90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Вторая Республика Касым-Жомарта Токаева: камо грядеши?

Вторая Республика Касым-Жомарта Токаева: камо грядеши?

В Казахстане 5 июня состоится референдум по поправкам и изменениям в Конституцию. В каком «качестве» казахстанский социум входит в очередной этап транзита власти, которого так долго ждали?

Казахстан – Украина – транзит: «Хотим, как у них!»

Политический сезон весны 2019 года ознаменовался президентскими электоральными кампаниями в двух постсоветских государствах – Украине и Казахстане. Проходили они практически одновременно и не имели ничего общего между собой, за исключением разве что наличия и в одной, и в другой весомой «сенсационной компоненты». Впрочем, и качество сенсаций существенно различалось: в каждом из государств оно имело свою, ярко выраженную «национальную специфику».

В Казахстане поводом для внеочередных президентских выборов стало сенсационное обращение к народу Нурсултана Назарбаева: 19 марта он заявил о сложении президентских полномочий после 30-летнего правления, дав старт давно ожидаемому, беспрецедентно техничному и бескровному, как казалось тогда, транзиту власти. Исполнение обязанностей президента, согласно Конституции, принял Касым-Жомарт Токаев – блистательный дипломат, интеллектуал с мощным бэкграундом политической деятельности, в том числе в качестве сильнейшего в истории независимого Казахстана министра иностранных дел и, что эксклюзивно не только для Казахстана, в качестве главы офиса ООН в Женеве.

Закон позволял Токаеву руководить страной до истечения полномочий Назарбаева в 2020 году. Но, несмотря на это, он объявил о проведении внеочередной президентской кампании «для снятия любой неопределённости».

В то же время в параллельной реальности Украины вершилась своя сенсация: на политическую арену прямиком с арены шоубиза, едва успев натянуть подспущенные по привычке штаны, метнулся известный «роялист-органист» Владимир Зеленский – профессиональный лицедей, птенец гнезда Маслякова, успешно раскрученный в продюсеры конъюнктурных и весьма доходных проектов.

Двум этим параллельным кампаниям суждено было пересечься в виртуальном пространстве, высветив интересный феномен: казахстанский электорат гораздо более возбудился выборами президента в «братской» стране, нежели своими собственными. Известная социальная сеть, в то время ещё не изгадившая свою репутацию откровенно фашистскими заявлениями, кипела эмоциями: казахстанская публика, брызжа слюной, умилялась пафосным предвыборным ужимкам нэзалэжного кандидата-клоуна, который, несмотря на полную отрешённость от дел государственных, уже тогда интуитивно нащупал своё политическое кредо: «Украина, как актриса из немецких фильмов для взрослых, готова принять в любых количествах и с любой стороны»…

Так, под общий ржач и одобрительное улюлюканье Украина осваивала новый виток политической и социальной деградации. А казахстанский электорат на робкие советы направить пыл волеизъявления в домашнее русло выдвигал железобетонный аргумент: у них, мол, истинная демократия, а что у нас? Очередная профанация! К тому же, понятно, «статиста» выбираем…

Первый – второй. Расчёт окончен!

В обидной констатации «статист», нужно признать, были резоны. С завершением выборной кампании Казахстан вошёл в новую и весьма странную фазу транзита: К.-Ж. Токаев легитимизировался в статусе второго президента республики, но – при действующем первом. Который к тому же не утратил статуса Елбасы – Лидера нации, пожизненно обеспечивающего ему широкие привилегии, гарантии неприкосновенности и, что более важно, законодательно закрёпленное право пожизненно руководить Советом безопасности страны.

В политическом манёвре Назарбаева многие аналитики разглядели кальку с исторической миссии Дэн Сяопина. Такой расклад выглядел символичным и для Токаева, представителя «золотого фонда» МГИМО, чья дипломатическая карьера отмечена в том числе многолетней успешной работой в советском посольстве в Пекине.

Однако в казахстанской кальке с китайского оригинала было слишком много от «характерного регионального», условно – «туркменбашизма», и это создавало определённое напряжение.

После расчёта президентов на первый – второй в стране, по сути, сложилось двоевластие, факт которого тут же ринулись опровергать уполномоченные говорящие головы – мол, понятно же, «происки врагов»! И двоевластие это было явно не в пользу Токаева. Было очевидно: «бескровный» транзит, о беспрецедентности которого твердили всё те же головы, только начинается.

