию BSB.

Они требовали повышения зарплат на 50%. Как отмечается в сообщении местных властей, компания повысила оклады сотрудников с начала года на 15%, и планирует увеличить еще на 10% во второй половине 2021 года.

15 января казахстанские рабочие китайской компании ТОО «Инженерная буровая компания «Си Бу» в Мангистауской области на своём собрании возле центрального офиса пригрозили забастовкой и выставили требования к китайским работодателям, связанные с увеличением заработной платы и социальными гарантиями.

Иначе рабочие готовы парализовать работу предприятия и организовать акции протеста, к которым могут присоединиться нефтяники соседних предприятий.

Протестующие нефтяники потребовали:

  • Увеличения заработной платы на 200 тысяч тенге,
  • Поднять премии в праздничные дни на 70 МРП,
  • Тринадцатую зарплату начислять в полном объеме с учётом повышения на 200 тысяч,
  • Выплаты 50% от заработной платы работникам в случае простоя,
  • В случае сокращения штатов, сокращать в первую очередь граждан КНР,
  • В случае невыполнения данных требований, компания ТОО «Си бу» должна объявить себя банкротом.

Эти требования в письменном виде рабочие направили президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву, акиму области, а также руководству Федерации профсоюзов Казахстана. Нефтяники пообещали, что спросят ответы как со стороны работодателей, так и властей.

Надо отметить, что казахстанские нефтяники уже бастовали в данной компании осенью 2019 года, требуя сравнять заработную плату с китайскими сотрудниками, с целью равной оплаты труда за равный труд.

Рабочих возмущало то, что на подрядных предприятиях, занимающихся бурением и обслуживанием промыслов, иностранные сотрудники той же квалификации получали зарплату в несколько, а то и в пять раз выше.

Китайские и западные компании также стараются всеми способами пресечь возникновение независимых профсоюзов на своих предприятиях в Казахстане. Поэтому одним из требований нефтяников в Мангистауской области является свобода профсоюзной деятельности.

В итоге 16 и 17 января рабочие вышли уже на забастовку, проводя пикеты возле офиса компании, но добиться перелома пока так и не смогли.

Вечером 19 января нефтяники провели новую акцию у офиса компании. Они заявили, что их требования не были выполнены, и они приступают к постоянным акциям протеста у здания администрации и готовы начать массовую голодовку.

Активисты сообщали о давлении на них со стороны КНБ, полиции и прокуратуры, которые выступали на стороне китайской компании и угрожали возбуждением уголовных дел и арестами. Несмотря на временную неудачу, выступления нефтяников ТОО «Си бу» дали импульс забастовкам в соседней Актюбинской области.

Так, 25 января началась забастовка нефтяников на месторождении Кокжиде в Темирском районе Актюбинской области, разрабатываемого компанией «КМК Мунай». 50% компании владеет зарегистрированная в Панаме Yukon Energy Holding S.A., еще 50% – китайское АО «СНПС-Актобемунайгаз». Рабочие потребовали увеличения заработной платы на 100%, так многие из них получали в среднем 140 тысяч тенге.

По словам бастовавших, рабочие каждый год перевыполняют планы производства нефти, однако зарплаты рабочих по сравнению с другими нефтяными компаниями очень низкие.

И действительно, по оценке экономистов данные зарплаты оказались в 5,7 раза ниже чем по отрасли. На встречу с бастующими 26 января приезжал президент компании «КМК Мунай» Ван Цзиньбао, который предложил повысить заработную плату на 20 процентов, но бастующие отказались.

Как и в других регионах, местные власти поддержали сторону работодателей, а аким области Оразалин пообещал, изучив списки бастующих, уволить всех зачинщиков.

В общей сложности забастовка на «КМК Мунай» продолжалась неделю, и китайские менеджеры пытались освободить производственные помещения, захваченные бастующими, под угрозой инициирования уголовных дел за участие в незаконной забастовке, а также намерены были привезти штрейкбрехеров.

В итоге, несмотря на опасность репрессий, рабочие победили, и 31 января приказ о повышении зарплаты до 260-ти тысяч тенге подписал президент компании Ван Цзиньбао.

В этот раз работодатели и власти испугались мощной информационной и общественной поддержки бастующих, а также солидарной помощи со стороны жителей соседних поселков и районных центров, снабжавших бастующих едой и теплой одеждой. Поддержали бастующих и работники других сервисных компаний региона.

По примеру рабочих месторождения Кокжиде 29 января забастовали и их коллеги из компании с участием корейского капитала «АМК Мунай», которые трудятся на месторождении Башенколь в Темирском районе Актюбинской области. Там оказались очень низкие зарплаты в 67 тысяч тенге, и нефтяники требовали увеличить их хотя бы до 150-ти тысяч.

В итоге, они также отказались покидать свои рабочие места и уезжать с вахты. В итоге 31 января им увеличили зарплату на 40 тысяч тенге и пообещали выплачивать бонусы и на этом забастовка прекратилась.

Последняя крупная забастовка в добывающем секторе состоялась 1 февраля в городе Жанаозене Мангистауской области. Рабочие ТОО «МунайСпецСнаб Компани» вышли на акцию протеста с требованием повысить заработную плату. По сообщению очевидцев, на акцию вышли несколько десятков человек.

Ситуация временно урегулирована, но забастовки в сервисных компаниях этого города, известного своими традициями стачечной борьбы, могут снова вспыхнуть в ближайшее время.

