90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Итоги парламентских выборов в Кыргызстане: плюсы и минусы новой избирательной системы

22.12.2021 18:30

Политика

Итоги парламентских выборов в Кыргызстане: плюсы и минусы новой избирательной системы

В Бишкеке на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошел круглый стол «Итоги парламентских выборов: плюсы и минусы новой избирательной системы». Партнёрами выступили Фонд по молодёжному гуманитарному сотрудничеству «Евразийцы – новая волна» и мультимедийный информационный портал «Кундеми».

В мероприятии приняли участие политологи, юристы, эксперты по вопросам безопасности, общественные и политические деятели, журналисты, а также студенты  Международного университета Кыргызстана и Кыргызско-Российского Славянского университета.

В ходе оживлённой дискуссии эксперты обсудили широкий круг вопросов – в частности, итоги прошедших парламентских выборов, инциденты, возникшие в ходе подсчёта голосов избирателей, качественный состав нового созыва парламента, и сможет ли новый парламент поднять политическую культуру в Кыргызстане на новый уровень.

Как заявил член Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов КР Узарбек Жылкыбаев, :

«В седьмой созыв Жогорку Кенеша войдут 90 депутатов. Из них 21 – это депутаты шестого созыва, есть несколько человек из пятого и четвертого созывов. Около 70 процентов – новые лица. Представленность женщин в сравнении с 2015 годом можно назвать высокой: из 54 депутатов, выбранных по партийным спискам, в ЖК проходят 19 женщин. Когда шестой созыв только начал работу, среди 120 депутатов было 15 женщин.

Что касается относительно низкой явки на минувших выборах – здесь сыграло роль отсутствие формы № 2. На прошлогодних выборах таким образом проголосовали почти полмиллиона человек (свыше 485 тысяч избирателей). Если условно прибавить это число к количеству проголосовавших в нынешнем году, явка была бы намного больше».

По мнению депутата Жогорку Кенеша VI созыва Евгении Строковой, «Власть учла опыт предыдущих лет, она внедрила новые способы для того, чтобы в парламент пришли те, кого она хотела видеть в ЖК.  Как учитель  сделаю такое сравнение: школьники, которые не могут решить задачи самостоятельно, просто смотрят на правильные ответы в конце учебника и подгоняют под них свои решения. Нынешние выборы напомнили именно эту ситуацию, потому что все буквально подгонялось под новый закон.

Парламент – это зеркало общества. Какое общество – такой и Жогорку Кенеш. Для того чтобы изменить качественный состав парламента,  нужно менять качественный состав электората. Прежде всего нужно заняться решением социальных вопросов, повысить уровень образования в стране.

На этих выборах, в отличие от предыдущих, не было партийной солидарности. Были формальные объединения, но в целом каждый сам шел за себя.

Что касается женской квоты, то результат получился довольно хорошим. Предрекали гораздо худший вариант, говорили, что в новом созыве женщин практически не будет. Что касается национальной квоты, то в депутаты прошли только два-три представителя дунганской национальности. И в этом отношении, конечно, партийная система была лучше, потому что там квоты соблюдались лучше».

Бакыт Бакетаев, политолог, сопредседатель дискуссионного клуба «Пикир» предложил:

«Давайте применим метод Шерлока Холмса - дедукцию. Даже если в Жогорку Кенеше будут сплошь оппозиционные партии, всё равно, согласно новой Конституции, методология принятия решений – у президента. Поэтому, мне кажется, глава государства сам лично не стремился, чтобы в парламенте были те или иные люди».

Как подчеркнул генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад» Дмитрий Орлов, 

«У нас любят говорить, что наличие большего числа женщин в парламенте – признак демократической страны. Если исходить из этой логики, то самой демократичной является Руанда - там женщин в парламенте 61,3 % (а вот, к примеру, в США, считающихся чуть ли не эталоном демократии, их всего 27,3%). По этому показателю Штаты находятся на 67 месте в мире, впереди - Уганда, Зимбабве, Ирак, Восточный Тимор. США слишком заняты продвижением гендерного баланса в новоиспечённых демократиях, чтобы поспевать с этим же балансом у себя.

Таким же мифом является то, что женщины в Кыргызстане активно рвутся в политику. По одномандатным округам в Жогорку Кенеш прошли 287 человек. Сколько из них женщин? Тридцать одна. Если очень захотеть, можно сломать любую систему, при желании самих женщин их представленность в парламенте могла бы быть выше. Что касается гендерных и национальных квот, то само существование этих квот, считаю, низводит национальные меньшинства и женщин до уровня второго сорта, подчёркивают как бы их ущербность».

В свою очередь, политолог, доцент Международного университета Кыргызстана Алина Молдокеева, возразила:

«Большинство мужчин считают, что в стране нет проблемы гендерного неравенства, и предлагают больше внимания уделять качественному составу парламента. Должна сказать, что не всегда мужчины могут понять, высказать чаяния женщин так, как они бы высказали сами. А по статистике , 51% населения Кыргызстана – это женщины (3,3 миллиона человек), и 19 мест в парламенте для них - очень мало.

