90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Казахстан: кто и зачем поджигает Центральную Азию?

27.01.2022 07:15

Общество

Казахстан: кто и зачем поджигает Центральную Азию?

20 января в Бишкеке на площадке дискуссионного клуба «Пикир» прошёл круглый стол на тему «Казахстан: кто и зачем поджигает Центральную Азию?»

Партнёрами выступили Фонд по молодёжному гуманитарному сотрудничеству «Евразийцы – новая волна» и мультимедийный информационный портал «Кундеми».

В мероприятии приняли участие политологи, эксперты по вопросам безопасности, ветераны спецслужб и дипломатии, журналисты и общественные деятели Кыргызстана, Казахстана, России и Беларуси, а также студенты  Международного университета Кыргызской Республики и Кыргызско-Российского Славянского университета.

В ходе оживлённой дискуссии эксперты обсудили широкий круг вопросов – в частности, причины казахстанского кризиса в контексте мировой политики, роль ОДКБ в нормализации ситуации в Казахстане, а также сделали прогноз дальнейшего развития событий в Казахстане и их влияния на ситуацию в Центральной Азии в целом.

Основные тезисы выступлений:

 

Мирослав Ниязов, Чрезвычайный и Полномочный Посол КР:

«Версий произошедших событий в Казахстане много. Все они в большей или меньшей степени имеют право на жизнь. И всё же, по моему мнению, главной причиной массовых протестов является необузданная коррупция, семейно-клановое правление и подавление оппозиции. Репрессии и подкуп позволили Назарбаеву править страной более 30 лет. За это время произошла деградация власти, которая трансформировалась в средневековую байманапскую систему управления.

Тот факт, что гражданские протесты охватили все без исключения области, а также районные центры, является беспрецедентным явлением в истории Казахстана. Народ выступил против диктаторского режима Назарбаева и потребовал его ухода. Серьёзное раздражение в обществе вызывала неимоверно разбогатевшая семья диктатора. То, что произошло в Казахстане, было ожидаемо и неизбежно».

 

Андрей Чеботарев, политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» (Казахстан):

«На сегодняшний день ясно только одно: январские события в Казахстане фактически разделились на две части. Первая часть – митинги, акции гражданского протеста. Они начались в регионах РК: на улицы выходили работники нефтегазовых компаний, автовладельцы, простые люди, недовольные экономической ситуацией в стране. Протестующие добивались снижения цен на газ, отставки правительства. Дальше гражданский протест был подхвачен во всех регионах страны, в том числе в Алматы – в самом политизированном городе Казахстана.

5 января произошёл перелом: гражданский протест стал перерастать в массовые беспорядки, в антиправительственные вооружённые выступления. Это была серьёзная дестабилизация: захватили акимат, аэропорт, офисы телеканалов. Понятно, что это делали не гражданские протестующие, а люди, которые были вооружены. Таким образом, можно сказать, что кто-то воспользовался акциями гражданского протеста, чтобы дестабилизировать ситуацию до такой степени, чтобы президент страны Касым-Жомарт Токаев покинул свой пост.

Нельзя сказать, что была попытка захвата власти: в этом случае логично было бы начинать всё в столице страны – Нур-Султане. Скорее всего, здесь действовали по сирийскому или ливийскому сценариям - захватить какой-то населённый пункт, создать хаос и распространить его по всей стране. 

ОДКБ сыграла свою роль в политической, может, даже моральной, поддержке Токаеву, который не знал, что в этой ситуации делать. Заняв пост председателя Совета безопасности, он автоматически стал полноправно управлять действиями всех силовых структур.

Есть много вопросов, но ясно одно: такие факторы, как социальная несправедливость, социальное неравенство на фоне продолжительной пандемии вылились в массовые протесты. И этим воспользовались некие силы».

 Алик Орозов, экс-секретарь Совета безопасности КР:

«Центральная Азия – яблоко раздора для геополитических сил. Она будто ничья и все хотят её «присвоить». Это регион, представляющий интерес для США, но это не значит, что Штаты напрямую пошлют сюда войска, террористов. Этого не будет. Но они готовятся, знают, что этот регион взрывоопасный: рано или поздно кто-нибудь сорвётся. Здесь разворачиваются феодальные страсти, а Штаты ждут своего часа. Они используют момент – период транзита власти. В такой момент власть ослабевает.

