90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Диверсанты на службе. Саботаж как оправдание халатности и коррумпированности чиновников?

Диверсанты на службе. Саботаж как оправдание халатности и коррумпированности чиновников?

Понятие «политический саботаж» буквально преследует главу государства с самого момента его избрания на этот пост. То общественники, то депутаты по нескольку раз в месяц проводят сеансы разоблачения высокопоставленных управленцев, откровенно профанирующих поручения первого лица в стране, при этом обличители используют очень жесткую риторику. Но действительно ли отечественное чиновничество за последние тридцать лет настолько эволюционировало, что созрело для того, чтобы ставить палки в колеса верховной власти с целью ее умышленного ослабления?

Обвинять чиновников в саботаже президентских поручений уже давно стало национальной традицией, своеобразной игрой в кошки-мышки, в которой еще ни одна «мышка» не пострадала. Во времена Елбасы срыв государственных программ и неисполнение критически важных для развития страны показателей неизменно объяснялись диверсиями со стороны его подчиненных. При этом ни о какой диверсии на самом деле речь не шла, поскольку никто и никогда напрямую не обвинял чиновников в злом умысле, в сознательном намерении подорвать авторитет главы государства. Провинившиеся подозревались, скорее, в некомпетентности, разгильдяйстве, в худшем случае – в халатности, и обычно их подвергали общественному порицанию, не привлекая к ответственности по закону.

Сегодня наблюдается до боли знакомая картина. Если вбить в поисковике слова «Токаев, поручения, саботаж», то обнаружится много ссылок на публикации о том, что президентские поручения продолжают саботироваться. Вот только несколько свежих примеров.

Появление информации о том, что в состав общенационального курултая, создание которого инициировал глава государства, войдут чиновники и депутаты, сразу же обернулось следующим однозначным выводом: «Если это делается специально, чтобы народ не заметил и не принимал участие, то это выглядит как саботаж предложения президента и фактически сводит его к нулю». Или вот, районный аким ни разу не приехал в «подведомственное» село – значит, он намеренно дискредитирует президентский указ, и кто-то строчит: «У вас тут саботаж Токаева под носом, вы куда смотрите?» Доходит до смешного. Даже в рухнувшей на Петропавловской ТЭЦ трубе кое-кто умудрился разглядеть неладное: «Еще в январе некоторые эксперты и политологи прогнозировали саботаж лояльных к Семье лиц с целью дискредитации президента. Возможно это совпадения, а возможно и нет»…

Судя по всему, на то, чтобы возводить любой прокол чиновников в ранг саботажа, многих спровоцировали январские события, когда употребление именно этой смысловой конструкции, вызванное нерасторопностью армии, некоторых правоохранителей и бездействием органов национальной безопасности, выглядело более чем оправданным. И теперь как в известной поговорке про обжегшегося на молоке и теперь дующего на воду, хорошим тоном стали попытки перестраховаться. Оно и верно: заранее наметить врагов, хоть явных, хоть мнимых, - это все равно что приготовиться к нанесению исподтишка удара ножом в спину. Недаром еще в начале марта некоторые мажилисмены потребовали защитить от саботажа инициативы, исходящие от главы государства, заявив, что «в предыдущий период некоторые важные политические реформы президента искажались чиновниками». О причинах этих искажений они предпочли умолчать, что вполне укладывается в существующий контекст.

Но на самом ли деле такое огромное количество поручений президента саботируется? Вопрос вопросов.

До январских событий, действительно, хотя бы гипотетически можно было предположить, что какая-то часть политической элиты сознательно использует подобный способ дискредитации главного человека в стране в интересах групп, занимающих антагонистическую позицию. Да и сам президент не исключал такого сценария. Помнится, недавно он говорил о неэффективной реализации его инициативы по субсидированию жилья для социально уязвимых категорий граждан и заключил, что «из-за нерасторопности, а может быть, из-за саботажа сто тысяч казахстанцев до сих пор не получают этот вид поддержки». Можно припомнить еще несколько моментов, особенно когда четко прослеживались конечные бенефициары, получающие прямые денежные выгоды от неисполнения поручений – как, например, в истории с РОПом и утильсбором на автомобили и сельхозтехнику.

