90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

По дороге в Новый Казахстан – интервью с главой ЦИК РК

15.06.2022 20:03

Политика

По дороге в Новый Казахстан – интервью с главой ЦИК РК

Прошедший референдум, изменивший Конституцию нашего государства, стал своеобразным водоразделом между прежним и Новым Казахстаном. Главный организатор всенародного голосования – Центральная избирательная комиссия – успешно завершила возложенную на нее миссию Центральной комиссии референдума. В то же время ЦИК выполняет еще одну роль, связанную с обновлением избирательной системы страны. Подробнее рассказать об этом редакция попросила нашего гостя – председателя ЦИК РК Нурлана Абдирова.

– Нурлан Мажитович, по оценкам представителей общественных организаций, журналистов, зарубежных наблюдателей, референдум прошел на высоком организационном уровне. Скажите, можно ли назвать подготовку и проведение всенародного голосования по изменению Конституции одновременно и началом реформы нашей избирательной системы?

– Думаю, это будет не совсем точно. Подготовка к референдуму стала продолжением уже идущих преобразований.

Расскажу по порядку. На состоявшейся после моего назначения встрече с Президентом он сделал акцент на том, что проводимые в стране реформы диктуют необходимость обновления избирательной системы и выборного законодательства. Обрисовал и свое видение первоочередных и перспективных задач, которые необходимо будет решить.

Одна из них – перевод нашей работы на принципы «слышащего государства», открытости, прозрачности таким образом, чтобы люди отчетливо увидели эти принципы в действии, на конкретных делах, результатах.

Буквально на следующий день после назначения в ЦИК по видеоконференцсвязи я обратился к руководителям территориальных избирательных комиссий. Посыл был такой: после январских событий мы все в Казахстане оказались в другом измерении. У людей появились новые ожидания от власти. Президент, все общество ждут от нас другой работы, которую по старым лекалам выполнять уже нельзя.

– Возвратимся к референдуму. Когда вы подводили его итоги, многие обратили внимание на такой «громкий» факт: голосование на алматинском участке № 2 было признано недействительным. Такого прецендента за все выборные кампании у нас не случалось. Кстати, в отдельных социальных сетях и СМИ предлагалось не признавать результаты и по некоторым другим участкам...

– Сначала по Алматы. Центральная комиссия референдума внимательно рассмотрела материалы территориальной комиссии города и приняла решение в рамках действующего законодательства.

Теперь о появившихся предложениях не признавать результаты голосования по отдельным участкам. Еще раз повторюсь: мы должны строго следовать закону. А это значит, что в ЦКР должны поступить материалы, которые подтверждают достоверность фактов. Только так и не иначе.

Проверять же множество, выражаясь современным языком, фейков – такой компетенции у Центральной комиссии референдума нет. Как, впрочем, и ресурсов. Поэтому все подобные сигналы мы отправили в Генеральную прокуратуру с просьбой провести их проверку в рамках своих полномочий и в случае необходимости принять меры прокурорского реагирования.

Если говорить не об отдельных фактах, а в целом, то оценка должна даваться всем – как членам избирательных комиссий, наблюдателям, журналистам, так и самим голосующим. Вот, смотрите, многие приходили на участки для голосования с детьми, в приподнятом, праздничном настроении. И вот наши дети видят, как кто-то рвет бюллетень, громко выражая свое недовольство, и все это снимается на многочисленные камеры. Разве так можно приобщать детей к праздникам, культуре, в том числе электоральной?

– Нурлан Мажитович, впервые мы узнали и о другом факте – поездках членов Центральной избирательной комиссии по областям Казахстана. Расскажите, какова была их цель, с кем состоялись встречи?

– Да, это так. С середины февраля до конца апреля я вместе со своими коллегами по ЦИК посетил практически все регионы страны. Участники встреч были самыми разными. Наши комиссии на местах приглашали представителей всех партий и движений, неправительственных организаций, лидеров общественного мнения, средства массовой информации.

– Как вы думаете, первый опыт живого общения с председателем ЦИК сказался как-то на формате встреч?

Забегая вперед, скажу: эти встречи стали для нас, образно говоря, настоящей социологией с ее палитрой самых разных взглядов, позиций, убеждений.

Так вот, мы проводили встречи с рядом условий: на них не должно быть акиматовских работников, полиции, джипов и лимузинов для передвижения – только микроавтобусы; использовать нейтральные площадки – дома культуры, театры, филармонии, вузовские аудитории.