В казахстанских событиях 2022 года и ошских событиях 2010 года можно найти много схожих черт:

- Оба события произошли в бывших республиках СССР, идеологическим стержнем которых были постулаты коммунизма. Этот стержень исчез и при попустительстве властей образовавшийся вакуум быстро заполнился идеями ваххабизма (салафизма) – наиболее реакционного течения радикального исламизма. Его визитная карточка - отрезание голов. Что мы и наблюдали в обоих случаях.

- Оба события произошли в молодых государствах, до конца ещё не сформировавшихся, с пережитками феодализма и родоплеменного деления. События произошли, когда верховная власть в республиках находилась на пике своей слабости: в КР – «временщики», в Казахстане - власть слишком старая, дышащая на ладан.

В обоих случаях присутствовали элементы организованности, заранее спланированного плана. Закопёрщиками и ударной силой выступали использующие массовые протестные настроения криминалитет, наркомафия, бородачи-ваххабиты.

События в Оше и Казахстане происходили, считаю, по одному сценарию. Всё было заранее готово, спланировано. В Оше беспорядки начались ночью, когда все готовились к намазу: в разных частях города вспыхнули зарницами ракеты и одновременно пошёл поджог домов. Некоторые очевидцы свидетельствуют, что в сумерках были замечены какие-то бородачи в камуфляжной форме, которые перебегали от дома к дому с канистрами. Началась вакханалия, потом она внезапно остановилась. Там не помогли ни армия, ни милиция, ни власти. Просто люди опомнились, ужаснулись от содеянного. Ныне покойный президент Узбекистана Каримов тогда заявил, что кыргызский народ не виноват, виноваты некие третьи силы, но он не сказал, какие именно, чтобы не накалять обстановку. Мародёрами, погромщиками однозначно кто-то управлял.

Считаю, что в Кыргызстане опасность исходит от спящих радикальных ячеек. В Казахстане их много и у нас много. Они не отожествляют себя ни с государством, ни с народом, ни с границами. Деструктивные силы будут действовать не напрямую, а через эти ячейки.

Ввод контингента миротворческих сил ОДКБ в Казахстан для восстановления порядка считаю единственно верным решением в условиях, когда ситуация вышла из-под контроля и дальнейшее развитие событий пошло бы по ливийскому, иракскому или сирийскому вариантам. В Казахстане однозначно была бы развязана гражданская война с необратимыми последствиями – вплоть до распада государства. В казахстанские события обязательно вмешались бы США и другие страны Запада, у которых был прямой экономический интерес в этой богатейшей природными ресурсами стране, куда они вбухали огромные денежные средства (по оценке некоторых экспертов – не менее 376 миллиардов долларов).

Так что жителям Казахстана не стоит расценивать ввод сил ОДКБ на их территорию как оккупацию страны. Нужно благодарить Россию за то, что она во второй раз спасла Казахстан (в первый раз – в середине 19 века, когда казахи обратились за помощью к России). Кремль лучше всего был осведомлён о происходящем в одной из ключевых стран ЕАЭС и СНГ и хорошо знал, что Токаев один не справится в условиях предательства в рядах силовиков. Ввод миротворческих сил ОДКБ на территорию Казахстана был не оккупацией, а демонстрацией единства».

 

Никита Мендкович, глава Евразийского аналитического клуба (Россия):

«В событиях в Алматы, Актобе и Павлодаре есть признаки присутствия организаторов. Это выразилось, прежде всего, в организованности участников с периферии. Второе – в наличии централизованного подвоза еды и топлива для костров. Подчеркну –  не добровольного. Третье - вспышки насилия в момент беспорядков, особенно в Алматы. К примеру,  группа людей начинала атаковать полицейское оцепление или  пытаться проникнуть в здание акимата, после чего остальные по инерции следовали за ними. Об этом есть несколько независимых свидетельств людей, которые непосредственно участвовали в беспорядках и находились на площади.