Вопрос представительства женщин в политике – вопрос политического сознания и политической культуры. До тех пор, пока в законе не будет статьи о женской квоте, мужчины просто не пропустят женщин во власть. Здесь вопрос не соперничества и конкуренции, а возможности высказаться».

Как считает политолог Денис Бердаков, :

«Выборы этого года, на мой взгляд, были максимально честными для Кыргызстана за последние 30 лет. Что же касается низкой явки, то когда мы выключаем административный ресурс (а власть действительно блокировала админресурс, местами даже перегнув палку) и подкуп, то люди не идут голосовать, и мы получаем вполне европейскую явку. Это происходит вследствие полной политической апатии. То есть эти выборы показали: народ чётко понимает, что политические механизмы, которые сейчас существуют, не меняют положения. Людям легче устроить революцию, чем прийти на выборы.

В ходе избирательной кампании отмечалась вялая агитация со стороны кандидатов-одномандатников и политических партий. Очень небольшой упор делался на медийную рекламу и на работу с избирателями. А ведь кандидаты могли, например, обращаться к людям, проживающим в каком-то определённом месте, или к какой-то социальной группе, предлагать им ясные и чёткие идеи, чтобы избиратели знали, за что голосовать. Но кандидаты пошли по прежнему пути, пытались поднять какие-то старые связи, подключить своих знакомых. Никто не понял, что по новой избирательной для кандидатов, идущих от партии, - вся страна их округ. Это удобно и продуктивно для партийной системы, что позволяет кандидатам максимально расширять географию своей агитации. Этого де-факто не было при прежней партийной системе.

В новый созыв парламента почти не прошли олигархи. Это плюс. Раньше получалось так, что 4-5 крупных олигархов правили целыми фракциями. В новом созыве парламента их нет. Наконец, уничтожен диктат партийных боссов. Мы все помним, как они создавали свой жёсткий  партийный список и не пропускали реальных региональных лидеров и молодёжь на проходные места. Теперь эти лидеры в парламент прошли. Новый состав ЖК – самый представительный парламент, избранный именно СНИЗУ. Фактически произошла смена политической элиты.

Кыргызстан, наконец, может сформировать легитимный парламент. Что поможет стабилизировать политическую систему, а также заключать выгодные международные соглашения».

По мнению эксперта по вопросам национальной безопасностиТаалайбека Джумадылова :

«В Кыргызстане выборы – постоянный источник турбулентности, предпосылок возникновения «благоприятных» условий для насильственного захвата власти. Мы имеем дело с так называемым «кыргызским феноменом». Причина этой аномалии кроется в том, что в нашей стране не народ определяет носителей властных полномочий, а носители этих полномочий каждый раз пытаются повлиять на итоги волеизъявления народа. Используется широкий инструментарий - админресурс, подкуп избирателей, шантаж, запугивание и снятие неудобных кандидатов, использование формы №2.

На парламентских выборах 2021 года задача государства была в том, чтобы изменить эту тенденцию. Удалось ли это? Идеальных выборов, конечно, не бывает. И в США этот процесс сопровождался применением «грязных» технологий. Мы не являемся исключением. Но по сравнению с предыдущими выборами, которые проходили при Акаеве, Бакиеве, Жээнбекове, всё прошло лучше.

Нестандартная ситуация, возникшая в последний момент, стала ложкой дёгтя, которая испортила всё впечатление от выборов. После сбоя в работе АСУ (хотя я предлагаю отказаться от этого слова – «сбой») разные чиновники и силовики стали говорить о диверсии, происках иностранных служб, атаках хакеров. Нескоординированная интерпретация ошибки, допущенной при разработке программного обеспечения, вызвала ещё больше сомнений. ЦИК дала внятный ответ на вопрос - «Что произошло?» - и начала говорить об ошибке в работе сервера только на третий день. За это время появилось множество домыслов и мифов. А впечатление от всего выборного процесса было испорчено.

Что делать дальше? Проигравшим партиям нужно смириться. Им нужно готовиться к следующим выборам. Важно сейчас думать о консолидации нации и решать насущные вопросы».

Влад Ткачев, соучредитель Центра информационной безопасности в КР, независимый эксперт в сфере информационно-коммуникационных технологий, подчеркнул:

«Впервые в стране выборы проводились по довольно сложной схеме: избиратели могли поставить сразу две отметки – за партию и за кандидата от неё. «Боевое крещение» этой системы прошло сразу на парламентских выборах. В итоге мы увидели то, что увидели.

Как устроена избирательная система в Кыргызстане? Есть урны, которые в течение дня сканируют бюллетени, считают их количество и отметки. Когда голосование завершается, данные передаются в ЦИК, где также есть большая система, которая принимает данные с участков. Её задача – агрегировать все данные. Чтобы повысить прозрачность выборов, Центризбирком создал свою информационную избирательную систему, которая уже в наглядном виде предоставляет кыргызстанцам всю информацию о выборах.

