90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Кто и почему «проспал» ячейки подстрекателей, действующих в виртуальном пространстве?

25.01.2022 15:00

Общество

Кто и почему «проспал» ячейки подстрекателей, действующих в виртуальном пространстве?

Одной из причин беспорядков, охвативших нашу страну, Касым-Жомарт Токаев назвал деструктивную деятельность, которую на просторах Интернета ведут «безответственные демагоги». По его словам, это не только «забугорные» деятели, которые, занимаясь подстрекательством в Сети, преследуют свои корыстные интересы, но и многочисленная армия «горе-активистов», разжигающих в обществе ненависть и подрывающих государственные устои. Президент назвал их «пособниками» участников кровопролитных событий, с которыми в первых числах января столкнулся Казахстан.

Позиция, высказанная главой государства, судя по комментариям, была воспринята неоднозначно. И если эксперты в большинстве своем согласились с ней, то рядовые пользователи социальных сетей встретили ее в штыки. Расставить точки над i в возникшей неформальной дискуссии мы попросили Елену Нестерову, руководителя научно-экспертной службы общественного фонда по борьбе с кибербуллингом «Ар-Бедел». Для справки: «Ар-Бедел» уже больше года бьет во все колокола, пытаясь привлечь внимание госорганов к опасности, которую создает преобладание в Казнете деструктивного контента, и в силу своих возможностей сам пытается бороться с ним.

Анархия и вседозволенность

- Насколько, на ваш взгляд, оправданны оценки, прозвучавшие из уст президента?

- С выводами, сделанными Касым-Жомартом Токаевым, трудно не согласиться. В данном случае он попал в точку. Казахстанский сегмент Интернета превратился в информационную помойку, пропитанную «языком вражды», и язык этот в большинстве случаев направлен на подрыв имиджа государственной власти, ее институтов и конкретных представителей, в том числе первых лиц государства. И такая негативно окрашенная информационная повестка, действительно, служит питательной почвой для формирования в массовом сознании критически опасных установок. Об этом прямо говорят многие исследователи, психологи, политологи. Что может случиться при дальнейшем умелом манипулировании толпой со сбитыми идеологическими ориентирами, мы все прекрасно увидели на примере погромов и столкновений с силовиками в Алматы.

- То есть, для вас очевидна связь между протестами и «подогревом настроений» в онлайн-пространстве?

- Более чем. Скажу больше: около года назад наш фонд выступил заказчиком серьезного политологического исследования, выводы которого прямо указывают на наличие такой связи и предупреждают о заложенных в ней рисках и угрозах. Формирование отрицательного имиджа государства, оскорбление чести и достоинства его представителей создают риск возникновения целой серии негативных последствий. Подобного рода публикации, как свидетельствуют результаты исследования, могут повлечь опасность введения санкций со стороны международных организаций в отношении Казахстана или возможного вмешательства зарубежных государств во внутренние дела нашей страны, вплоть до военной интервенции. Как следствие, все это закономерно будет сопровождаться нарушением общественного порядка, применением силовой политики, что, в свою очередь, повлечет за собой неизбежность столкновения противоборствующих сторон и эвентуальную опасность для граждан, не участвующих в данной деятельности.

Особый акцент политологи делают на том, что в случае, если потребители информации, направленной на подрыв государственных устоев, являются приверженцами идентичных между собой политических взглядов, особенно оппозиционно настроенных к существующей власти, то возможность поведения антигосударственного характера вырастает в разы. То есть, распространение подобных материалов служит источником стимулирования политически мотивированных действий, в том числе, например, в форме участия в несанкционированных митингах, беспорядках и т.п.

Стоит также добавить, что ученые многих стран мира сегодня проводят серьезные исследования относительно влияния умышленной дискредитации политических лидеров на вектор развития руководимых ими государств и буквально на пальцах доказывают непредсказуемость последствий такого вида «полярности» общественных настроений. В отдельную группу угроз они выделяют комментарии, мнения и высказывания граждан в блогах, на форумах и в социальных сетях, считая ее наиболее опасной, поскольку считают, что в этом сегменте разного рода манипуляции, преследующие цель патологически деформировать общественное сознание, наиболее эффективны.