В происходящем просматривалось наличие стратегии. Можно провести  аналогию с событиями в Ливии 2011 года. Напомню: в Ливии вначале был сбор протестующих у здания администрации, захват здания, захват оружия и формирование отрядов. В РК всё планировали практически по схожему сценарию. Захват оружия в магазинах производился централизованно. В ряде случаев захватывались легковые машины. Захваченное в оружейных магазинах или в оружейных комнатах МВД грузилось в машины. Они приезжали в места скопления протестующих в Алматы и буквально в гуще толпы происходила раздача оружия. Это было не конспиративное мероприятие, это была попытка создать вооружённый отряд. Затем сформированные отряды на уже имеющемся транспорте перебрасывали бы в столицу Нур-Султан. Если бы и дальше продолжалась неадекватная реакция Минобороны и МВД Казахстана на эту ситуацию - пассивность, неспособность организовать личный состав для противодействия мятежникам, – шансы  на успех подобного мероприятия были бы велики.

Что касается организаторов, то, по многочисленным свидетельствам,  удалось выявить в координации беспорядков неоспоримую роль ДВК – аблязовского движения “Демократический выбор Казахстана” (у меня есть свидетельства, что в Павлодаре и Костанае участвовали именно сторонники Аблязова, которые специально приезжали из Нур-Султана). В Алматы 3-4 января наиболее активно действовали и члены организации  “Оян, Казахстан”. Указанные движения связаны с США и американским финансированием. Хочу напомнить, что эти же организации, в особенности организация “Оян, Казахстан”, участвовали в беспорядках 2019 года, направленных против избрания Токаева президентом Казахстана».

 

 

Асылбек Кожобеков, экс-директор Антитеррористического центра КР:

«Необходимо отделить объективные факторы от субъективных.

К объективным факторам, на мой взгляд, относится следующее. Республика Казахстан более 30 лет назад входила в состав СССР. Уже очевидно, что Советский Союз был развален искусственно, с применением гибридных технологий. После распада СССР Казахстан, как и все постсоветские республики, попал в капитализм, причём в диких его формах. Это значит, что все республики, в том числе и Казахстан, снова вернулись в уже отжившую себя парадигму, из которой они вышли в октябре 1917 года, и перешли опять от общественных форм собственности и производственных отношений к частнособственническому укладу жизни. Это очень важный тезис и он объективен.

Что же сегодня происходит в Казахстане? Выражаясь терминами основоположников марксизма, в стране сложилась революционная ситуация, когда верхи не могут управлять по-старому, а низы не хотят жить по-старому. Мы наблюдаем очевидный кризис управленческих структур, что заставило президента РК обратиться за помощью к внешним силам. При этом народ в результате несправедливого распределения материальных ресурсов и доходов порочного хозяйствования был вынужден поднять восстание. Ибо нарушен закон социальной справедливости.

Субъективные факторы:  территория РК богата полезными ископаемыми и после исчезновения «железного занавеса» она стала предметом пристального внимания «больших игроков». Это глобалисты, западные страны, Китай, Турция и другие, которые, естественно, зашли туда со своими интересами.

Естественно, то, что произошло в РК, – это подготовленный сценарий и он очевиден.

Выводы из этой ситуации: всё в мире развивается циклично, налицо развал капитализма, хотя для его спасения глобалистами предпринимаются отчаянные меры. Выход предполагается только один: выработка и создание собственной национальной идеи, идеологии суверенитета и государства, что противоречит идеям глобалистов. Они хотят загнать всех под одно единое управление. Нам всем - постсоветским республикам - необходим этот базис: выработка собственной идеологии, построенной  на общественных формах сознания. Без этого будут продолжаться бунты, восстания и революции. Пришло время задуматься над тем, чем заменить  капитализм с его идеями безудержного потребления  и ограбления народных масс, которые  нарушают сингармоничные отношения в обществе.

В любой обстановке государствам СНГ необходимо сплачиваться вокруг России как центра силы. Это должно быть приоритетным направлением в политике стран Евразийского содружества. Евразийские интеграционные процессы со временем возглавит новая элита. Скорее всего, после её появления в РФ. Этот интеграционный процесс объективен и он придёт к своему завершению в ближайшие  два-три года».