Было и еще одно обязательное условие – на всех встречах непременно должна присутствовать молодежь. Кстати, с молодыми людьми мы в каждом регионе собирались отдельно. Анонсировалось это заранее, а со встреч шла прямая трансляция по YouTube-каналу. Впрочем, так мы поступали и во всех других случаях.

О форме встреч. Официоза не было в принципе: никаких президиумов, докладов и регламентов. Все встречи продолжались до последнего вопроса. Тема – отношение людей к выборам, ну а одна из целей – изучить это отношение, а также все замечания и предложения, высказанные представителями различных групп населения.

– Бытует мнение, что молодежь сейчас аполитична, индифферентна к различным официальным мероприятиям, в том числе выборам. Вы поэтому сделали акцент на молодых людей? Чтобы приобщить их к электоральным делам?

– Бытовать – не значит действительно быть. На наших встречах юноши и девушки выборами интересовались довольно активно. Например, как происходит электронное голосование, используются ли QR-коды, есть ли квота для молодежи в Парламенте. Вопросов, их волнующих, было очень много, оттого наши встречи длились не один час и не два.

Одна из них, в Талдыкоргане, затянулась часа, наверное, на три с лишним. Обсудили и выборы, и все смежные с ними темы. Наступили сумерки, было уже около 10 часов. Я для разрядки замечаю: никто из вас на свидание не опаздывает? На реплику никто внимание не обратил, вопросы продолжились. Только теперь они пошли, что называется, за жизнь. Один парень спрашивает: как стать успешным человеком?

Не только ему, но и другим ребятам на подобные вопросы я отвечал примерно так: понятию «успешный человек» обязательно сопутствуют такие – «специалист», «профессионал». Поэтому сначала надо тщательно разобраться в себе: что по твоему характеру, по твоей сути тебе ближе всего, кем именно ты хочешь стать. А уж потом, определившись, надо идти к цели. Настойчиво, упрямо, падая и поднимаясь, но идти и, несмотря ни на что, добиваться ее.

Но слова «успешный» и «счастливый» не есть синонимы. В успехе нет души, а в счастье есть. Именно поэтому для большинства людей, живущих не одним днем, счастье гораздо важнее, нежели успех. А что формирует душу человека? Его семья, мамины песни, окружающая природа – все то, что называется малой родиной. Человек может быть по-настоящему счастлив, обладая и дорожа этими ценностями. А если он настойчив и непреклонен на пути к своей цели, успех придет обязательно.

Но вы знаете, молодежь такая разная! На одной встрече со студентами в Таразе парень лет двадцати задает вопрос: а можно ли сразу после института стать акимом? В ответ спрашиваю: женат ли он, есть ли дети? Нет, отвечает. Я ему говорю: так, может быть, сначала надо жениться и пройти первую ступень взрослости – ответственности за свою семью?

И другой пример. В Атырау завязался откровенный разговор, и один молодой человек поделился своими планами. Мне, говорит, 31 год. Живу с женой и детьми в областном центре, работа есть, все вроде неплохо, но хотел бы вернуться в родное село. Победить на выборах и поработать там акимом. Испытать себя в новом качестве, сделать что-то полезное для земляков. Но думаю, что еще не созрел. Года три мне надо, чтобы опыта нужного набраться, а в 34 года я буду точно готов!

Как говорится, почувствуйте разницу.

– Нурлан Мажитович, коль речь зашла о выборах сельских акимов: какую Вы бы дали оценку этой практике? Как прокомментируете уже не единичные факты увольнения акимов по собственному желанию?

– Действительно, такие факты есть. Статистика говорит: за первый квартал текущего года из 71-го избранного акима 10 – это те, кто заменил избранных прошлым летом и проработавших в должности примерно полгода. Идет естественный процесс, хотя можно назвать это и естественным отбором. Как прокомментировать? Кто-то обманулся в своих ожиданиях, кто-то просто не рассчитал силы, кто-то увидел недоверие к нему сельчан. У каждого свои причины.

Но в любом случае это большой минус населению округа, который сталкивается с так называемым провисанием власти: например, не решаются оперативные вопросы, коих на селе, особенно в страдную пору, возникает множество, и с которыми самостоятельно, без акима, справиться трудно. К тому же такие случаи требуют незапланированных и довольно значительных бюджетных расходов на проведение новой выборной кампании.