Это подтвердили январские события 2022 года, которые из газовых бунтов в западных регионах страны «неожиданно» быстро переросли в то, что спустя лишь несколько дней де-факто уже единственный действующий президент республики назовёт попыткой государственного переворота и насильственной смены власти.

Туманный январь 2022. Что произошло в Казахстане?

5 января, когда горела охваченная хаосом Алма-Ата, Касым-Жомарт Токаев принимает ряд экстренных политических решений и делает ряд важных заявлений: во-первых, он не покинет страну и будет действовать максимально жёстко в преодолении кризиса; во-вторых, он уже вступил в полномочия главы Совбеза и для скорейшей нормализации обстановки в республике обратился за помощью в ОДКБ.

Благодаря решительным действиям президента широкие народные массы, и не только в республике, осознали: миссия «статиста» исчерпана, у руля Казахстана – серьёзный политик, способный принять на себя всю полноту власти и всю полноту ответственности за принимаемые решения.

Осознать – осознали, но не всем это пришлось по вкусу. Уже на следующий день та самая, упомянутая выше соцсеть вскипела истовым негодованием «диванных» аналитиков и разного рода лидеров мнения в адрес президента: ни в коем случае нельзя идти на поклон к Москве, дабы не допустить очередной российской «оккупации» выстраданного суверенитета! На фоне разгула беззакония, которое чинилось в те дни в крупнейшем городе республики, подобные призывы выглядели абсурдно. Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев, давая оценку событиям, написал следующее:

«КНБ и Минобороны особо не рвались давать отпор террористам.

…Возникла реальная угроза захвата власти в ряде крупных городов боевиками, тесно связанными с религиозными экстремистами (в т. ч. во власти и за рубежом), криминалом и частью силовиков. В этих условиях Токаев принял единственно возможное решение — обратиться за помощью к ОДКБ (читай: к России), которая эту помощь незамедлительно оказала. Сказки о «восставшем народе», с которым надо вести «диалог», давайте оставим либеральным барышням (всех возможных полов)».

Однако подобных суждений нынче в экспертной среде Казахстана наметился дефицит…

Даёшь «деназарбаевизацию» всей страны!

После того как вихри враждебные над республикой приутихли, а миротворческий контингент ОДКБ вопреки страшилкам скептиков покинул страну так же стремительно, как и вошёл в неё, президент приступил к реализации программы политических реформ, о необходимости которых ранее лишь вежливо намекал.

Концепция построения Нового Казахстана, или Второй Республики, как обозначил её сам президент, включает в себя ряд шагов по либерализации политической системы, а также проведение «демонополизации» (читай: экспроприации экcпроприаторов), направленной на «обескровливание» национального олигархата, взращённого за период правления Назарбаева. Полномасштабная реализация программы потребовала внесения изменений в действующий Основной закон страны, за которые 5 июня казахстанцам и предстоит голосовать на республиканском референдуме.

Но частично намеченный курс Токаев начал воплощать в жизнь сразу же после январских событий: в стране начались аресты и громкие процессы в отношении влиятельных фигур, многим из которых, помимо коррупционных преступлений, инкриминируются гораздо более серьезные – государственная измена, попытка неконституционной смены власти и т. п.

Теперь вдохновлённый процессами в отношении Масимова, Сатыбалды, Боранбаева казахстанский социум требует кульминации «зрелищ» – решений в отношении самого Елбасы и членов его семьи.

Конечная цель Второй Республики – построение общества социальной справедливости – в восприятии рядовых граждан Казахстана немыслима без той самой «демонополизации» в отношении пока еще номинально «первого президента», который за период своего бессменного правления, по сути, создал неофедальное государство. Убедительные до смешного свидетельства того начинаются по прибытии в главную воздушную гавань страны с голоса бортпроводницы: «Наш самолёт произвёл посадку в аэропорту Назарбаев города Нур-Султана». И далее по пути следования – Назарбаев-университет, Назарбаев-интеллектуальная школа, НурМедиа, etc.

И сегодня, несмотря на потерю бойцов из ближнего круга, члены «семьи» – владельцы заводов, газет, пароходов – продолжают удерживать лидирующие позиции в списке Forbs-Казахстан. Более того, в нём всплывают представители новой генерации клана Назарбаевых.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Хамид Карзай

Карзай Хамид

Президент Афганистана

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

48-е место

занимает армия Узбекистана в мировом рейтинге Global Firepower

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31