90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Как происходят переговоры по границе между Таджикистаном и Узбекистаном?

23.06.2021 14:30

Политика

Как происходят переговоры по границе между Таджикистаном и Узбекистаном?

После прихода к власти президента Шавката Мирзиёева ускорился переговорный процесс Ташкента и Душанбе по делимитации и демаркации таджикско-узбекской границы. Власти уверяют, что сейчас серьёзных расхождений в двух столицах по этому вопросу нет. Однако эксперты считают, что переговоры по границе необходимо ускорить, чтобы избежать возможных нежелательных сценариев.Также экспертов беспокоит отсутствие прозрачности в этом вопросе.

Источник: Как происходят переговоры по границе между Таджикистаном и Узбекистаном?

Общая протяженность границы между Таджикистаном и Узбекистаном составляет 1332,9 километров, в том числе сухопутной границы – 1227,98 километра, водной (речной) – 105 километров. На сегодняшний момент таджикско-узбекская граница на основании Соглашения от 5 октября 2002 года и Договора об отдельных участках государственной границы от 9 марта 2018 год полностью делимитирована. В настоящее время продолжается работа по демаркации границы.

Когда начались переговоры о делимитации и демаркации государственной границы между Таджикистаном и Узбекистаном?

В 2000 году Таджикистан и Узбекистан создали Межправительственную комиссию по делимитации и демаркации государственной границы. 5 октября 2002 года во время визита президента Узбекистана Ислама Каримова в Душанбе было подписано Соглашение о государственной границе Таджикистана и Узбекистана. В документе указывается, что «стороны определили около 1100 км, то есть 86% пересечения государственной границы Таджикистана и Узбекистана.

Во время дальнейших переговоров по границе особенно много споров вызвала принадлежность Фархадской ГЭС, которая находится на реке Сырдарья, вблизи города Ширин Сырдарьинской области Узбекистана. Еще одна проблема заключалась в том, что во время гражданской войны в Таджикистане узбекские власти заминировали территорию вдоль узбекско-таджикской границы.

Приход Шавката Мирзиёева к власти в Узбекистане придал новый импульс переговорам.

На заседании таджикско-узбекской межправительственной комиссии по делимитации и демаркации государственной границы, состоявшемся 10 января 2018 года в Душанбе, стороны полностью согласовали спорные участки государственной границы, в том числе Фархадскую ГЭС.

Во время государственного визита узбекского президента в Таджикистан в марте 2018 года было подписано соглашение о демаркации отдельных участков государственной границы. Тогда власти Таджикистана заявили, что неясной остается принадлежность лишь небольшого участка.

Таким образом, государственная граница Таджикистана и Узбекистана на основании Соглашения от 5 октября 2002 года и Договора об отдельных участках государственной границы от 9 марта 2018 год полностью делимитирована.

По сообщениям СМИ, Душанбе и Ташкент поручили соответствующим группам, в том числе геодезистам, картографам, представителям Министерства иностранных дел и пограничной службы, согласовать порядок установки пограничных знаков до конца 2021 года.

Что такое делимитация и демаркация?

По определелению ОБСЕ, делимитация границы это – юридическое оформление договором линии государственной границы между сопредельными государствами, положение которой графически изображено на топографической карте, с соответствующим ее описанием, которые могут быть составной частью договора или приложением к нему.

Демаркация– обозначение на местности прохождения государственной границы между сопредельными государствами пограничными знаками с составлением демаркационных документов.

Кому сейчас принадлежит Фархадская ГЭС и Фархадское водохранилище?

Водохранилище «Фарход» было построено в 1947 году на реке Сырдарья на севере Таджикистана. Его площадь составляет 48 км, объём – 350 млн м³, длина – 46 км, ширина – 3,1 км и средняя глубина – 7 м. Оно предназначено для сбора воды из Сырдарьи и подачи её самотеком на земли Голодной (Узбекистан и Казахстан) и Дальверзинской (Узбекистан и Таджикистан) степей. В состав этого гидроузла входит плотина и регуляторы водоканалов, один из которых обслуживает Фархадскую ГЭС.

Фархадская ГЭС и Фархадское водохранилище долгие годы были «яблоком раздора» в отношениях Душанбе и Ташкента. Две страны претендовали на этот приграничный участок. В 2002 году Душанбе установил контроль над этой территорией, на плотине были размещены таджикские военнослужащие.

17 августа 2018 года РТ и РУ обменялись нотами о ратификации Соглашения об отдельных участках государственной границы Таджикистана и Узбекистана.

На основании этого был определен договорно-правовой статус Фархадской плотины, согласно которому, она осталась в распоряжении Таджикистана. Инфраструктура ГЭС «Фархад» была передана в распоряжение Узбекистана. Территория, на которой расположена ГЭС, будет признана территорией Таджикистана, а сама ГЭС перейдет в собственность Узбекистана. Таджикистан отвечает за охрану объекта, а Узбекистан обеспечивает его техническое обслуживание.

Сколько пропускных пунктов действует между Таджикистаном и Узбекистаном?

Согласно Соглашению между правительствами РТ и РУ о пунктах пропуска через государственную границу от 2002 года, на государственной границе имеется 16 пунктов пропуска, в том числе 9 пунктов пропуска международного статуса, а остальные – двусторонние. С таджикской стороны 12 контрольно-пропускных пунктов (КПП) расположены в Согдийской области, остальные – в Хатлонской области и городе Турсунзаде. С узбекской стороны, по одному КПП находится в  Самаркандской и Наманганской областях, и городе Гиссар. В Джизакской, Сырдарьинской находится 2 пункта пропуска, в Ташкентской и Ферганской областях – 3, в Сурхандарьинской – 4. Кроме того, в феврале 2019 года  заработал еще один 17-й контрольно-пропускной пункт, который соединил Гиссарский район Таджикистана с местечком Бабатаг Узунского района Сурхандарьинской области Узбекистана.