 Нурлан Досалиев, эксперт по вопросам региональной безопасности:

«Анализ событий в Казахстане показывает, что республика подверглась нападению международных террористических структур (организаций), имевших заранее подготовленный план действий, разветвлённую пособническую базу (в т.ч. на основе «спящих» лжерелигиозных сект), оружие и иные материальные средства, в т.ч. финансирование. Наличие  агентуры внутри различных органов государственной власти Казахстана дало возможность лидерам МТО на протяжении последних нескольких лет обладать достаточно подробными знаниями складывающейся обстановки в различных сферах общественной жизни государства и общества.

Резкая активизация действий со стороны МТО последовала в результате обострения внутриполитической ситуации в Казахстане и имела целью дестабилизировать обстановку в южных районах республики с центром в городе Алматы под прикрытием стихийного выступления масс местного населения. Период новогодних праздников так же выбран не случайно.

Выбор города Алматы в качестве основного объекта нападения террористов отвечает следующим условиям. Город остаётся своеобразным духовно-историческим центром всего Казахстана, его падение (захват, разрушение)  наносит значительный морально-психологический ущерб не только населению республики, но и всех соседних стран региона, включая Россию (статусность Алматы несоизмерима с другими городами РК, даже нынешней столицей Нур-Султаном). Алматы, Тараз, Чимкент – исторические земли союза Уйсун-Старший Жуз - захват и провозглашение здесь новой государственности, как следствие, автоматически ведут к потенциальному распаду всего Казахстана. Данный регион РК - густонаселённый и многонациональный, наличие здесь районов компактного проживания узбеков и уйгуров создаёт дестабилизирующие потенциальные векторы  в отношении соседних Узбекистана и СУАР КНР.

Признаки действий боевиков-террористов: организованный, внезапный характер действий; наличие первоначального вооружения (до захвата подразделений КНБ, ОВД, оружейных магазинов и пр.); наличие снайперов и пулеметчиков; характер атакующих действий на объекты, нейтрализация и деморализация силовых структур, в т.ч. методом агентурного влияния; профессиональный захват органа управления КНБ РК в Алматы; поджог административных зданий как сигнал по демонтажу устоев государства; на заключительной стадии – быстрое сворачивание деятельности с прибытием первых бортов с десантниками из РФ, организованный отход под прикрытием, отвлекающие обманные попытки прорыва из города, через границу и т.д.

Откуда боевики? Последние 10 лет несколько сотен граждан РК и соседних стран прошли боевую обкатку в Сирии, Афганистане, в других горячих точках. Те из них, кто сумел вернуться и легализоваться, и составляют костяк спящих ячеек. Основные группы боевиков (10-15 человек) могли быть переброшены из Афганистана в период конфликта на кыргызско-таджикской границе в  2021 году. Именно для организации и проведения операции в РК, по всей видимости, и был организован конфликт на кыргызско-таджикской границе.

Главный вопрос: для чего всё это было организовано?

Первоначальные планы МТО, считаю, имели целью организацию новых подгосударственных образований на территории Казахстана по примеру Косово, а также неудавшейся попытки разделения Кыргызстана в 2010 году, где применялась аналогичная методика дестабилизации. После внесения изменений в Устав ОДКБ в 2021 году в планы МТО были внесены коррективы. И в январе 2022-го проводилась разведка боем: изучались характер, механизм и порядок действия подразделений ОДКБ, позиции стран-участниц, внутриполитическая обстановка в них на фоне событий в РК, протестный потенциал.

Основные выводы: бывшие республики СССР в ЦАР не обладают должной степенью суверенности; боевой потенциал ОДКБ востребован, необходим, ибо доказал свою высокую эффективность.

Прогнозные оценки: на фоне ухудшения ситуации в Афганистане (с возможными попытками вооружённого вторжения на территории бывших республик СССР, а также инспирированием перехода границы массами беженцев) не исключается активизация МТО в странах региона, а также повторение событий в Казахстане. Эти события, по замыслу провокаторов, должны будут повлечь дестабилизацию обстановки на обширных территориях государств региона с последующим транспортным коллапсом для осложнения ситуации с обеспечением товаров народного потребления, ГСМ и прочего в странах региона, в том числе и в Кыргызстане».

