90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Территориальные споры в Центральной Азии на пороге 30-летия независимости

Территориальные споры в Центральной Азии на пороге 30-летия независимости

«Территориальные споры в Центральной Азии не позволяют странам сделать шаг в сторону большего сотрудничества, не говоря уже о региональной интеграции» – отмечает независимый исследователь Эрмек Байсалов в своей статье для CABAR.asia

Последний вооружённый конфликт на границе Кыргызстана и Таджикистана стал самым кровопролитным военным столкновением в регионе за последние 20 лет. В нём приняли участие не только местные жители, но и военные двух стран с применением миномётов, авиации и тяжёлой техники. В результате короткой войны погибли десятки человек с обеих сторон и сотни получили ранения, сгорели дома и другие объекты.

Источник: Территориальные споры в Центральной Азии на пороге 30-летия независимости

Такого рода конфликты нередкое событие в регионе. Особенно их много в Ферганской долине, где этнические, культурные, языковые и географические линии переплелись словно пёстрые узоры традиционной восточной атласной ткани.

На пороге 30-летия независимости страны Центральной Азии всё ещё не решили до конца базовый вопрос – между странами до сих пор нет четких границ. Территориальные споры не позволяют странам сделать шаг в сторону большего сотрудничества, не говоря уже о региональной интеграции.

Наследие, которому не рады

В середине 1920-х годов Москва в Центральной Азии провела административно-территориальную реформу, заложив основу нынешних территорий Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Реформа не учла некоторые особенности региона: в те времена население Центральной Азии составляли кочевые и оседлые народы – одна и та же территория в разное время года могла отличаться по количеству и этническому составу. Принятые в центре решения привели к довольно спорным результатам: некоторые этнические группы оказались разделены по разным, но все же по своим советским республикам.

Следует также учесть, что ранее первое поколение мусульманских большевиков в Центральной Азии в конце 1910-х – начале 1920-х тяготело к созданию Тюркской советской республики. Идея пантюркизма, которая у большевиков считалась деструктивной, была угрозой молодому советскому государству. Существует популярное мнение, что в некоторых местах Центральной Азии советские планировщики (в некоторых случаях упоминают самого Сталина) придерживались принципа «разделяй и властвуй»: избегали создания однородных и компактных республик, опасаясь, что это поспособствует росту национализма и сепаратизма. Однако истина скорее всего более тривиальна – централизованное советское планирование исходило, очевидно, из экономических и транспортно-логистических соображений нежели из этно-демографических причин.

Тем не менее важно то, что никаких территориальных проблем у республик внутри СССР не возникало. Административные границы и юридические тонкости являлись формальностью, люди и грузы беспрепятственно пересекали границы. Проблему границ страны региона зачастую решали сдачей земель на временное пользование друг другу.

На осколках империи

Архитекторы административных изменений не могли, возможно, даже вообразить потенциальный развал Союза в будущем.

Распад СССР в первую очередь ощутили жители приграничных районов и анклавов. Родственники оказались гражданами разных независимых стран, а родные места превратились в соседнюю независимую республику.

Если говорить об анклавах в Центральной Азии, то в этом плане повезло только Туркменистану — на территории этой страны нет анклавов и эксклавов (отсутствуют земли за рубежом). У Казахстана также нет каких-либо анклавов внутри страны, но есть два казахских эксклава в Узбекистане. Немного схожая ситуация у Таджикистана – в стране анклавы не имеются, но существуют два таджикских эксклава в Кыргызстане и один в Узбекистане. В Кыргызстане имеется четыре узбекских и два таджикских анклава. В Узбекистане существует по одному таджикскому и кыргызскому анклаву и два казахских анклава (один из них полуанклав, в другом уже никто не живет).

                         Анклавы в Центральной Азии

Сами по себе анклавы могут гармонично сосуществовать на территории других государств при условии, что имеются четкие границы и отсутствуют какие-либо незаконные преграды по перемещению людей и транспорта для жителей обоих государств. Главная проблема анклавов Центральной Азии – это сотни километров все еще несогласованных границ.

Процесс переговоров и первые договоры о демаркации границ в регионе начались в конце 1990-х – начале 2000-х годов. Казахстан в Центральной Азии до недавних времен успешнее всех в регионе разбирался в последовательном процессе установления границ. В 2001 году в Астане был подписан договор о делимитации и демаркации госграниц между Казахстаном и Туркменистаном. Несмотря на то, что процесс переговоров был относительно несложным – граница между странами проходит по пустынной местности плато Устюрт – он завершился только в 2018 году, спустя 17 лет.