С юридической же точки зрения, деструктивные публикации в социальных сетях выходят за установленные законом пределы осуществления субъективных гражданских прав, в том числе права на свободу выражения собственного мнения, принципа повышенной терпимости публичных лиц к критике в свой адрес. Как правило, такие действия не являются критикой, а представляют собой целенаправленную подрывную общественно опасную деятельность, провоцирующую протестные настроения. Что же касается активной гражданской позиции и прочих проявлений конструктивной, обоснованной критики без оскорблений, клеветы и провокаций, то в правовом русле они должны только приветствоваться как неотъемлемые атрибуты любого демократического общества.

А им все равно?

- Но провокаторы в виртуальном пространстве появились не сегодня и даже не вчера. Системную активность они проявляют добрый десяток лет. Почему же никто до сих пор не пытался пресечь их подрывную деятельность?

- Печально, но приходится констатировать, что правоохранительные органы и спецслужбы, которые в силу своих должностных полномочий обязаны обеспечивать внутриполитическую стабильность, действительно все «проспали». По логике, они должны были брать «на карандаш» каждый факт появления в Сети деструктивного контента. В реальности же они делали вид, что не замечают ни многочисленных посягательств на конституционный строй, ни злонамеренного втравливания населения в опасные игры с политическим подтекстом. Хотя, казалось бы, кому как не им понимать, к чему способен привести в итоге такой разгул, с позволения сказать, «гласности». Вместо того, чтобы работать на упреждение рисков, они своим бездействием только потакали той противоправной деятельности, которую ведут многие политические активисты.

Халатность ли это со стороны органов правопорядка или злонамеренность, в свете последних громких арестов еще только предстоит установить. Но то, что наш фонд неоднократно пытался привлечь их внимание к проблеме и каждый раз натыкался на глухую стену, довольно прозрачно намекает на игнорирование ими попыток «раскачать лодку».

- В чем это выражалось?

- Приведу конкретный пример. В ходе мониторинга интернет-пространства на наличие взрывоопасного контента, который «Ар-Бедел» проводит на систематической основе, в социальной сети Facebook нашими специалистами была обнаружена страница под ником «Бай Аке». Ее владелец, прибегая к оскорбительным эпитетам и метафорам, распространяет диффамационные вбросы, цель которых заключается в формировании у аудитории негативного отношения к государственной власти и к ее символам, а также непосредственно к президенту страны и Елбасы. Он регулярно размещает публикации с использованием собственных текстов, искаженных изображений и ретранслируемых публикаций, которые содержат недостоверную негативную информацию о системе государственной власти.

Деанимизировав этот аккаунт, мы обратились в КНБ с просьбой принять процессуальное решение в отношении владельца данной страницы, поскольку в его действиях содержатся признаки уголовных правонарушений. Но наше обращение, которое фактически было попыткой внести посильный вклад в предотвращение «информационного беспредела» и общественно опасных его последствий, комитет проигнорировал.

И это, увы, не единственный пример. В портфеле фонда находится множество кейсов, которые содержат факты, касающиеся формирования деструктивного общественного мнения в социальных сетях с целью дестабилизации в обществе и стимулирования общественно опасных политических действий, и по которым в КНБ направлялась доказательная база. Но в каждом таком случае следовала нулевая реакция, что позволяло подстрекателям уходить от ответственности.

Эскалация информационного террора и безнаказанность

- Существуют ли иные механизмы, которые способны остановить деструктивные силы, орудующие в соцсетях?

- Они, конечно, есть, но законодательный инструментарий в этом плане довольно ограничен. Например, в порядке частной гражданской инициативы наш фонд пытается пресекать любые поползновения в отношении конституционного строя и лиц, его охраняющих. В течение прошлого года «Ар-Бедел» подал в суды иски в отношении более десятка политических активистов, ведущих в социальных сетях антигосударственную деятельность, которую мы потребовали пресечь путем понуждения к удалению противоправного контента. Больше половины дел фонд выиграл, поскольку на конкретных фактах доказал, как распространяемая через социальные сети информация может стать причиной создания угрозы вреда обществу и государству, привести к политическим катаклизмам и подрыву доверия к государственным институтам. В качестве примера приведу кейс, аналогичный упомянутому выше.