Почему процесс делимитации и демаркации границ между Таджикистаном и Узбекистаном занял так много времени?

По мнению узбекистанского политолога Рафаэля Саттарова, на затягивание процесса переговоров по таджикско-узбекской границе повлияли напряженные взаимоотношения между президентами Исламом Каримовым и Эмомали Рахмоном.

«Сегодня личностный фактор второго президента в Узбекистане дал старт более теплым отношениям между двумя странами и сдвигу процесса с мертвой точки в русло более динамичного направления», – говорит Саттаров.

Однако профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев считает, что процесс переговоров по границам между Узбекистаном и Таджикистаном шел приблизительно такими же темпами, как это происходило в соседних странах.

«Вплоть до недавнего времени корректно было говорить о сложностях не с демаркацией, а с делимитацией отдельных участков и функционированием границ (наличием визового режима между двумя странами, минированием приграничных территорий и другое). К счастью, многие из указанных сложностей были постепенно сняты», – отмечает Бурнашев.

Он затрудняется однозначно ответить на вопрос о том, почему процесс делимитации границы между Таджикистаном и Узбекистаном на отдельных участках столкнулся с сложностями.

По его словам, более или менее обоснованную картину можно получить, применяя методы ситуационного анализа, фиксирующиеся на выделении специальных аналитических блоков: социального, технологического, экономического, экологического и политического.

«Например, социальная жизнь людей, проживающих в районе границы, очень тесно переплетена – люди выходят замуж или женятся, имеют родственников по обе стороны границы. Очевидно, что эти люди не заинтересованы в жестком пограничном режиме», – сказал Бурнашев.

По его словам, имеются также экономические и технические сложности, связанные, например, с вопросами водопользования или пастбищами. К техническим и политическим аспектам можно отнести отсутствие общепризнанного документирования границ в рамках Советского Союза. Указанная ситуация усугубляется тем, что проблема границ в нашем регионе проявляется сразу на нескольких уровнях – как минимум, на национальном, локальном и общинном.

«Если центральные органы власти достигают решения, это не всегда означает, что с ним будут согласны на локальном или общинном уровне. И наоборот», – говорит Бурнашев.

Какие участки до сих пор остаются спорными?

Официальных комментариев на эту тему нет. Таджикский ученый Анвари Сафари в своей диссертации «Пограничные вопросы во внешней политике Республики Таджикистан» (страницы 141-142) со ссылкой на архивы МИД Таджикистана пишет:

«С 13 по 18 февраля 2007 года в городе Ташкенте состоялось совместное заседание Межправительственной комиссии по делимитации и демаркации государственной границы. На этой встрече был обсуждён вопрос по определению государственной границы в оставшихся четырех спорных точках между Таджикистаном и Узбекистаном – Кызыл Мазор (ныне село Заркух), водохранилище ГЭС «Фарход», Сарвак и Канибадамский лесные массивы – и были приняты соответствующие решения по результатам совместной комиссии».

Сафари отмечает, что, согласно архивам, таджикская сторона опиралась на ранее составленные документы, чтобы подтвердить принадлежность пунктов к Таджикистану, а узбекская сторона ссылалась на неточность этих документов. В результате возникли разногласия по поводу принадлежности спорных точек, и демаркация границы была отложена.

Однако в сообщении таджикского издания «Фараж» говорилось, что Таджикистан в соответствии с двусторонним соглашением с Узбекистаном планирует передать этой стране 300 га земли в Матчинском районе.

По словам источника издания, на этих 300 гектарах земли находится крупное месторождение золота. Местные власти тогда отказывались комментировать изданию это сообщение. Однако впоследствии в руководстве Согдийской области опровергли это сообщение.

Как в целом можно оценить текущую ситуацию, связанную с делимитацией и демаркацией государственных границ Таджикистана и Узбекистана?

По оценке бывшего заместителя командующего пограничными войсками Таджикистана генерала Нуралишо Назарова, серьезных проблем с делимитацией и демаркацией границы между Таджикистаном и Узбекистаном нет. Однако, по его словам, в приграничных районах двух стран уже давно происходят бытовые конфликты.

Эксперты считают, что переговоры по границе нужно ускорить, чтобы избежать возможных негативных сценариев.

«Безусловно, неопределенность в делимитации и демаркации может привести к негативным последствиям. В частности, она значительно уменьшает взаимное доверие между государствами, что отрицательно отражается и на непосредственных связах между субъектами экономических отношений, гражданами и их социально-культурными структурами», – говорит таджикистанский политолог Шокирджон Хакимов.

Он также добавил, что власти двух страх должны давать больше информации общественности о ходе переговоров.

Политолог Рафаэль Саттаров считает, что для решения накопившихся двухсторонних проблем нужны экстраординарные меры, «в том числе, к варианту, когда государственные границы могут быть административными».

«Второй момент – открыто информировать общество о том, что политика “ни пяди земли и никаких уступок” имеет весьма узколобый и недальновидный характер. Пора отказаться от этой ошибочной аксиомы. Учитывая хозяйственный потенциал и значение, а также растущую угрозу продовольственной безопасности, стороны так или иначе должны идти к неизбежным, но взаимовыигрышным уступкам», – говорит Саттаров.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

23.06.2021 14:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Надира Азимовна Нарматова

Нарматова Надира Азимовна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
34,7 млн

человек численность населения Узбекистана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31