Похожая длительность переговоров была и по казахско-кыргызской границе. Начавшийся в 1999 году диалог был завершен через 20 лет, в 2019 году, ратификацией договоров и соглашений. В планах Казахстана закончить переговоры с Узбекистаном – последнее заседание Совместной казахско-узбекской демаркационной комиссии состоялось в мае 2021 года в Нур-Султан.

Казахстан, с его авторитетным лидером и сильной централизованной властью, договаривался 20 лет о границах в необжитых полупустынях и степях. Сколько времени должно пройти, чтобы решить подобные вопросы в самой густонаселённой и колоритной части Центральной Азии – в Ферганской долине?

Ферганистан – наш общий дом

Ферганскую долину делят между собой Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. Жизнь в плодородной равнине, которая когда-то была родиной Кокандского ханства, кипит как в горящем казане.

Плотность населения составляет свыше трехсот человек на квадратный километр – сопоставимо с плотностью в Индии, Японии или Шри-Ланке. На спутниковых снимках планеты в ночи Ферганскую долину можно легко отыскать по многочисленным огням селений среди малонаселенных степей и гор региона.

Общество в долине в основном патриархальное и религиозное, уровень жизни низкий. Жители в основном занимаются сельским хозяйством и скотоводством. Из-за плотного населения и географических особенностей, ресурсов воды и земли в Ферганской долине недостаточно. Такое положение само по себе увеличивает возможность возникновения конфликтов.

Бедность и высокий уровень безработицы среди молодежи повышает риск радикализации общества, что ведет к целой цепочке последствий как организованная преступность и наркотрафик. Именно поэтому Ферганская долина – не только эпицентр территориальных стычек на границах стран, но и проблема, которую из-за переплетения множества факторов очень сложно решить.

Узбекистан, который граничит со всеми странами Центральной Азии, имеет самую многочисленную и хорошо оснащенную армию в регионе. Прежнее руководство страны особо не церемонилось в решении приграничных споров. Были случаи когда узбекистанские военные вводили вооруженный десант на неописанные участки границ с соседями, например, с Кыргызстаном. Это поднимало градус отношений до предела, пока к делу не подключалась дипломатия.

Опасаясь проникновения в страну исламских экстремистов, Узбекистан в 2000 году в одностороннем порядке заминировал границу с Таджикистаном и Кыргызстаном. Так как граница во многих местах оставалась условной, то зачастую на минах подрывались мирные жители – пастухи и дети.

Не секрет, что отношения покойного лидера Узбекистана Ислама Каримова с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном были натянутыми. В конце 2000-х – начале 2010-х, на пике их «холодной войны», Ташкент прекратил железнодорожное авиасообщение и закрыл большинство пропускных пунктов на границе с Таджикистаном, из-за планов Душанбе строить Рогунскую ГЭС. Страны больше всего конфликтовали за оказавшиеся на границе стратегически важные объекты, как, например, Фархадская ГЭС.

Ситуация на границе Кыргызстана и Таджикистана также далеко не спокойная, особенно в последние годы. Конфликты между жителями приграничных районов возникают регулярно, однако, самым кровопролитным конфликтом в регионе за последние 20 лет стали события в конце апреля – начале мая 2021 года у границ двух стран. В нем приняли участие не только местные полупартизанские отряды, но и военные двух стран с применением минометов, авиации и тяжелой техники, в результате чего погибли десятки человек с обеих сторон и сотни получили ранения. Также пострадали около десятка сел, сгорели дома и другие объекты, более 50 тысяч человек были эвакуированы из зоны конфликта.

Конфликт начался в районе водораспределительного пункта «Головной», который в Кыргызстане считают своей территорией, а в Таджикистане — своей. Как утверждают кыргызские власти, представители Таджикистана начали устанавливать видеокамеры на столбе возле пункта распределения воды (пополняющее Торткульское водохранилище) в Баткенском районе. Это вызвало недовольство местных жителей и привело к стычке. Сначала стороны забрасывали друг друга камнями, но затем к конфликту подключились пограничные части двух стран.