Произошедшее на сайте ЦИК в момент опубликования итогов не являлось сбоем. Это была непреднамеренная ошибка программиста, который в процессе разработки не обратил внимания на то, что есть ещё одно поле, которое суммирует данные по каждой партии. В отчётность, которую мы увидели на сайте, попала двойная сумма. Первая сумма – это голоса, отданные за партию в целом, вторая сумма – это количество голосов, отданных за кандидатов партии.

У жизненного цикла информационных систем всего шесть стадий, одна из них – тестирование. Именно эта часть цикла жизни информационной системы была упущена, потому что разработка проводилась в спешке. У программистов было очень мало времени, чтобы подготовить систему, протестировать её и запустить».

Политический аналитик, президент МОО «Конгресс тюркских народов» Эдиль Марлис уулу, заявил:

«Главное, считаю, не этот сбой, на котором все зациклились. Результаты электронной системы - предварительные. Окончательными считаются результаты ручного подсчёта. ЦИК, по идее, должна была уже к полуночи предъявить протоколы этого подсчёта: «Мы свою миссию выполнили. Вот результаты,  кто недоволен – пожалуйста, пересчитывайте». Почему вместо этого пришлось считать целую неделю? Это и породило недоверие.

Государству надо, в первую очередь, определиться: что собой представляет ЦИК? Это орган, который просто технически организовывает выборы? Или это главный центральный орган государства, который действительно создаёт условия для того, чтобы в ЖК прошли достойные кандидаты? Чтобы ЦИК не могла лавировать, играть свою игру, должен быть безупречный конституционный закон о выборах, где должно быть детально прописано всё до каждой мелочи. В том числе все положение про ЦИК. Нынешний созыв парламента должен начать свою работу с решения этой проблемы, чтобы в дальнейшем в КР не было политических игр во время выборов и, как следствие, - госпереворотов».

Как считает политолог Шерадил Бактыгулов, :

«Взваливать всю вину на ЦИК тоже неправильно. У нас такая интересная ситуация сложилась: выборы в ЖК теперь идут по преференциальной системе, а местные выборы - по старинке, по  партийным спискам. По Конституции ЦИК является центральным органом государственного управления и имеет право издавать постановления, которые, в принципе, имеют серьезную силу. Но также есть иерархия законов. И постановления ЦИК не стоят выше законов КР, Трудового кодекса и Конституции. Нам надо работать над дальнейшей унификацией законодательства.

Мы, например, неоднократно говорили, что в законодательство надо внести термин «агитатор». В этом году деятельность агитаторов узаконили, но забыли чётко прописать, кто такой агитатор. Объём его прав, полномочий, ответственности не определён. Это привело к некоторому недопониманию».

Комментируя работу агитаторов, адвокат, директор юридической компании «Бюро правовой поддержки» Эркин Саданбеков пояснил:  

«Как это работает у нас: с агитатором надо заключать договор, потом он получает патент в налоговой инспекции, берёт у кандидата деньги и начинает свою работу. Как работают агитаторы? Ходят по дворам, по квартирам, звонят всем знакомым и т.д. Я считаю, что нужно такую практику запретить. И проводить агитацию только на государственном канале – в виде теледебатов. Это будет правильно, честно и не будет вызывать гнев в обществе».

Как считает профессор КРСУ, академик РАЕН Мурат Суюнбаев

«В Кыргызстане нет политических партий, есть только «чучело» политпартий. Выборы закончились, и партийцев мы не увидим до следующего голосования. Происходит просто имитация политической деятельности. Это при том, что 60% мандатов выдаются по спискам политических партий.

Считаю, что нужно принять и применять в отношении партий закон о лжеполитической деятельности – по аналогии с лжепредпринимательством.

Я бы поставил вопрос и о необходимости некоего лицензирования политических объединений. Есть партии, которые ведут себя словно спящие ячейки ИГИЛ. Они десятилетиями никак себя проявляют, не участвуют в выборах, но продолжают существовать».

Участники дискуссии выработали следующие предложения и рекомендации:

- пересмотреть существующие требования к государственным информационным системам. Для гарантии исполнения этих требований (за их неисполнение) ввести ответственность исполнителей, разработчиков и руководителей вплоть до уголовной;

- госорганам (в частности, Центризбиркому) обеспечить достойное финансирование информационных технологий и особенно информационной безопасности. Ввести практику обязательных регулярных независимых IТ-аудитов, как это, к примеру, сделано в банковском секторе Кыргызстана;

- детально разработать закон о выборах, в котором не будет возможности для манёвров Центризбиркома, чётко определить роль ЦИК;

-  законодательно ввести практику тестирования кандидатов в депутаты на предмет соответствия их критериям, необходимым для парламентариев;

- ввести ответственность за «лжеполитическую» деятельность и практику «лицензирования» политобъединений.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

22.12.2021 18:30

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Марат Абдыразакович Султанов

Султанов Марат Абдыразакович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
53

года - средний возраст членов правительства Кыргызстана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31