В феврале 2021 года «Ар-Бедел» от своего имени предъявил иск к девяти ответчикам, которые распространяли в социальных сетях информацию, порочащую первых лиц государства. За основу была взята ст.918 ГК РК, позволяющая любому заинтересованному лицу добиться прекращения деятельности, которая создает угрозу нарушения прав и причинения вреда неограниченному кругу лиц. Обращение в судебные органы именно в рамках этой статьи позволяет фонду самостоятельно и безотносительно к позиции органов прокуратуры и национальной безопасности пресекать наиболее грубые посягательства на честь и достоинство представителей органов власти, на конституционные права граждан.

В этом деле основным ответчиком, который скрывался под ником «Nurbay Asan», стал, как выяснилось, пенсионер органов КНБ. Остальные – пользователи соцсетей, сделавшие репост размещенной им публикации. В августе Алматинский областной суд полностью удовлетворил исковые требования фонда. Наряду с прекращением противоправных действий путем удаления из Сети информации, создающей угрозу общественной безопасности, нам удалось добиться от суда вынесения частных определений в адрес правоохранительных органов о наличии в действиях ответчиков состава преступления. Кстати, по фактам распространения сведений лицом, скрывавшимся под никнеймом «Nurbay Asan» наш фонд тоже обращался в КНБ, причем трижды, но…

Мы как общественники, конечно, и дальше будем продолжать бороться с дестабилизирующими силами. Сейчас в производстве у нас еще несколько таких дел, в том числе и в отношении пользователя, прячущегося под вывеской «Бай Аке». Но масштаб бедствия таков, что только наших усилий явно недостаточно. Чтобы остановить информационных террористов или хотя бы снизить уровень их влияния на формирование общественного мнения и попытаться не допустить повторения январских событий, нужны коренные преобразования. Тем более что отечественная судебная система, как и органы КНБ, не всегда заинтересована в предотвращении угроз, способных создать общественную опасность в будущем, что, в свою очередь, только провоцирует эскалацию противоправных действий в информационном поле.

- И что, на ваш взгляд, способно подтолкнуть к тем преобразованиям, о необходимости которых вы сказали?

- Цифровое пространство сегодня охвачено вирусом вседозволенности, о чем тоже говорил президент, поставив ее в один ряд с нарушением законов и анархией, которые кое-кем из политических активистов выдаются за традиционные демократические устои. И тут снова остается только согласиться с главой государства: действительно, демократия — это не вседозволенность и тем более не подстрекательство к противоправным действиям. И мы как общественники, пытающиеся помешать насаждению в виртуальном пространстве «языка вражды», который направлен против конституционных устоев и целостности нашей страны, понимаем, что руководитель государства трезво оценивает ситуацию и выражает готовность принять меры для решения проблемы. Напомню, Касым-Жомарт Токаев пообещал жестко реагировать на все акты «правового вандализма», к каковым относится и деятельность против государства, процветающая на самых различных онлайн-площадках.

Как и глава государства, сотрудники фонда уверены, что деструктивная информационная активность не должна оставаться безнаказанной. Она не только провоцирует в обществе ложное ощущение вседозволенности и способствует стремительному росту в казахстанском сегменте Интернета оскорбительного и противоправного контента, но и ведет к более серьезным последствиям, угрожающим национальной безопасности и внутриполитической стабильности.

По опыту соседних стран мы прекрасно знаем, насколько короток путь от интернет-революций до бунтов на улицах. И в Казахстане тоже кое-кто благодаря подстрекателям попытался разыграть аналогичную «партию». Слава богу, неудачно. Но чтобы страна снова не оказалась ввергнутой в политический хаос, чтобы «обезоружить» террористов, включая информационных, нужны серьезные законодательные реформы, направленные в том числе на принятие эффективных превентивных мер, которые органы правопорядка больше не смогут игнорировать. Если мы опять все «проспим», то, не исключено, окончательно и бесповоротно потеряем страну. 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/society/3455

Показать все новости с: Касым-Жомартом Токаевым

25.01.2022 15:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
6%

кыргызстанцев не имеют доступа к чистой питьевой воде

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31