90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Секс-работа в Кыргызстане: не запрещена, но и не разрешена

04.08.2021 11:00

Общество

Секс-работа в Кыргызстане: не запрещена, но и не разрешена

Хотя законов о наказании за занятие секс-работой в Кыргызстане нет, секс-работницы страдают от преследований со стороны милиции. Правозащитные организации сообщают о периодических рейдах, вымогательствах денег и стигматизации женщин, оказывающих интимные услуги.

Источник: Секс-работа в Кыргызстане: не запрещена, но и не разрешена

Диана (имя изменено по просьбе героини) – бывшая секс-работница. За два года в этой сфере она получила кучу проблем как по части гинекологии, так и по психологической, и моральной. Убедившись, что у нас нет камер и фотоаппаратов, она согласилась рассказать о работе секс-работниц в Бишкеке.

В этой «профессии» я была примерно два года. На самом деле моя история самая классическая. Мне было 19 лет, я училась в тот момент на втором курсе, жила с родителями. Моя семья среднего достатка – родители оплачивали контракт в университете, а на карманные расходы давали очень мало денег.

В один из дней, когда я в очередной раз жаловалась своей школьной подруге на нехватку денег, она и предложила мне «поработать». Как выяснилось, подруга уже давно крутилась в этих местах, и была там уже своя.

Туда все идут ради денег. А те, кто говорят, что не из-за этого, врут.

Когда я в первый день вышла на панель, мне хотелось рыдать. Я чувствовала себя униженной. На мне была короткая юбка, короткий топ и туфли на высоких каблуках. К слову, все эти вещи были не мои. По настоянию сутенерши, мне одолжила их одна из наших коллег, пригрозив, что «если я порву их, то она порвет меня».

В Кыргызстане, по состоянию на 2013 год, насчитывалось 7100 секс-работников. С тех пор данные не обновлялись, сообщает неправительственная организация «Таис Плюс». При этом, по словам руководителя организации Шахназ Исламовой, число секс-работников, которые контактируют с такими НПО, стало меньше.  Это связано с давлением милиции.

Резкое снижение началось после «чистки» 2016 года, когда начальник ГУВД Бишкека на пресс-конференции пообещал очистить столицу от секс-работниц за неделю.

«Кампания по чистке продолжалась, конечно, не неделю, а гораздо дольше. Часть секс-работниц стала искать работу за рубежом, а часть ушла в подполье. Через год после начала “чистки” число секс-работников, которые были участниками программ по профилактике ВИЧ и инфекций, передающихся половым путем, уменьшилось в два раза», – отмечает Исламова.

В среднем примерно две трети секс-работниц в Кыргызстане в возрасте от 19 до 30 лет. Таковы данные национальных исследований. Последнее исследование НПО «Таис Плюс» проводило в 2018 году в партнерстве с АУЦА.

По данным того же исследования, женщины дольше остаются в секс-работе, чтобы прокормить себя и свои семьи. 73 процента секс-работниц в республике имеют на иждивении детей и родителей, причем число иждивенцев растет. В 2018 году на одну секс-работницу приходилось почти 4 человека.

По данным «Таис Плюс», секс-работников преследуют, это вынуждает их постоянно менять места работы, уходить с улицы и постоянно менять помещения. Из-за периодической смены локаций и номеров телефонов бывают сложности - с ними тяжело постоянно поддерживать связь и предоставлять услуги по профилактике болезней.

Клиент всегда прав 

Услугами секс-работниц в Кыргызстане, по словам Дианы, пользуются мужчины от 18 до 55 лет.

Чтобы лечь в кровать к незнакомому мужчине, нужно переступить через себя, а это тяжело. Особенно в первое время, - рассказывает девушка. - Поэтому перед «сменой» я всегда старалась выпить что-нибудь крепкое, так легче было раскрепоститься.

Постепенно я стала привыкать, отключать эмоции и делать все механически. Потерпела - получила деньги. За ночь бывало приходили по пять-шесть человек, а бывало, что не было ни одного клиента.

За один «прием» мужчины платили до 30 долларов. Часть заработка я должна была отдавать сутенерше. Иногда за ночь я могла «поднять» до 200 долларов, однако это легкие деньги - как быстро они приходят, так и уходят. Никаких накоплений у меня не было.  Я даже не знаю, куда именно я тратила все заработанное.

Нас вызывали в квартиры, сауны, гостиницы. Не всегда знаешь, чего ждать от клиентов, едешь на свой страх и риск. Некоторые мужчины считают секс-работниц вторым сортом и обращаются соответственно: могут ударить, пнуть, швырнуть пепельницу. Наши сутенеры запрещали давать сдачи таким или что-то говорить им, якобы клиент всегда прав.

Встречались, бывало и откровенные извращенцы. Я даже не будут вдаваться в подробности, что именно порой они требовали делать, но вещи были ужасные. Даже для меня, повидавшей в жизни немалое число мужчин.

