90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кыргызстан и Турция: наступил ли новый уровень взаимоотношений?

16.06.2021 12:30

Политика

Кыргызстан и Турция: наступил ли новый уровень взаимоотношений?

С укреплением позиций нового правительства в Кыргызстане все чаще поднимаются вопросы о сближении Кыргызстана с Турцией. Если эти доводы имеют почву, что стало триггером данных изменений? Как официальный Бишкек начал рассматривать отношения с Турцией? Почему Анкара готова восстанавливать Баткенскую область и как это связано с геополитикой в статье участницы школы аналитики CABAR.asia Адинай Курманбековой

Источник: Кыргызстан и Турция: наступил ли новый уровень взаимоотношений?

Недавно прошедший визит президента КР Садыра Жапарова в Турцию, взаимные визиты министров иностранных дел двух стран и заявления о поддержке демонстрируют как вновь возродившийся интерес Турции в Кыргызстане, так и переосмысление значения Турции для официального Бишкека. После октябрьских событий, на протяжении нескольких месяцев были проведены встречи властей двух стран на разных уровнях.

Президент Садыр Жапаров выразил нацеленность на увеличение товарооборота между КР и ТР до 1 миллиарда долларов США в год, а официальная Анкара, в свою очередь, выразила готовность оказать помощь в восстановлении домов в приграничных районах, пострадавших после вооруженного конфликта на кыргызско-таджикской границе. К довершению всего, в своем интервью турецкому телеканалу Садыр Жапаров поделился о намерении возобновить отношения между двумя странами и указал на ошибки предыдущего правительства. Эти события контрастируют с прежде политически «прохладным» периодом, когда довольно жесткие высказывания турецких властей, и не менее жесткие заявления бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева в 2015 г. о сбитом российском самолете, а после и об образовательной сети «Себат» (ныне «Сапат») временно подпортили взаимоотношения двух государств.

Были и конфликты между дипломатами двух стран, и ультиматумы турецких властей о «выборе стороны». Во время руководства Сооронбая Жээнбекова, политические отношения хоть и не активизировались, но и не ухудшились, а фактор FETO стабильно оставался камнем преткновения. Как видно, нынешнее правительство решило идти другим путем. Символично то, что данное перестраивание отношений происходит в преддверии юбилея – 30 лет установления дипломатических отношений между Кыргызстаном и Турцией, который стал первым государством, признавшим суверенитет Кыргызской Республики. Переплетение истории, сходство культуры и языка всегда работали на сближение двух стран, а многолетнее сотрудничество только укрепили влияние официальной Анкары не только на просторах Кыргызстана, но и всей Центральной Азии.

Экономическая составляющая

Турция входит в число 5 основных направлений экспорта и импорта Кыргызстана. Если за 2019 год поступление прямых иностранных инвестиций из Турции составило 94 565,5 тыс. долларов США, в 2020 году эта сумма снизилась до 22 827 тыс. долларов США. Внешний долг Кыргызстана правительству Турецкой Республики за март 2020 года составляет 93,27 млн долларов США (двусторонние льготные кредиты), что составляет более 2% всего внешнего долга страны. Доля турецких предприятий в Кыргызстане – с полным участием иностранного капитала – с 2014 г. по 2019 ранжируется вокруг 300 предприятий наряду с Китаем, Россией и Казахстаном. А в 2020 году товарооборот с Турцией снизился на 13,9%.

Как видно, в последнее время экономические взаимоотношения стран заметно снизились, на что очевидно повлияла пандемия COVID-19 и вследствие этого закрытые границы. Следовательно, неудивительны и попытки урегулирования экономических показателей с кыргызстанской стороны: было предложено создать кыргызско-турецкий инвестиционный фонд, также в июле 2021 года планируется провести кыргызско-турецкий бизнес-форум с участием турецких бизнесменов.

Что же касается Турции, то у нее есть экономический интерес в Центральноазиатском пространстве, включая и Кыргызстан, который имеет человеческий капитал, растущие возможности для поставок турецких товаров, как и возможности для «Среднего коридора». Во время рабочего визита министра иностранных дел КР в Турцию, министры двух стран также «договорились предпринять конкретные шаги по сотрудничеству в рамках инициативы Транскаспийского Среднего коридора Восток-Запад».

В свою очередь, данная инициатива сможет эффективно связать Турцию с Китаем через Среднюю Азию и позволит Турции получать экономические выгоды от инвестиций и торговли Европы с Пекином. Также турецкая сторона заявила о необходимости подписания протокола о свободной торговле с Кыргызстаном, что на порядок облегчит экспорт товаров Турции в Кыргызстан, но также может негативно сказаться на развитии национальной экономики КР, в которой импорт значительно превосходит экспорт страны.

