90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Адам Смех (Польша): позиция Польши в отношении "газомайдана" обусловлена русофобией

Адам Смех (Польша): позиция Польши в отношении газомайдана обусловлена русофобией

Известный польский историк, обозреватель газеты "Мысль Польская" специально для Станрадар прокомментировал отношение в Польше к попытке государственного переворота в Казахстане, вовлеченность государства и общества в поддержку протестов. 

- Известно, что часть польского общества поддерживает протесты в Казахстане, находящийся в Польше белорусский телеграм-канал NEXTA координирует беспорядки. Что это, поддержка на государственном уровне или самодеятельность получателей западных грантов?

Я думаю, что возможная поддержка частью польского общества протестов в Казахстане и деятельность Nextа - это две разные вещи. Что касается общества, то в современном мире манипуляция в СМИ достаточно легко, используя простые средства, достигает своих целей, потому что общество, не только польское общество, страдает от отсутствия подлинных знаний, но и, что более печально, в большинстве не хочет настоящих знаний и довольствуется «кальками», которые освобождают от необходимости мыслить, от выработки собственных суждений. В Польше это простое средство - использовать польскую историю для таких манипуляций. Речь идет о захватах и так называемой борьбе с коммуной в период Польской Народной Республики. Поляки часто интуитивно ставят свои симпатии на сторону противников власти, какой бы власть ни была, и этим пользуются манипуляторы, что при отсутствии знаний и отсутствии желания пополнять знания порождает восприятие таких конфликтов, как очередные «цветные революции». Конечно, большинство не осознает, что автоматическая поддержка бунтов против любой власти одобряется манипуляторами только в тех государствах, которым отведена роль геополитического врага Польши. Похоже, что угасание (прежде всего СМИ) информирования о протестах в Казахстане, возможно, будут способствовать ситуации (гипотетической, у меня нет данных, чтобы поддержать эту точку зрения), в которой поляки быстро забудут об этих событиях.

Что касается Nextа, польское государство помогает в том, что она вещает из Польши. Размер поддержки и детали (кто конкретно, какие государственные учреждения за ней стоят) определить сложно из-за отсутствия данных, однако факт координации действий с польской стороны представляется очевидным. Я согласен с предположением, содержащимся в вопросе, что это могло быть любительской акцией получателей западных грантов при общем руководстве сил, действительно организующих цветную революцию в Казахстане. Если это было так, это очень плохо для Nextа и тайно поддерживающих ее польских учреждений.

- Отличается ли официальная позиция польского государства от достаточно сдержанной позиции Брюсселя?

Официальная позиция польского государства, хотя о таком трудно говорить, может быть оценена только по ряду высказываний лиц «второго эшелона» и общему тону пропаганды СМИ, и является далеко не сдержанной. Конечно, СМИ используют ситуацию для типичных атак на Россию, которая якобы виновата во всем, что происходит плохого в мире, что внесено в примитивный дискурс средств массовой информации в Польше. Но это надо рассматривать, скорее, как риторику по случаю, чем желание продемонстрировать, что Казахстан потерял свой суверенитет по отношению к России. Казахстан играет важную роль в государственной политике, как и Китай. Это связано с так называемым американским Новым Шелковым Путем, который Польша поддерживает, особенно на участке китайском и казахском (хотя известно, что эта концепция невозможна в реализации без участия России и Беларуси). В связи с этим Польша или, по крайней мере, правительство ПиС не акцентирует внимания на делах, связанных с обвинениями в отсутствии демократии или нарушении прав человека в Китае или Казахстане. Поддерживаются хорошие контакты с этими государствами, в отличие, например поразительных действий Литвы или даже Чехии (парламента), которые, вероятно, не по собственной инициативе стали акцентировать вопрос на Тайване, что воспринимается Китаем, как известно, однозначно негативно. Польша себе этого не позволяет, тем самым показывая, как ни парадоксально, что если бы она хотела наладить отношения с Россией и Белоруссией, то ничто серьезное этому не помешало бы. Президент Дуда провел беседу с президентом Токаевым 8 ноября 2021 года, где обсуждались так называемые текущие проблемы и перспективы польского лидерства в ОБСЕ. Секрет Полишинеля в том, что среди текущих проблем было также, наряду с подчеркиванием важности экономических контактов, посредничество Казахстана в польско-белорусском конфликте. Видимо, именно посредничество привело к освобождению некоторых активистов польского меньшинства в Белоруссии из-под стражи. Хотя, конечно, польские власти не заручились поддержкой Токаева прямо, как это сделал Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии.