Был момент, это было на квартире, когда клиент заплатил только за себя, а после него мною воспользовались и его друзья. Я уже не помню, сколько их было, человек восемь. Это было настоящее насилие и оно продолжалось почти всю ночь. Вырваться мне удалось только когда все, изрядно выпив, уснули.

Обращаться никуда я, конечно, не стала. Кто поверит в то, что проститутку можно изнасиловать? Для большинства это, в принципе, немыслимо. А бывали клиенты, которые просто хотели поговорить по душам, начинали жаловаться на жен, детей, тещ... Таким всегда хотелось сказать: «Я тебе что, психолог?»

Вопросы репродуктивного здоровья 

Секс-работницы подвержены наиболее высокому риску заражения ВИЧ и другими болезням из-за частой смены половых партнеров и опасных условий работы. По словам руководителя НПО «Таис Плюс» Шахназ Исламовой, многие секс-работницы мигрируют внутри страны и не имеют документов. Соответственно, они не приписаны к поликлинике и не могут получать медпомощь, гарантированную государством.

Кроме того, женщины из-за стигмы и страха, что их личная информация будет предана огласке, не обращаются в больницы, а ищут доверенных врачей. Чаще всего это практикующие медики, а за их услуги надо платить. В 2017 году при поддержке AIDSFonds (Нидерланды) организация «Таис Плюс» запустила проект, в рамках которого предоставлялись диагностика и лечение ИППП в Бишкеке и пригороде.

В 2020 году цифры по обращениям немного упали из-за весеннего локдауна в связи с COVID-19.

В свою очередь в Минздраве отметили, что в Кыргызстане нет деятельности на нормативном уровне, которая предусматривает обязательную медпроверку секс-работниц каждый год. По словам заместителя директора Республиканского Центра «СПИД» Айбека Бекболотова, нет возможности определить принадлежность кого-либо к секс-работникам.

«Обязательная медпроверка будет смотреться как принудительная, и это не хорошая практика для демократической страны. Лучший подход - это профилактическая работа среди данной группы: информирование, выдача изделий медицинского назначения и добровольное тестирование», - говорит он.

Рейды милиции 

Это была пятница, - вспоминает Диана. - Нас позвали в один из клубов, где мы должны были развлекать иностранцев, «раскручивать» на деньги и выпивать с ними. Я до сих пор не помню, как все началось. Помню лишь, что по залу пронеслась какая-то паника, и вот я и несколько моих коллег  уже стоим лицом к стенке. До меня не сразу дошло, что это был рейд и что нас снимает камера.

В зале также появились какие-то парни в калпаках (национальный головной убор – прим. ред.). Страх сковал все мои конечности, а в голове крутилась только одна мысль: «Главное, чтобы родители ничего не узнали». Позже выяснилось, что облаву устроили милиционеры совместно с «Кырк чоро» (национал-патриотическое движение в Кыргызстане - прим. ред.). Видимо, сотрудник охраны заведения сообщил им о нашем присутствии в зале. Девочки видели, как один из охранников открыл «проверяющим» дверь, после чего сам надел калпак и запер дверь на ключ, чтобы никто не смог убежать.

Нас отвезли в отделение, продержали там несколько часов, спрашивали, зачем мы этим занимаемся, пугали, что расскажут родным, но в конце все-таки отпустили.

В различных исследованиях, которые проводили правозащитные организации, указывается, что сотрудники милиции нередко нарушают права секс-работниц, устраивают рейды, шантажируют, унижают, снимают на камеру. По словам Шахназ Исламовой, милиция в этом случае остается безнаказанной. Также как и в случае, когда секс-работницы вместе снимают квартиру, потому что так дешевле, и на них поступают жалобы соседей.

«У нас это происходит так: если шум из квартиры, где находятся секс-работники - нужно вызывать милицию, пресекать работу "притона". А если шум из квартиры, где муж бьет жену, то это "дело семейное - разберутся сами". Это двойные стандарты. При этом часто причиной шума являются сами сотрудники милиции: они приходят, врываются незаконно в помещение обычно с целью вымогательства», - говорит Исламова.

Данный факт подтвердили и в аппарате омбудсмена Кыргызстана. По словам эксперта по защите прав детей, женщин и семьи Умиды Абылгазиевой, в 2016 году от правозащитных организаций поступили жалобы, о том, что секс-работницы подвергаются дискриминации со стороны сотрудников МВД.

Писать заявления на сотрудников органов внутренних дел осмеливаются лишь считанные секс-работницы. Но даже те, кто решаются на это, останавливаются из-за давления и угроз. Абылгазиева рассказывает, что такой случай был в 2016 году, когда к ним поступил звонок о задержании трех секс-работниц. Сообщалось, что милиция применила силу и держала женщин какое-то время в приемнике-распределителе.