Всё остальное в подобные схемы не укладывается и самим главой государства вряд ли воспринимается так, как преподносят некоторые. Об этом можно судить хотя бы по отсутствию с его стороны распоряжений, отданных правительству или президентской администрации с требованием разобраться в причинах срывов, как это, допустим, было сделано тогда, когда в разгар пандемии возникли задержки с поставками в Казахстан вакцины Pfizer.

Да и трудно всерьез представить, что отечественный госаппарат, по традиции представляющий собой банку с пауками, мог стать дружной командой, сплотившейся вокруг идеи подрыва авторитета президента. Слишком уж разрозненны позиции тех, кого записывают в саботажники, а ареал их «деструктивной» деятельности настолько широк, что выстраивать некую теорию заговора, как минимум, смешно и бесперспективно. Особенно с учетом того, что наши чиновники вообще редко когда хорошо работают, причем вне зависимости от того, идет ли речь о поручениях президента или о их персональных должностных обязанностях. И причин тут масса.

К числу самых распространенных можно отнести следующие: отсутствие законодательно закрепленной ответственности каждого исполнителя за свой участок работы; изначально нереальные и недостижимые индикаторы, закладываемые в госпрограммы и другие документы с целью получения красивой картинки; отсутствие должного общественного контроля за действиями исполнителей; отрицательная селекция госаппарата… Плюс, конечно же, настолько высокий уровень забюрократизированности, что за кипой бесконечных отчетов просто теряется и забывается смысл поручений.

Январские же события и последовавшая за ними довольно кардинальная чистка сосудов госаппарата от вредоносных бляшек, отход «от дел» представителей прежней правящей элиты (чему поспособствовала серия громких арестов) явно не располагают к появлению тех, кто рискнул бы со злым умыслом заблокировать решения президента. Сегодня, скорее, можно говорить о том, что морально-психологические настройки в среде чиновничества сбиты настолько, что ему остается только болтаться в невесомости, пытаясь нащупать новую точку опоры в период уже начавшихся и ещё предстоящих масштабных изменений. Почву из-под его ног выбили последствия кровавого января, обернувшиеся полной трансформацией правил игры, и теперь оно озабочено не столько качеством и эффективностью работы, а тем, как бы вообще удержаться во власти.

Сегодняшнее состояние элиты очень метко на своей странице в «Фейсбуке» описал политолог Данияр Ашимбаев: «Перемены затронули самую верхушку властной пирамиды, убрав с поля или резко ослабив фигуры, на которых эти вертикали замыкались. В итоге возник определённый вакуум неформальной власти, который пытаются заполнить собой персоны 2-3-го уровней, не имеющие на данный момент достаточного авторитета. Схожая картина складывается и в «легальной» иерархии, где шаги по карьерной лестнице сделали немало лиц, возможно, имеющих необходимую компетентность и личные качества, но неизвестных в качестве лидеров и «тяжеловесов». Пока среди них не произойдёт естественный отсев, а оставшимися не будет наработан должный авторитет, общая эффективность системы объективно снизится. Представляется, что это серьезный риск для системы, которая только утверждается в качестве новой иерархии, причем в сложных внутренних и внешних условиях. Дефицит жирка, мускул и опыта будет привлекать «хищников», желающих испытать её на прочность или сходу застолбить за собой те или иные позиции».

Что же касается политического саботажа, то он, безусловно, возможен. Но это довольно серьезное преступление. Во времена СССР была даже специальная статья в Уголовном кодексе: за сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата предусматривалось лишение свободы с конфискацией имущества, а в ряде случаев – высшая мера (расстрел).

В современном казахстанском законодательстве ответственность за политический саботаж не предусмотрена, хотя, как показывает практика, этот пробел с лихвой компенсируется уголовным преследованием за госизмену. Попытки же придать проявлениям халатности, коррумпированности со стороны представителей госаппарата признаки саботажа – от лукавого. Избегая называть вещи своими именами, те, кто сыплет громкими обвинениями в саботажничестве, фактически уводят нарушителей из поля зрения компетентных органов, которых заинтересовать несуществующий вид преступления в принципе не может…

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://qmonitor.kz/politics/4124

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мурадыл Ганиевич Мадеминов

Мадеминов Мурадыл Ганиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
69 лет 6 месяцев

средняя продолжительность жизни в Кыргызстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Декабрь 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31