 Андрей Манойло, эксперт по информационной безопасности, создатель проекта «Вбросам.нет»:

«События в Казахстане – это одновременно и новый вызов, и новая угроза национальной безопасности не только для самого Казахстана, который сейчас пытается оправиться от последствий попытки госпереворота, но и для всех остальных стран, над которыми эта угроза нависла.

С моей точки зрения, в Казахстане была совершена попытка государственного переворота с элементами применения технологий цветных революций. Но это не было народным восстанием, и это не было цветной революцией в классическом понимании (как на Украине, в Грузии или в ряде в других стран постсоветского пространства). Это был вооружённый мятеж, подготовленный заранее, для которого в лагерях по украинскому сценарию готовились вооружённые боевики, в нужный момент появившиеся во всех точках, где разворачивались эти события. Оружие появилось там в тот самый момент, когда возмущенная толпа людей  на площади  разогрелась до такой степени, что её можно уже было провоцировать на любые насильственные действия.

Я уверен, что в организации мятежа стояли многие из тех людей, которые сейчас арестованы в Казахстане по обвинению в государственной измене. Потому что невозможно иначе объяснить целый ряд фактов: почему из КНБ не поступило ни одного сигнала президенту? Каким образом была оставлена охрана управления КНБ по Алматинской области, куда боевики зашли беспрепятственно, при этом были оставлены арсенал и секретная документация? Это не единственный пример.

И очень верно было выбрано время – первые  дни после Нового года. Был расчёт на то, что основные действующие лица - государственные чиновники, принимающие решения - будут отдыхать за пределами страны и на местах не останется тех людей, которые будут способны принимать решения в экстренных ситуациях. И это тоже сработало.

Когда отключили интернет, выяснилось, что для боевиков это вообще не помеха, потому что у них уже заранее была налажена система связи, причём организованая явно компетентными органами.  Значительную часть организации протестных групп на местах взяли на себя представители криминалитета, которые действовали в строгой координации с мятежниками. Там была спайка, которая произошла не спонтанно, а была организована задолго до этого самого мятежа.

Несмотря на то, что внешне все выглядело как попытка захвата власти какими-то другими кланами с последующей дележкой власти и собственности, след иностранного вмешательства тоже прослеживается – и не только турецкий, но и американский. Потому что сам по себе даже председатель КНБ не мог всё это организовать, думаю, здесь со временем всплывут доказательства координации более высокого уровня. И это тоже очень опасно.

Что касается самого решения о повышении в два раза цен на газ, то это решение послужило тригерром для сценария, который заранее был подготовлен и ждал только инцидента, то есть  формального повода. Кто подсказал руководству РК сделать это? По-моему, это тоже диверсия и с ней тоже надо разбираться.

Похожи ли события в Казахстане на события в Беларуси?  Да, похожи. Попытка госпереворота была реализована по схожим шаблонам. И это тоже опасно, потому что если есть шаблон с некоторыми вариациями и изменениями, то есть угроза его тиражирования и переноса на другие страны.

Действия ОДКБ были правильными, своевременными, во многом именно скорость принятия решения стала фактором, которого организаторы мятежа абсолютно не ожидали. Ситуация в Казахстане дала шанс ОДКБ доказать свою эффективность, полезность в рамках противодействия угрозе, которая ничуть не менее опасна, чем международный терроризм. Необходимо, чтобы у ОДКБ был постоянно действующий штаб по противодйствию тем же цветным революциям, чтобы при возникновении угрозы автоматически начать разворачивать свою деятельность».

 Ольга Сухаревская, главный редактор новостного веб-сайта Stanradar - новости Центральной Азии, экс-дипломат МИД Украины:

«Произошедшее в Казахстане классической цветной революцией  уже не было. С момента арабской весны эти  перевороты стали гораздо более агрессивными. На Украине было два майдана – 2004-го и 2014 годов. Они абсолютно друг от друга отличаются. 2014 год нам показал большое количество боевиков, которые крайне агрессивно себя вели по такому же сценарию: захват административных зданий, телеканалов, охота на силовиков и идеологических противников и т.д. Беларусь, 2020 год: здесь также практически все выступления начались без прелюдий, насилие - буквально с первых минут. Казахстан: из всех произошедших на постсоветском пространстве переворотов этот был самый агрессивный, сразу же пошло в ход огнестрельное оружие.