«Мы поехали туда, приняли заявления у женщин и обратились в прокуратуру с письмом о принятии мер в отношении этих милиционеров. Однако позже из прокуратуры пришел ответ о том, что эти секс-работницы отозвали свои заявления. Позже я связалась с женщинами, чтобы спросить, почему они так сделали. Выяснилось, что секс-работницы просто побоялись за свою безопасность, они знали, что в будущем хуже от этого станет только им», - говорит эксперт.

Абылгазиева отмечает, что секс-работницы зачастую сами заинтересованы в даче взятки сотрудникам ОВД. Таким образом они обеспечат себе безопасную работу без лишних вмешательств со стороны правоохранителей.

В ГУВД Бишкека сообщают, что по итогам первых пяти месяцев 2021 года было проведено три профилактических рейда по притонам. По итогам первой проверки в милицию доставили 27 секс-работниц, во время второго рейда - 17 и в ходе третьего - 56.

Замглавы ГУВД столицы Тилек Тюкебаев отметил, что все работы были проведены в рамках указа президента «О духовно-нравственном развитии и физическом воспитании личности». С секс-работницами, по его словам, проводились беседы, их ставили на учет, после чего отпускали. А вот с организаторами этих притонов дела обстоят по-другому - за это грозит уголовная ответственность.

«Несколько дел были направлены в суд, и по некоторым уже вышли решения, - сообщил Тюкебаев в интервью CABAR.asia. - Например, один из организаторов лишен свободы сроком на два года, а второго оштрафовали на 220 тысяч сомов (2 600 долларов США).».

О том, что притонов стало меньше благодаря рейдам, в милиции сомневаются. Но утверждают, что строго следят за тем, чтобы это не мешало жителям. Кроме того, проводится профилактическая работа с подростками, и за последнее время факты привлечения несовершеннолетних в секс-бизнес не регистрировались.

Нужна ли легализация секс-работы в Кыргызстане? 

«Мы не выступаем за легализацию, и на это есть причины», - сообщила руководитель организации «Таис Плюс» Шахназ Исламова.

По ее словам, легализацию часто путают с декриминализацией, а это две разные модели:

  • декриминализация – это отмена или отсутствие законов о наказании за секс-работу,
  • легализация – это принятие новых законов с целью регулирования и контроля секс-работы и секс-работников. Очень часто эти законы несправедливы и ограничивают возможности тех, кто занят в секс-работе, в сравнении с другими сферами занятости.

«Легализация исходит из того, что секс-работа не признается обычным трудом и на нее не могут распространяться те же правила, что и на другие сферы труда и не могут применяться те же трудовые права, - отмечает Исламова. - А при декриминализации признается, что секс-работа – это такая же работа, как и все остальные, поэтому она может регулироваться также, как и любой труд и в отношении работников должны соблюдаться те же права».

При легализации, по словам Исламовой, только часть секс-работников может соблюдать условия, при которых их деятельность легальна. Например, мигрантки или женщины, у которых нет документов или прописки, не смогут работать там, где это легально. Они будут продолжать работать на улице или принимать звонки по телефону, а милиция будет продолжать их преследовать, вымогать деньги и шантажировать.

«Декриминализация секс-работы – это оптимальная модель, - считает Исламова. - Добровольная индивидуальная взрослая секс-работа в Кыргызстане не запрещена, и в нашей стране нужно для начала соблюдать существующий закон. Если милиция не будет преследовать, уровень стигмы уменьшится, и тогда секс-работники смогли бы безо всяких преград регулярно обследоваться, смогли бы также, как и другие люди, работающие по патенту, брать его и платить налоги».

Депутат парламента Кыргызстана Ирина Карамушкина в комментариях CABAR.asia сообщила, что вопрос легализации и декриминализации секс-работы ранее поднимали несколько нардепов, но поддержки они не нашли. По словам Карамушкиной, часть парламентариев придерживается позиции, что легализовывать секс-работу в Кыргызстане нельзя, так как «наша страна - исламская».

Также были инициативы о наказании тем, кто сдает квартиры под секс-индустрию, и пытались запретить. Однако и тут возникли сложности - определить именно тех, кто сдает жилье под такие цели, практически невозможно.

«Сегодня, считаю, все притоны и гостиницы под контролем самих уполномоченных органов. Это бизнес определенных лиц и доход тех, кто их "крышует"», - отметила Карамушкина.

Запретить секс-работу в стране, по ее словам, невозможно - этот сектор еще больше уйдет в тень, а количество кейсов торговли людьми вырастет. Но при этом легализовать или декриминализовать эту сферу тоже не выходит - все попытки сталкиваются с препятствиями в виде моральных принципов и нравственного облика страны.

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Ириной Кармушкиной

04.08.2021 11:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

Мигранты. Истинные цифры о преступности

Досье:

Алмазбек Баатырбекович Баатырбеков

Баатырбеков Алмазбек Баатырбекович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

45%

рост количества погибших в ДТП в Кыргызстане за 10 лет

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Сентябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30