90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Талибы не будут воевать с Таджикистаном. Ну, а если вдруг?

09.07.2021 15:00

Безопасность

Талибы не будут воевать с Таджикистаном. Ну, а если вдруг?

Есть несколько вариантов развития событий, но в любом случае эксперты считают, что Таджикистану важно наладить диалог с «Талибаном».

«Азия-Плюс» спросила экспертов по Афганистану, какие скрытые и явные угрозы несут талибы и какими должны быть адекватные шаги по укреплению безопасности в Таджикистане.

На таджикско-афганской границе все очень сложно. На фоне вывода войск США и НАТО из Афганистана талибы пошли в наступление. По данным из Афганистана, под их контролем сейчас находится около трети территории страны.

Сами талибы говорят, что контролируют свыше 70% границы с Таджикистаном. Правительственные войска отступают. Несколько тысяч афганских военнослужащих были вынуждены отступить на таджикскую территорию. Еще более тысячи гражданских лиц - женщин, стариков и детей - бежали в эти дни из Афганистана в таджикский Горный Бадахшан.   

В ночь с 4 на 5 июля в ходе вооружённых столкновений с талибами 1037 военнослужащих правительственных войск Афганистана отступили через приграничные участки на территорию РТ. А по данным Совета национальной безопасности Афганистана, афганских солдат, укрывшихся на территории РТ, было на самом деле гораздо больше и уже 2300 из них возвращены на родину. Об этом Радио Озоди сообщил Хамдулла Мухиб - советник по национальной безопасности.

Пятого июля президент Таджикистана Эмомали Рахмон провел экстренное совещание Совета безопасности страны. Было решено направить дополнительные войска в требуемые районы и мобилизовать 20 тысяч военнослужащих резерва.

Россия готова задействовать возможности своей военной базы в Таджикистане, чтобы защитить союзников. Об этом заявил глава российского МИД Сергей Лавров. Вчера в Таджикистан приехала опергруппа ОДКБ для мониторинга ситуации на границе.

Скрытые угрозы

Талибы заявили: «У нас будут хорошие отношения с нашей дружественной страной - Таджикистаном. На границах будет установлена безопасность и никакого вмешательства не произойдет», - сказал 5 июля представитель движения Забиулла Муджахед.

Многие эксперты уверены, что так оно и будет – «Талибану» никогда не был интересен Таджикистан. И, тем не менее, опасения остаются, не в последнюю очередь, потому, что кроме талибов в Афганистане могут действовать и другие силы, а также, потому что среди талибов есть и выходцы из Таджикистана. 

Мы задали несколько вопросов экспертам: Что будет дальше в Афганистане? Какие шаги должен сделать Душанбе и может ли ситуация в Афганистане спровоцировать на экстремистскую деятельность скрытых сторонников талибов или ИГИЛ внутри самого Таджикистана?

Есть два сценария событий без внешних «сценаристов»

Ильхом Нарзиев, журналист, много лет освещающий события в Афганистане: 

- Во-первых, подобный всплеск активности талибов, особенно на севере, наблюдался последние семь-восемь лет, и с каждым годом эти кампании проводились более масштабно. Так, в 2015 году им даже на две недели удалось захватить город Кундуз.

Традиционно «пыл» «учеников» угасал в течение месяца и постепенно они сдавали правительственным силам некоторые из захваченных районов. Предполагалось, что так будет и в этот раз, однако сценарий нынешних событий, похоже, кардинально иной, возможно условия, в которых происходят эти события, цели и задачи иные.

Пока трудно объяснить, почему без боя правительственные силы так быстро сдают позиции. Возможно причиной тому, недееспособное правительство Гани-Абдулло, которое афганцы называли «дусара» - двуглавым, привело к недееспособности всех структур власти, в том числе, и силовых структур.

Афганские военные на севере страны вот уже полгода жаловались на отсутствие внимания со стороны центральных властей, отсутствие боеприпасов, продовольствия, жалования. В этих условиях была надежда на лидеров национально - военно-политических партий и движений, что они смогут мобилизовать своих сторонников на борьбу с талибами, как это было в 1996 году, когда талибы захватили Кабул.

Но ни лидеру таджиков Ато Мухаммаду Нуру, тюркоязычного населения ИРА Абдул Рашиду Дустуму, ни главам шиитов пока организовать хоть какое-то значимое противодействие талибам пока не удалось.

В ближайшие недели, а может и месяцы ситуация в Афганистане будет ухудшаться, талибы за прошедшие недели значительно пополнили свой боевой арсенал в виде техники, вооружения и боеприпасов.

Возможны два сценария развития событий в краткосрочной перспективе: талибы продолжат захватывать административные единицы, в том числе и, возможно, провинциальные центры. Наиболее шаткое положение у города Файзабад, административного центра провинции Бадахшан, Талукана, центра провинции Тахар и Кундуза.

На северо-западе под угрозой захвата город Маймана - центр провинции Фарьяб, Шеберган - центр провинции Джаузджан. Менее уязвим – Мазари-Шариф – центр провинции Балх. (я коснусь только тех провинций, которые граничат с республиками СНГ).

Дальше встанет вопрос удержания власти. По первому сценарию, если талибам удастся договориться с местными общинами (таджиками, узбеками, туркменами) о соблюдении «их интересов», добиться их лояльности, вполне возможно им удастся сохранить свою власть путем делегирования некоторых полномочий местным представителям.

По второму сценарию, местные элиты постараются объединиться своих сторонников и возродить бывшие танзимы (национально-этнические военно-политические формирования Джамият, Джунбиш, Хезби Вахдат) и мобилизовать их против талибов (такие усилия, переговоры лидеров сейчас ведутся).