По мнению кыргызской стороны, водораспределительный узел «Головной» является «стратегическим объектом и находится на территории Кыргызстана». В свою очередь, в Душанбе утверждают, что в соответствии с картами 1924−1927 и 1989 годов «Головной» «всецело принадлежит Республике Таджикистан». Во многом конфликт был связан с наличием спорных участков на границе двух стран — из примерно 980 км в процессе делимитации и демаркации описано около 580 км.

Как правило, большинство насильственных инцидентов на кыргызско-узбекской и кыргызско-таджикской границах происходят из-за споров, связанных с инфраструктурой, земельными и водными ресурсами и строительством на спорных участках.

Из-за конфликтов в этих районах пограничники часто блокируют пропускные пункты, что приводит к проблемам. Доступ на территорию соседних стран перекрывается в том числе для граждан этих стран, проживающих в анклавах.

 «Сквозняк» перемен

С приходом к власти в Узбекистане Шавката Мирзиёева произошла перезагрузка отношений в Центральной Азии. Ташкент при новом президенте во внешней политике поставил отношения с ближайшими соседями в приоритет. Первый зарубежный государственный визит второго президента независимого Узбекистана состоялся не в Москву, Вашингтон или Пекин, а в соседний Ашхабад – столицу Туркменистана.

Обсуждение пограничных вопросов возобновилось, что само по себе положительно влияет на ситуацию. Вместо языка силы стороны теперь используют дипломатию, готовы идти на компромиссы. Так, Узбекистан и Туркменистан возобновили переговоры по несогласованным участкам границ – этот вопрос был заморожен с 2000 года. Общая протяженность границы между странами составляет 1650 километров. Ожидается, что в скором времени будут подписаны финальные документы и поставлена точка в этих вопросах.

В такой же позитивной фазе находится процесс по установлению границы между Узбекистаном и Казахстаном. Переговоры по ее демаркации начались в 2003 году и активизировались в 2017 году. Стороны почти завершили процесс демаркации границы, которая составляет около 2300 километров, и готовят итоговые бумаги. Страны не имеют каких-либо спорных приграничных участков. На данный момент стороны готовят итоговые документы по участку в пределах Туркестанской области Казахстана с Сырдарьинской и Джизакской областями Узбекистана.

Новые отношения Ташкента с соседями по Ферганской долине – с Таджикистаном и Кыргызстаном можно назвать реальной «оттепелью». Власти Узбекистана разминировали границу с Таджикистаном, возобновили авиа и железнодорожное сообщение, открыли пропускные пункты, договорились с Душанбе по поводу спорной Фархадской ГЭС.

Из 1300 километров узбекско-таджикской границы 20% были спорными. Шавкат Мирзиёев и Эмомали Рахмон в марте 2018 года подписали договор об отдельных участках границы. С тех пор совместная комиссия по демаркации границ собирается регулярно. Несколько лет назад такое было невозможным.

Довольно позитивные изменения происходят и между Узбекистаном и Кыргызстаном. В сентябре 2019 года Ташкент и Бишкек впервые обменялись равноценными участками земли. Процент согласованных линий границы с момента возобновления переговоров вырос с 84 до 92.

Нынешний президент Кыргызстана Садыр Жапаров в марте 2021 года посетил с государственным визитом Узбекистан, где его встретили тепло, а президент Узбекистана заявил, что «такой исторической встречи между странами раньше не было». На такой позитивной ноте глава кыргызской делегации по делимитации и демаркации кыргызско-узбекской границы (по совместительству глава ГКНБ) Камчыбек Ташиев в конце марта 2021 марта с двухдневным визитом посетил Ташкент, где прошли правительственные переговоры. Узбекскую делегацию возглавил премьер-министр республики Абдулла Арипов.

После переговоров Ташиев заявил о полном решении приграничных вопросов с Узбекистаном и отсутствии спорных участков. Согласно одной из новых договоренностей, плотина водохранилища Кемпир-Абад в Кара-Суйском районе Ошской области должна была быть передана Узбекистану. Камчыбек Ташиев тогда заверил, что в будущем проблем с водохранилищем не будет, а местное население сможет использовать воду из водохранилища. Однако местные жители выступили против передачи водохранилища Узбекистану и начали бессрочную акцию против передачи Узбекистану земель на берегу водохранилища. Ташиев прибыл на встречу с митингующими и был вынужден заявить, что водохранилище Кемпир-Абад останется во владении Кыргызстана. При этом он не уточнил, что будет с землями, которые по договору с Узбекистаном должны были перейти взамен Кемпир-Абада, переговоры будут продолжены.