Общим при всех различиях является то, что и на Украине, и в Беларуси, и в Казахстане  возникновению переворотов предшествовало обострение многовекторности, большой уклон в сторону Запада и засилье НПО. На Украине они - с 1991 года, в Беларуси Лукашенко, торгуясь с Россией, привлёк к работе огромное количество НПО в 2018 году. И в Казахстане совершенно свободно действуют более 20 тысяч НПО, включая фонд Сороса, ЮСАИД и пр. Вся эта многовекторность привела  к возникновению вот таких протестов. Ситуация многоуровневая, там действительно были социальные протесты, на их фоне перехватили повестку  промайданные силы, НПО и террористы. В данном случае было прямое вмешательсто США и Запада. Хочу заметить, когда начались беспорядки, в Алматы появились так называемое “письмо протестующих” и их программа. Она включала следующее: построение “демократии”; выход из Евразийского союза, ОДКБ и из всех организаций, в которых присутствует Россия; запрет русского языка и прочее. Если учесть специфику региона, то здесь ещё участвовал и так называемый  террористический интернационал – исламистский”.

 Таалайбек Джумадылов, эксперт по вопросам национальной безопасности:

«Предлагаю рассмотреть эти печальные события как «многослойный пирог» - с точки зрения внутриполитической повестки, через призму борьбы кланов за власть и ресурсы, а также с точки зрения геополитики.

Внутристрановые, прежде всего социально-экономические причины последних событий в Казахстане: в стране, где имеется огромный разрыв между богатыми и бедными; когда так называемая элита скупает яхты, особняки, ездит на дорогих машинах, а бедные, еле-еле сводящие концы с концами, видят эту роскошь напоказ, то у них закономерно возникает справедливое возмущение. Что и имело место в Мангистауской области, в городах Актау и Жанаозен. Эти протесты были абсолютно предсказуемы и справедливы по своей сути, но возник фактор внутриэлитных разборок. Когда по факту в стране «рулит» даже не дуумвират, а квартет, то жди беды. В сложившейся ситуации злую шутку с Елбасы сыграл «кризис наследника» и «феномен сильного лидера».

Единственное, с чем я точно не согласен, - с заявлением Токаева о 20 тысячах террористах. Этого не может быть, потому что это - примерно две дивизии. Закономерен вопрос: где они теперь? Куда они делись? Внезапно растворились или рассосались? Скорее всего, на самом деле была некая мобильная немногочисленная, но специально подготовленная группа до 150-200 человек, которая, нападая, показывала объект так называемой «пехоте» - мародёрам и погромщикам. А потом этот спецотряд уходил на другую «точку».

 Аман Салиев, директор Института стратегического анализа и прогноза при КРСУ:

«Соглашусь с тем, что все эти события были организованы, подготовлены и реализованы третьей стороной. Но, прежде чем сравнивать Кыргызстан и Казахстан, мы должны учитывать специфику соседней страны. Мы должны понимать, что Казахстан – это огромная куча стратегических объектов. Это и элементы ядерного оружия со времён СССР, это и космодром, это огромные инвестиции и, естественно, на самотёк всё это пустить никто бы не позволил, как это произошло у нас в Кыргызстане.

Здесь говорили о деградации политических элит и их чрезмерном обогащении, о социальном расслоении. Да, такие проблемы в любой стране мира могут создавать благоприятную среду для протестов. Это абсолютно одинаково работает во всех странах мира, тут не обязательно акцентировать внимание на Казахстане и Кыргызстане. Другое дело – в СМИ всё было представлено как нападение неких террористов, ваххабитов упоминали. Но надо понимать, что, как и в Кыргызстане в своё время, беспорядки (погромы, мародёрства) происходили с подачи определённых групп. Этим занимались криминальные группы и управляли всем также люди, аффилированные с криминалом. Они в прошлом были в очень тесных контактах с некоторыми представителями власти, и внешний вид этих людей, в большинстве своём состоящих из спортсменов, носящих бороды, наверное, и послужил причиной того, что на улицах люди визуально стали определять их как ваххабитов. Сейчас всячески пытаются придумать какие-то ещё более безумные сценарии участия ваххабитов. Но попытка повесить всех «собак» на какие-то религиозные направления может ещё больше усугубить проблему.