Фактор «гюленистов» в Кыргызстане

С 2016 года Кыргызстан стал объектом давления со стороны Турции по вопросам образовательных учреждений бывшего «Себат». Попытка, как утверждает турецкое руководство, военного переворота в Турции отразилась и в Кыргызстане. Турецкие власти обвинили в этих событиях своего бывшего союзника, религиозного проповедника Фетхуллаха Гюлена, имя которого связывают с образовательными учреждениями «Себат» в Кыргызстане и вне. Анкара потребовала принять немедленные меры: закрыть учреждения и изгнать сторонников Гюлена. Таким образом, образовательное сотрудничество стран очень быстро превратилось в вопросы политической значимости.

Турция неустанно напоминала о возможной угрозе FETO для стабильности Кыргызстана, а порой не пренебрегала и ультиматумами, и шантажами. Как реакция на сложившуюся ситуацию, был подписан меморандум между министерством образования и науки КР и государственным образовательным фондом Türkiye Maarif Vakfı («Маариф»), а сеть лицеев «Себат» продолжила свою работу переименовавшись в международное образовательное учреждение (МОУ) «Сапат», в состав учредителей которого вошло также Министерство образования и науки КР.

В ноябре 2020 года были подписаны Соглашения между министерством образования и науки КР и Турецким фондом «Маариф» по открытию и функционированию частных образовательных организаций в КР, что является реакцией турецких властей на отказ кыргызстанской стороны закрыть образовательные учреждения «Сапат». Стоит заметить, что оппоненты турецких властей критикуют «Маариф», будучи обеспокоенными тем, что он связан с идеологией политического ислама и представляет собой «троянского коня Эрдогана».  

Образование уже давно считается одним из эффективных инструментов «мягкой силы», благодаря которому определенные государства деликатно передают свои нормы и ценности. В новом 2021 учебном году в Бишкеке уже планируется открытие первой общеобразовательной школы фонда «Маариф», который позиционирует свою миссию в «осуществлении всесторонней образовательной деятельности по всему миру, основанную на общих ценностях человечества и мудрых традициях Анатолии». При этом фонд может управлять не только общеобразовательными школами, но и детскими садами и университетами.

В совместном заявлении министров иностранных дел Кыргызстана и Турции в ноябре 2020 года сообщается, что стороны договорились «бороться со всеми формами терроризма и экстремизма»: «Принимая во внимание исчерпывающую информацию и конкретные примеры, представленные турецкой стороной о террористической организации FETO, они договорились работать в тесном сотрудничестве между двумя странами в борьбе со всеми видами террористической деятельности…». Хотя и кыргызстанкое руководство официально пока не заявило о своей позиции по данному вопросу, 9 июня после переговоров с Садыром Жапаровым, президент Турции заявил: «Мы солидарны с моим дорогим братом, что FETO представляет угрозу национальной безопасности обеих стран. Последние политические проблемы обнажили темное, кровавое и неприятное «лицо» FETO. Даст бог, мы сообща преодолеем это, поддерживая друг друга…».

С исчезновением президента сети школ «Сапат» Орхана Инанды в мае 2021 года щекотливый вопрос с FETO вновь обрел актуальность. Это вызвало бурную реакцию со стороны общественности и послужило причиной для митингов с требованием найти господина Инанды. Cупруга Орхана Инанды заявила, что его удерживают в турецком посольстве в Кыргызстане. В свою очередь, издание «Сабах» заявляет о задержании Инанды со стороны ГКНБ Кыргызстана; диппредставительство Турции никак не комментирует данные обвинения, а президент Эрдоган отвечает, что «не знает его и ничего не хочет слышать о сторонниках FETO».

Геополитика или только риторика «нового вектора»?

Новое правительство Кыргызстана столкнулось с рядом проблем, в том числе пандемией, экономическими трудностями и в дополнение к этому – кровавым конфликтом на границе с Таджикистаном в апреле 2021 года. Турция одной из первых стран заявила о своей готовности содействовать в восстановлении инфраструктуры в Баткенском регионе, а Общественное объединение тюркского народа Кыргызстана оказало гуманитарную помощь пострадавшей области. Можно выделить в этом геополитический подтекст, так как произошедшие события заставили обе стороны конфликта искать поддержку на международной арене. Некоторые эксперты увидели в этих событиях лояльность России к Таджикистану и заметное оживление отношений Кыргызстана с Турцией. Некоторые параллели можно проследить с ситуацией в Нагорном Карабахе – Россия и Турция поддержали две разные стороны.

Однако официально, Россия остается нейтральной в данном вопросе. Существует также предположения того, что президент Турции Эрдоган пытается укрепить свое лидерство в исламском мире, а Центральная Азия (в том числе и Кыргызстан) является лучшим сочетанием преимущественно тюркоязычных стран с доминирующей исламской религиозной практикой. Открытая поддержка Турции стимулировала про-турецкие настроения в Кыргызстане и переосмысление родственных тюркских связей. К слову, в это время Таджикистан улучшает отношения с Ираном.