Хотел бы рассказать о случае, возмутившем меня, извините за выспренность, до глубины души. Была встреча в Кокшетау. Один пожилой мужчина с нескрываемым пренебрежением заявил: «А что эти акимчики? Хоть их назначай, хоть выбирай – какая разница! Толку от них…»

Грешен, не смог сдержаться и ответил ему почти в таком же тоне, в том плане, что сельский аким 24 часа в сутки на работе. Он здесь живет рядом со всеми, он все время на виду. Вы его сами выбрали, поэтому, критикуя его, вы критикуете и себя. А если вы не голосовали за него, то ваша вина еще больше.

Этот человек, к сожалению, не одинок в подобных суждениях. Да, конечно, иногда бывают поводы для таких оценок, но как можно всех обвинять огульно?

Насчет наличия разницы между «назначай» и «выбирай». Пример из другой командировки. Кстати, мы специально запланировали поездки в села, где проходили выборы акимов. Так вот, в Костанайской области стали свидетелями, как выбрали акимом села человека, который уже больше 10 лет работает в этой должности. Сельчане разве что не молятся на него: и дорога у них к райцентру, а не направление, и свет всегда, и связь есть, и сельчанок с 8 Марта всегда поздравляет.

Я потом поговорил с этим акимом. Поинтересовался, что изменилось для него с тех пор, когда его назначали и когда его первый раз избрали в прошлом году. Говорю ему, что, судя по отзывам сельчан и начальства – районного и областного, вы и раньше неплохо справлялись, и сейчас.

Он довольно долго молчал, глядя куда-то в сторону. Потом поднял на меня слегка увлажненные глаза и негромко произнес: изменилось все! Люди же за меня проголосовали, доверились мне. Теперь я перед каждым из них в ответе. И за каждого из них – перед собой.

После беседы с ним я подумал, что выборная арифметика не всегда подчиняется правилам математики. Про этого акима не скажешь, что у него появилась двойная ответственность. Если за него проголосовали сто человек, то и ответственность для него возросла стократно.

Как вы думаете, можно его назвать акимчиком?

И еще один пример. В Туркестанской области к акиму одного из районов приехала делегация аксакалов. Попросили: скоро выборы, а мы в своем селе не видим достойную кандидатуру, помогите найти. Глава района нашел еще молодого, но уже с достаточным опытом, а главное – ответственного человека. На выборах в соперничестве с местными кандидатами он одержал победу, что называется, за явным преимуществом – набрав 76% голосов.

Сразу собрал команду таких же энергичных единомышленников, привлек местных предпринимателей. Люди не успели оглянуться, как в селе появился котлован под будущий спорткомплекс. Новоизбранный аким с соратниками уверен, что здесь они воспитают как минимум двух олимпийских чемпионов.

Я глубоко убежден в том, что сельские акимы – это первая или, по-другому, передовая линия «слышащего государства». Именно они отвечают за благополучие сельчан – этой коренной основы, духовной силы казахской Степи.

Из таких примеров отчетливо видно, что сельчане поверили президентскому курсу на обновление государства, сами начали выбирать свою власть, хорошо понимая, что от выбора зависит их собственное благополучие. Поэтому и к самим выборам, и к их подготовке они стали подходить осознанно и ответственно.

– А Вы можете привести конкретные примеры этой осознанности и ответственности? Ну и, конечно, было бы интересно узнать, с каким багажом члены Центральной избирательной комиссии и ее аппарат вернулись из своих командировок?

– Приведу цифры. Мы провели в областях и районах страны больше 70 встреч, участие в которых приняло свыше 10 тысяч человек. В итоге привезли, как вы выразились, багаж из 443 предложений по совершенствованию избирательного процесса.

Конкретные примеры? Допустим такой: при подготовке к выборам акимов сельских округов люди предлагают четко обозначить квалификационные требования для кандидатов, обязательно проводить предвыборные дебаты с участием всех претендентов. Бесспорно, это правильно, законно и не требует финансовых затрат – только желание кандидатов и самих жителей.

Это позволит исключить «прохождение» в акимы случайных людей, популистов, умеющих только красиво говорить. Еще предлагают установить срок для новоизбранного акима, в течение которого он должен реализовать свою предвыборную программу. По всему видно, что люди к своей будущей власти стали более требовательными, чем раньше.

Было даже такое предложение: нужно для кандидатов в сельские акимы организовать соответствующее обучение. С этим я не согласен, поскольку такой подход приведет к нерациональному расходованию бюджетных средств. Ведь конкуренция составляет почти 4 человека на место. Логичнее будет проводить выборы за 2–3 месяца до истечения срока полномочий действующего акима. Тогда для победивших кандидатов можно организовать полноценное обучение на базе Академии государственного управления при Президенте. Это тем более важно, если учесть, что из 1 041 избранного на сегодня акима 529 стали ими впервые.