Участие ОДКБ было естественным образом продиктовано ситуацией, Токаев столкнулся с конкретным саботажем. И в условиях этого саботажа в стране, где огромное количество стратегических объектов, включая биолаборатории, вероятность какой-то диверсии или взрыва могла бы иметь тяжёлые последствия не только для страны, но и для всего региона. Естественно, в такой ситуации любой здравомыслящий человек будет понимать, что внешняя помощь просто необходима, и ОДКБ в данном случае выполнила свои функции».

 Дмитрий Орлов, генеральный директор аналитического центра «Стратегия «Восток-Запад»:

«Первое правило геополитики гласит: «Всегда смотри на карту». И, если мы посмотрим на карту, то увидим, что Казахстан находится как раз в центре геополитического противостояния Восток-Запад. Плюс ко всему Казахстан граничит с двенадцатью субъектами Российской Федерации, с тремя областями Кыргызстана, с тремя областями Узбекистана, Туркменистаном и СУАР. При этом надо иметь в виду, что граница России с Казахстаном – самая протяжённая непрерывная сухопутная граница в мире! Поэтому понятно, что если бы нестабильность перекинулась на Россию, Кыргызстан, Узбекистан и так далее, это привело бы к очень серьёзным геополитическим проблемам.  Казахстан, помимо всего прочего, находится именно в той самой точке, где совпадают интересы России, Китая и Ирана. Поэтому реакция ОДКБ была вполне предсказуемой и вполне оперативной.

Ситуацию, сложившуюся в Казахстане с приходом на президентский пост Касым-Жомарта Токаева, можно назвать «пирог в пироге». У этого «пирога» изначально существовало три слоя. Первый слой – близкое окружение бывшего президента Нурсултана Назарбаева, то есть его семья, родственники и вообще все, кто финансово либо как-то политически на них завязан. Второй слой самый малочисленный, самый тонкий – это группа Токаева, которая была наименее влиятельной. И третий слой – те, кто жили по принципу «кто угодно, но только не Токаев». Не исключено, что любая из первых двух сил могла сыграть свою игру. Соответственно, беспорядки, которые были в Казахстане, включая и теракты, могли быть на руку также этим двум слоям. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не своевременное вмешательство миротворческих сил ОДКБ».

 Андрей Сыч, директор Центра социальных исследований науки и технологий (Беларусь):

«В Беларуси в 2020 году ещё даже не успели объявить результаты выборов, как агрессивные люди уже готовились к конкретным силовым действиям. Отличие от Казахстана в том, что в Беларуси очень жёстко пресекли эти попытки в первую же ночь. Протестующие пытались брать административные здания, как и в РК, причём в первые же часы после объявления результатов выборов.

По-другому видится после событий в РК и ситуация с резиденцией президента Беларуси. Мы видели, что глава государства сам прилетал на вертолёте в гущу событий и принимал активное участие во всём происходящем. Такие действие сплотили силовиков вокруг главы государства.

Что касается протестующих, то ситуация, на мой взгляд, абсолютна идентична. Но разница в том, что в РК им удавалось захватывать ведомственные учреждения с оружейными комнатами, вооружаться огнестрельным оружием, разоружать силовиков,  захватывать оружейные магазины. В Беларуси же оружие поступало со стороны Украины. Было найдено несколько десятков тайников с оружием. В Беларуси были задержаны террористические группы, которые расправлялись со всеми, кто не был согласен с их мнением. То же самое мы видели в РК, когда обычных прохожих под дулом пистолета заставляли идти на протесты, создавая эту картину массовости. К сожалению, Украина становится очагом распрострения гибридных идей, всевозможных атак на все страны постсоветского пространства. Необходимо реагировать на это.

Я согласен с мнением, что теперь можно поставить жирную точку в цветных революциях на постсоветсом пространстве. После того, как в эти процессы начала вмешиваться ОДКБ, есть полное понимание, что любая попытка госпереворота с помощью цветных революций будет жёстко пресекаться всеми участниками ОДКБ».