Тогда может появиться что-то вроде антиталибовского «Северного альянса-2», который существовал с момента прихода талибов к власти в 1996 и до их падения в 2001.

По этому сценарию Афганистан может ожидать долгая вялотекущая гражданская война с периодами всплеска и затишья. В этом случае, если война перейдет в плоскость межнациональной, не исключены и беженцы в соседние страны.

Есть между двумя этим сценариями «промежуточный вариант», который пытается реализовать недавно назначенный и.о. министра обороны страны Бисмилла Мухаммади, Бывший соратник Ахмад Шаха Масуда, в прошлом имеющий успешный опыт борьбы с талибами, Мухаммади, пытается объединить движения народных ополченцев на местах под патронаж силовиков.

Это гипотетические сценарии событий, если верить, что все происходящее сейчас стихийно, естественно, без влияния внешних «сценаристов». На самом деле, за происходящим сегодня в Афганистане, стоят влиятельные внешние игроки, которые внесут свои «коррективы», в зависимости от целей и задач.

Как бы то ни было, власти Таджикистана сейчас предпринимают, в первую очередь меры, по усилению охраны границы, что, на мой взгляд, самое важное и первоочередное.

Чтобы ситуация в Афганистане не спровоцировала на экстремистскую деятельность скрытых сторонников талибов или ИГИЛ внутри Таджикистана, необходимо усилить контртеррористическую работу, в том числе, работу спецслужб, разъяснительную работу среди молодежи, важно решать наиболее острые социально-экономические проблемы.

«С «Талибаном» нужно наладить диалог»

Александр Князев политолог, эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии:

- Наступление «Талибана» не может быть долговременным, для этого у талибов просто нет ресурсов, а тем более, чтобы как-то уверенно контролировать занятые территории. Даже если бы им удалось занять Кабул, что очень маловероятно, они не смогут управлять всей страной.

Думаю, не позднее сентября наступление захлебнется и актуализируется вопрос о возобновлении переговоров. Ключевым вопросом переговоров, на котором они прервались, нужно считать вопрос об отставке Ашрафа Гани и создании коалиционного переходного правительства. С этой позицией согласны все политические силы Афганистана, кроме правительства Гани, и все важные внешние акторы.

Нечастый в последнее время случай: по вопросу о коалиционном правительстве совпадают, например, позиции США и России. Это коалиционное правительство - с участием всех политических сил страны, включая и «Талибан», должно будет обеспечить принятие новой конституции, должна быть кардинально изменена вся система госустройства, и уже на этой основе должны пройти выборы всех органов власти. Это единственный путь к урегулированию в Афганистане, альтернатива ему - только продолжение гражданской войны.

Что касается беженцев. Пока я вижу, что на занимаемых территориях талибы ведут себя иначе, чем это было в 1990-е годы, их поведение стало менее репрессивным. Руководство «Талибана» стремится к легитимизации, в том числе в международном плане, поэтому им необходимо выглядеть более цивилизованно. Беженцев - в прямом смысле этого слова - может и вообще не быть.

Таджикистану важно наладить диалог с любой из афганских политических сил, контролирующих границу и приграничные районы со стороны Афганистана. В том числе – с «Талибаном». «Талибан» де-факто, хотя пока и не де-юре, давно признан как политическое движение, делегации талибов ведут переговоры с США, участвуют в различных переговорных процессах в Москве и Пекине, в Стамбуле, посещают Ташкент и Ашхабад… Это необходимо принять как данность и не создавать излишней конфронтации, а заодно и паники в связи с «Талибаном» в самом Таджикистане.

В Афганистане идет гражданская война, поэтому было бы логично не демонстрировать однозначную поддержку одной из сторон, тем более что эта сторона - слабое правительство, - своим нежеланием идти на компромиссы само провоцирует эту войну. Позиция стран соседей должна быть в этой ситуации максимально сдержанной, невмешательство – лучшая гарантия стабильности в последующем.

Ну, и, конечно, в любом случае необходимо усиление режима охраны границы, которое происходит. Может быть, это отчасти и перестраховочная мера, но при той обстановке, которая сейчас царит в районе границы, нельзя исключать и провокационных действий неталибских группировок или криминальных наркогруппировок.          

«Скрытых сторонников талибов» в Таджикистане вряд ли стоит искать: «Талибан» это в первую очередь пуштунское националистическое движение, в РТ нет пуштунского населения и, соответственно, каких-то талибских групп. Наоборот, насколько я знаю, в Таджикистане сильны антиталибские настроения, основанные на этнической солидарности с афганскими таджиками. Это, в первую очередь, этническое движение, и у них не может быть поддержки на этнически чуждой им территории к северу от Пянджа и Амударьи.

Что касается ИГИЛ, салафитских и прочих радикальных групп, то это подполье в Таджикистане существует, на какие-то выступления террористического характера их может спровоцировать и нынешняя ситуация. Причем, это не обязательно будут те или иные успехи талибов в Афганистане, это подполье имеет, конечно, внешние связи, но скорее не с Афганистаном, а с международными террористическим кругами на Ближнем Востоке, в Турции, европейских и арабских странах.

Кроме того, это экстремистское подполье собственных адептов довольно самостоятельно, не требующее какой-то особой активации извне.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном , Александром Князевым

09.07.2021 15:00

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Сайдилла Канболотович Нышанов

Нышанов Сайдилла Канболотович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

1177

единиц оружия было утеряно в Киргизии в ходе событий 2010 года

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31