Линия кыргызско-таджикской границы составляет около 970 километров, из которых делимитированы и демаркированы только 60%.  До недавних времен были и некоторые обнадеживающие сигналы того, что ситуация по общей границе сдвинулась с мертвой точки. В июле 2019 года президенты двух стран, Сооронбай Жээнбеков и Эмомали Рахмон встретились в приграничном районе между Кыргызстаном и Таджикистаном, чтобы обсудить вопросы границ. Тогда встречу лидеров назвали исторической и возлагали большие надежды на активизацию переговоров, однако, буквально через два месяца в тех же краях произошла очередная стычка.

Не останавливают территориальные споры между странами даже глобальная пандемия, карантинные меры и ежегодный мусульманский пост Рамадан. Только в 2020 году между гражданами Кыргызстана и Таджикистана произошло более десятка насильственных конфликтов из-за спорных территорий. В результате столкновений погибли и получили увечья военнослужащие и жители приграничных районов. В одном из последних исследований Международного республиканского института общество Кыргызстана отметило соседний Таджикистан как страну, с которой у них наихудшие отношения. На это в большей степени влияет ситуация на границах. В обществе двух стран назрел колоссальный запрос на урегулирование вопросов границ и построения стабильных, бесконфликтных, добрососедских отношений.

Ближний сосед лучше дальнего родственника

За 30 лет с момента обретения независимости у республик региона сформировались непохожие режимы, пути развития и взгляды на мир. Можно сказать, что страны Центральной Азии упустили важный момент решения вопросов госграниц еще в 1990-х. За это время предлагались различные варианты решения: от привлечения внешнего медиатора до повышения уровня жизни в приграничных районах, при которой отпадет необходимость в спорах.

С каждым новым столкновением и пролитой кровью тема границ становится сложной и сакральной для соседних стран. Процесс стал иметь важный политический окрас, где лидеры особо не спешат решать чувствительные вопросы. Нередко политики используют эту тему для поднятия рейтинга, отвлечения от внутренних проблем и создания образа внешнего врага.

Последний вооруженный приграничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном вывел взаимную неприязнь с прежнего локального уровня до национального масштаба в обеих странах. Тем не менее в отличие от других мировых территориальных споров и конфликтов как в Карабахе, Кашмире или Палестине, лидеры Центральной Азии публично придерживаются мирной риторики и призывают к добрососедским отношениям. Необходимо продолжить беречь атмосферу дружбы, взаимопонимания между государствами и важно сохранить хрупкий мостик между руководством стран для того, чтобы переговоры по границам хоть и временами безуспешно, но продолжались.

Странам региона необходимо продолжать вести активное двусторонний диалог и сотрудничество, при этом попутно использовать различные региональные или иные площадки и механизмы для обсуждения общих региональных и двусторонних вопросов как использование водных и иных ресурсов, экономики и транспортных путей, безопасности и т.д.

Попутно с политикой важно постараться помирить или по крайней мере снизить накал неприязни и агрессии не только в приграничных конфликтных районах, но и в столицах стран. Властям потребуется в скорейшем времени отстроить заново разрушенные здания и объекты, помочь местным людям вернуться к обычной, привычной жизни. В среднесрочных и долгосрочных планах не откладывать вопрос решения в долгий ящик, развивать и поддерживать совместные инициативы, проводить общие культурные и гуманитарные мероприятия как «караван дружбы», показывать успешные истории между этносами, апеллировать к общей истории, религии и т.д.

Общие экономические зоны, открытые границы или установление иной наднациональной идентичности в сочетании с осторожным и сбалансированным управлением анклавами могут привести государства Центральной Азии к ситуации, когда вопрос об анклавах и проблемах, которые они создают, станет менее тревожным.  Прежде всего необходима политическая воля, диалог, поиск трудных компромиссов. Это сложный и долгий процесс, но главное, чтобы между соседями было желание решить чувствительные вопросы путем переговоров. Есть надежда, что такие меры могут создать лучшую среду для обсуждения и решения других важных вопросов в регионе, таких как управление водными ресурсами и общая безопасность в регионе.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности
81-е

место занимает Кыргызстан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31