- Осуществляется ли взаимодействие на уровне польских, украинских и прибалтийских государственных структур по дестабилизации ситуации в Казахстане?

Кажется, что нет. Это связано, в случае Польши, с изложенным выше отношением к Казахстану как к важному партнеру для нашей страны. Для Украины, конечно, превращение протеста в Казахстане в цветную революцию, со значительным вовлечением России, было бы ситуацией мечты, поэтому здесь координация США-Украина, кажется, само собой разумеется. Для стран Балтии, в принципе, это дело безразлично, хотя, имея в виду их гнилую роль, наверное, могли бы, если Литва без рационального обоснования вдруг поддерживает и Тайвань, и здесь сыграть свою роль застрельщиков войны. Это не значит, что польская сторона все равно закулисно не поддержит Nextа, но официально в ее интересах не ввязываться в конфликт с Казахстаном. Затишье ситуации в Казахстане, которое мы сейчас наблюдаем, способствует такой позиции Польши.

- Как к позиции Польши относятся в других странах ЕС и в США?

К сожалению, несмотря на то, что я указал на некоторые позитивы польской политики в отношении Казахстана и Китая, наша позиция по отношению к США и странам ЕС очень слаба. Это связано с роковой аксиомой, принятой во внешней политике Польши отношении России и Украины, которая состоит в том, чтобы обязательно противостоять России в любой возможной форме, целенаправленно замораживать с ней отношений со всеми вытекающими последствиями, как и безальтернативно поддерживать превращение Украины в Анти-Россию (без особой взаимности и благодарности со стороны Украины). Это делает позицию Польши в этих важных вопросах жесткой, лишенной какой-либо гибкости и договороспособности. Поэтому Польше, несмотря на ту или иную политику США в отношении России или позицию европейских государств, ни США, ни страны ЕС не предлагают места за столом заседаний, на котором обсуждаются вопросы, касающиеся ближайших соседей Польши. Польша сама «заработала» такое маргинальное место, фанатично идеологизируя отношения с Россией и Белоруссией. Господа из ЕС будут игнорировать Польшу, а США будут продолжать использовать польскую русофобию, когда это будет удобно для интересов США, но это не будет способствовать расширению прав и возможностей Польши в американской политике, в восточных делах. Странно, что польские власти и оппозиция, целиком погрязшие в иррациональной русофобии, не видят этого, не могут делать выводы и т. И это при том, что с Казахстаном и Китаем у них дела идут значительно лучше.

- Как воспринят ввод миротворческого контингента ОДКБ?

По вышеуказанным причинам (Казахстан является важным партнером для Польши), вступление контингента ОДКБ не было представлено в таком драматическом свете, как было бы представлено в случае Украины, Грузии и т.д. Да, высказывались менее известные эксперты и традиционно вонзали булавки в Россию, но скорее было реакцией на скорость и эффективность действий войск ОДКБ, обусловленной требованиями антироссийской пропаганды, чем реальными потребностями. Польские власти могут оставаться в качестве партнера, не вовлеченного непосредственно в конфликт, и не портить отношения с важным казахстанским государством, имея возможность не высказываться в пользу той или иной стороны. Эти стороны либо слишком малозаметны, либо их трудно определить, и, возможно, сторон конфликта, таких, как были на Украине или в Белоруссии, нет. Польша в данном случае этим пользуется. По-видимому, чем дальше от Польши, тем легче польская политика избавляется от фанатизма и жесткости.

Беседовала Ольга Сухаревская 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Сергей Иванович Масаулов

Масаулов Сергей Иванович

Президент Центра перспективных исследований

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
279

киргизских предприятий находится в процессе банкроства

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31