 Алина Молдокеева, политолог, доцент Международного университета Кыргызской Республики:

«Все мы  являемся в первую очередь гражданами и нам важно, чтобы государство обеспечивало самую первую нашу потребность – безопасность. И когда происходят события такого деструктивного характера, какие имели место в ряде государств постсоветского пространства, становится ясно, что безопасность наша - эфемерна. Когда происходит передел имущества, передел интересов, хаос бьёт по обществу. События в соседней республике произвели эффект разорвавшейся бомбы, потому что Казахстан за 30 лет независимости занял позицию лидера в Центральной Азии. Казалось, что там подобный сценарий практически невозможен. Практика показала, что невозможное возможно. Буквально за считанные дни вся эта мощь рухнула, а государство и общество оказались в совершенно беспомощном состоянии.

В странах ОДКБ по-разному отреагировали на ситуацию в Казахстане, даже у нас в Кыргызстане реакции были неоднозначные. Присоединюсь к мнению большинства экспертов, что это была демонстрация силы и готовность отреагировать на какие-то события, но протокол был соблюдён. Была заявка от главы Казахстана о том, что есть угроза, и введение миротворческих сил позволило прекратить разгоравшийся конфликт.

Думаю, последствия ещё будут сказываться, и они будут иметь волновой эффект».

 Айдар Ермеков, обозреватель газеты «Аргументы и факты – Казахстан»:

«По данным моих источников в силовых структурах, некоторые из боевиков говорили на фарси и арабском языке. Среди них, не исключается, были люди, которые имели боевой опыт в горячих точках – таких как Сирия. Другой вопрос - кто руководил ими? У меня не было сомнений в том, что за Казахстан  рано или поздно возьмутся. Нас к этому взрыву вели постепенно, действовали практически так же, как и на Украине.

Казахстанское общество разделено на две половины - евразийцы и их противники. В свою очередь, антиевразийцы разделены на три подгруппы: прозападные либералы, приверженцы Аблязова; националисты - приверженцы идеи Великого Турана, и радикальные исламисты. И по этим трём направлениям шла работа по дестабилизации Казахстана.

Почему именно сейчас произошел «взрыв»? Это может быть связано с мировой геополитической ситуацией, которая перешла в очень напряжённую стадию - противостояние России и Запада.

Если удалось бы дестабилизировать Казахстан, то на предстоящих переговорах между Байденом и Путиным в Женеве у первого был бы очень большой козырь в рукаве. Конечно, Казахстан не в той весовой категории, чтобы влиять на мировые политические процессы, но мы занимаем важное геостратегическое положение на карте мира: контроль транспортных путей, самая протяженная граница с Россией, соседство с Китаем и странами ЦА».

 Алексей Кочетков, политолог, президент фонда «Народная дипломатия» (Россия):

«Я внимательно изучал не только то, что писали российские, кыргызские и казахские эксперты, но и то, какие оценки давали европейские аналитики этим событиям.

На самом деле, мне кажется, природа и истоки событий находятся внутри самого Казахстана. И связаны они с событиями 30-летней давности – распадом Советского Союза. Все постсоветские страны после распада социалистического лагеря стремительно стали встраиваться в капиталистическую мировую экономику в качестве периферийных государств, когда неравный обмен стал нормой и местные компрадорские элиты, получая определённый процент, превратили свои страны в сырьевые придатки капиталистических государств. Если это положение вещей не изменится, то и Казахстан будет ждать судьба тех же самых африканских государств.

Сейчас большая часть природных ресурсов РК контролируется иностранными или транснациональными компаниями. По сути, экономика государства работает в интересах внешних сил, а основная часть средств оседает в Лондоне. Очень незначительная часть населения граждан РК контролирует львиную долю того процента, который полагается Казахстану за продажу его природных ресурсов. Выход из э

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

27.01.2022 07:15

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Мира Аскеровна Карыбаева

Карыбаева Мира Аскеровна

Заместитель руководителя

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
65 лет 8 месяцев

средняя продолжительность жизни мужчин в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31