Но даже если и произойдут кое-какие изменения во внешнеполитическом векторе Кыргызстана, не стоит забывать о географической отдаленности Турции от Центральной Азии – что, несомненно, заставляет скептически относиться к возможности значительного влияния Турции в регионе. Хотя стоит отметить, что экономические связи укрепляются: начиная с июня 2021 года увеличиваются регулярные рейсы в Турцию с авиакомпаниями Turkish Airlines и Turkish Cargo, также Кыргызстан договорился открыть новый регулярный рейс по маршруту Стамбул-Бишкек-Ош-Стамбул. Таким образом, идет работа по упрощению поездок граждан с южных регионов в Турцию и по сокращению территориальной отчужденности между «братскими народами».

Но немаловажно и то, что в значительной степени нарушен уровень доверия между странами – еще один мешающий фактор, наряду с отсутствием крупных турецких финансово-экономических проектов в Кыргызстане. Другой вопрос, как на эту активизацию отношений может отреагировать Россия, которая по праву считается одним из главных игроков в постсоветском пространстве. Как показывает практика, конфликты эффективно решаются, когда там нет крупных внешних игроков (тем более конфронтирующих в некоторых вопросах). Поэтому, конфликт на границе с Таджикистаном демонстрирует необходимость укрепления внутрирегионального диалога без вмешательств иных внешних сил.

Июньский визит президента КР Садыра Жапарова в Анкару многие эксперты расценили как «предвестник новой вехи» в отношении двух стран. Стороны обсудили сотрудничество между КР и ТР, приняли участие в бизнес-форуме, господин Жапаров встретился с мигрантами и были подписаны договоры по сотрудничеству в сферах культуры, образования, сельского хозяйства и т.д. Однако, ни аналитики, ни политологи так и не увидели договоренностей по вопросам экономической помощи или инвестиций.  Было заявлено лишь то, что турецкая сторона изъявила желание оказать на грантовой основе военно-техническую помощь министерству обороны Кыргызстана. В силу чего, данный визит получился скорее номинальным и не демонстрирует существенные сдвиги в сотрудничестве между странами.

Существуют ли перспективы отношений между странами?

Говоря о перспективах отношений, нужно также учитывать и возможные риски в связи с изменениями внешнеполитического вектора. В данном случае, появляется вопрос, существует ли опасение возможного появления неоосманизма в Кыргызстане? Если сравнивать позиции Турции с другими крупными игроками в регионе, можно увидеть, что они пока значительно слабы. Кыргызстан до сих пор поддерживает крепкие связи с Россией и постепенно наращиваются позиции Пекина. Совет сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ), созданный по инициативе Анкары, пока является только диалоговой площадкой, а «Сапат», осуществляющий свою деятельность в КР больше 20 лет, уже «в немилости» официального руководства Турции. Следовательно, пока рано говорить о возможности изменения идеологии страны в пользу неоосманизма.

Остаются потенциальные направления, которые требуется значительно улучшить:

-наращивание торгово-экономических отношений и развитие кооперации в бизнесе;

-строительство гидроэлектростанций. Инфраструктура Кыргызстана в области электроэнергии не отличается новизной и в последнее время появляется обеспокоенность с возможностями этого сектора.  А турецкая сторона недавно выразила готовность в дальнейшем сотрудничать в строительстве ГЭС в Кыргызстане;

-открытие новых транспортных маршрутов;

– инвестирование в другие сектора экономики.

Заключение

Последние годы сотрудничества Кыргызстана с Турцией продемонстрировали похолодание из-за политических точек «несоприкосновений». Но с приходом нового руководства страны и произошедших событий, появились некоторые признаки активизации сотрудничества между официальным Бишкеком и Анкарой. Экономическая ситуация в Кыргызстане вынуждает активно искать партнеров, поэтому страна показывает открытость в привлечении турецких инвесторов. Но привлекая инвестиции, стране не стоит забывать о возможных рисках и предотвращении влияния интересов других стран.

Турция активно продолжает инвестировать в образовательную сферу Кыргызстана, подкрепляя тем свою «мягкую силу» в регионе. Фактор гюленистов до сих пор остается деликатным вопросом в кыргызско-турецких отношениях, но благодаря созданию новых образовательных учреждений и фондов, сотрудничество стран развивается с новой силой. Новое руководство Кыргызстана поощряет активизацию всевозможного содействия Турции в различных сферах государства.

Этнокультурная близость с Кыргызстаном всегда давала уникальный шанс для Турции чтобы выстраивать и укреплять зону своего влияния. Так и в приграничном конфликте Таджикистана и Кыргызстана у Анкары получается постепенно укреплять свои геополитические интересы. Но, из-за локации и присутствия других геополитических игроков, пока еще рано говорить об изменении внешнеполитического вектора Бишкека в отношении Анкары. Это скорее можно охарактеризовать как попытку нормализации прежде стагнирующих отношений и выстраивания сотрудничества с внерегиональными игроками.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

16.06.2021 12:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Мурат Картайбекович Мукамбетов

Мукамбетов Мурат Картайбекович

Руководитель Аппарата правительства

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
1,5$

минимальная розничная цена 0,5 литров водки в Киргизии

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30