Помимо добывающих предприятий, забастовки имели место и в бюджетных организациях и коммунальных службах. В частности, еще в ноябре прошлого года на забастовки и митинги выходили водители карет скорой помощи Алматы.

Они рассказали о штрафах со стороны полиции, которые выписывают с камер «Сергек», хотя если в течении 10 - 15 минут они не приедут на вызов, водителей штрафуют администрация «скорой». Запчасти для ремонта машин «скорой» тоже покупают за свой счёт много лет, хотя из бюджета ежегодно выделяется 131 миллион тенге на ремонт машин.

Постоянно проводили акции диспетчеры и санитарки службы скорой помощи Алматы, требуя выдачи надбавок за работу с ковидными больными, улучшения условий труда и прекращения притеснений и поборов со стороны начальства.

Последняя акция состоялась 4 февраля этого года, когда около 50-ти работников выездных бригад провели митинг против системы начисления надбавок, когда медики вынуждены были доказывать, что они общаются и работают с больными коронавирусом.

В той же Алматы 29 декабря в Алматы прошла забастовка водителей государственного коммунального предприятия «Алматы Су» («Водоканал»), учредителем которого является акимат города. Водителей в их требованиях поддержали и остальные работники предприятия, хотя оно и является стратегическим, где запрещены забастовки.

Водители требовали повышения мизерных зарплат, а также сетовали на отсутствие премий и наличие ненормированного рабочего дня. Начальство же установило драконовский режим штрафов, увольнений и взяток при приеме на работу, как указывают бастующие водители «Алматы Су». Естественно, что работодатели отрицают при запросах журналистов о каких-то социальных проблемах.

В Семее (бывшем Семипалатинске) в декабре прошло аж две забастовки водителей разных автобусных парков.

Так 15 декабря городской автопарк «Семей бус» встал. Причина, по словам сотрудников — невыплата зарплаты за два месяца. Работодатели пообещали решить вопросы с выплатой зарплаты, и половина автобусов вышла на линию.

Через неделю 23 декабря уже около 40 автобусов «Таксомоторного парка» в Семее не вышли на линию. Водители требовали выплатить им заработную плату за ноябрь. Таксопарковцы решили воспользоваться опытом своих коллег из ТОО «Semey Bus», которые уже несколько раз пытаются выбить свои «кровные» именно таким способом и у них это получилось.

Последней крупной забастовкой стало выступление водителей Шымкента 3 февраля. В этот день более сотни водителей и кондукторов автобусов автопарка «Shymkent Bus» отказались выходить на линию, требуя увеличения заработной платы и улучшения условий труда.

Утром в среду собравшиеся у территории автопарка работники выразили недовольство, по их словам, незначительным размером зарплат и «необоснованными требованиями работодателя». Они заявили, что, несмотря на введение системы электронной оплаты, часть пассажиров оплачивает проезд наличными в салоне общественного транспорта, и работодатель обязывает водителей сдавать дневной план.

Таким образом, мы видим, что, начиная с середины декабря прошлого года, в Казахстане нарастает забастовочная активность, которая охватывает как добывающие отрасли с участием иностранного капитала, так и транспортные компании, бюджетные и коммунальные предприятия.

Главное требование – повышение заработной платы, которая не росла в последние три года и тем более не соответствует данным официальной статистики о средних заработках по отраслям.

Возможно именно с целью предупреждения забастовок на предприятиях и шахтах «Арселор Миттал Темиртау» президент Касым-Жомарт Токаев встретился 5 февраля с британским миллиардером Лакшми Митталом и «поручил минимизировать случаи производственного травматизма, исключить неравенство размеров заработной платы иностранных и отечественных работников компании».

Примечательно, но ни на одной из забастовок не было ни одного представителя Федерации профсоюзов Казахстана, хотя формально многие в этой организации состоят. Это говорит еще раз о том, что официальные государственные профсоюзы никак не участвуют в трудовых конфликтах, а если и присутствуют, то озвучивают лишь мнение работодателей. При этом местные власти также во всех переговорах занимали сторону иностранных инвесторов, запугивая бастующих уголовным преследованием.

В тоже время чиновники из-за страха перед расширением и политизацией протестов не решаются идти на открытые репрессии, которые имели место в 2017-18 годах, когда были осуждены деятели независимых профсоюзов нефтяников.

Во многом это связано с тем, что рабочие сами через свои инициативные группы готовят и осуществляют забастовки и митинги, и соответственно протесты децентрализованы. 

При этом попытки создания своих независимых профсоюзов снизу пресекаются властями. На прошлой неделе, кстати, была ликвидирована последнее независимое объединение – отраслевой профсоюз топливно-энергетического комплекса.

Подобные ограничения и постоянные угрозы со стороны чиновников акиматов и спецслужб приводит к радикализации забастовок. Так неоднократно забастовки были на промыслах во время прохождения вахты и сопровождались фактическим захватом оборудования и промышленных объектов как в случае с «КМК Мунай» и «АМК Мунай».

Среди рабочих также снова становится популярным требование забастовки нефтяников Жанаозена 2011 года о необходимости национализации всей добывающей и крупной промышленности под контролем трудовых коллективов с изгнанием из страны западных и китайских корпораций.

 

Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
8,31 млн

численность населения Таджикистана на 1 января 2015 года

«

Апрель 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30