К выборам акимов сельских округов мы действительно должны подходить крайне внимательно и серьезно. В немалой степени еще и потому, что полученный здесь опыт – позитивный или негативный – будет проецироваться на выборы акимов районов, которые станут постоянными уже через год.

Вдумайтесь в этот факт: у нас будет избираться исполнительная власть в лице конкретных людей, которым предстоит решать жизненно важные вопросы миллионов и миллионов казахстанцев. Без всякого преувеличения можно сказать: это станет этапной вехой демократических преобразований, инициированных Главой государства.

Поэтому уже сейчас необходимо наладить тщательную аналитическую, организационную, разъяснительную работу. К новому экзамену на зрелость должны быть готовы все, в том числе и сами избиратели.

– Нурлан Мажитович, следуя вашему образу «сельские акимы – передовая «слышащего государства», можно, наверное, сказать, что территориальные комиссии – это опора избирательной системы страны. Вы с ними встречались в поездках. Какие, на Ваш взгляд, там необходимы перемены?

– В первую очередь нужна их профессионализация – на этот счет есть поручение Президента.

Казахстан вступает в эпоху перманентных выборов. Как мы говорили, сельские акимы у нас уже избираются. В следующем году предстоят пилотные выборы акимов районов, а с 2024 года они станут постоянными. А есть еще выборы в маслихаты всех уровней, парламентские, наконец, президентские. Учитывая это, как и будущий переход на пропорционально-мажоритарную модель, введение императивного мандата, а также то, что теперь у нас референдумы будут, скорее всего, проходить гораздо чаще, нам пора переходить с любительского уровня на профессиональный.

Здесь я имею в виду то, что члены территориальных комиссий должны работать на постоянной основе, иметь соответствующую подготовку и квалификацию.

Вы спросили про территориальные комиссии. Но это только одно из направлений трансформации избирательной системы в целом. И прежде должна меняться, конечно, сама ЦИК. Скрывать не будем: до последнего времени у Центральной избирательной комиссии был имидж некой закрытой корпорации. Люди не знали, чем она занимается. Вспоминали о ней лишь при оглашении итогов страновых выборов.

Сегодня ЦИК становится открытой, и это видно не только из приведенных примеров поездок по регионам страны. Впервые в головном офисе комиссии стали проводить встречи с молодежью. Мы сошлись на том, что при ЦИК необходимо открыть постоянно действующий клуб молодых избирателей.

Это решение не было спонтанным. Давайте посмотрим еще на один факт. Средний возраст казахстанца – 32 года. Получается, мы – одна из самых молодых наций в мире! Безусловно, необходимо сделать акцент в своей работе на молодежной среде. Поэтому в создании при ЦИК клуба молодых избирателей мы видим хорошую возможность сначала пробудить интерес, а затем сформировать осознанную потребность у молодых казахстанцев приходить на избирательные участки и голосовать за свое будущее.

Дальше. Перед референдумом ЦИК провела ряд обучающих семинаров для различных целевых аудиторий: неправительственных организаций, средств массовой информации, территориальных избирательных комиссий, молодежных организаций.

Отдельно хотел бы сказать о семинаре с работниками социальной защиты, неправительственными и общественными организациями, чья деятельность связана с помощью лицам с инвалидностью. При подготовке к референдуму соблюдение прав наших граждан с ограниченными возможностями стало приоритетным буквально для каждого члена ЦИК, территориальных и участковых комиссий. Такой принцип будет соблюден и на всех последующих выборах.

Замечу, что все эти семинары проходили и вживую, и в онлайн-формате, причем к последним подключались многие сотни участников буквально из всех областей Казахстана.

– Вы рассказали о многих направлениях трансформации избирательной системы. А какое из них Вы считаете главным?

– Пожалуй, таковым я бы назвал воспитание электоральной культуры казахстанцев. Это очень многогранная задача.

Например, введение в учебный процесс старших классов школ и первых курсов вузов темы о выборах. Вообще изучение своих гражданских прав и обязанностей должно стать одним из элементов системы образования молодого поколения казахстанцев. Это знание одновременно будет и базой формирования у наших юношей и девушек электоральной культуры, которая в конечном счете выступает важнейшим компонентом укрепления гражданской солидарности, что особо подчеркивал Касым-Жомарт Кемелевич Токаев, говоря о Новом Казахстане.

– Нурлан Мажитович, а лично Вы каким видите Новый Казахстан?

– Мне думается, Новый Казахстан – это не конечная цель. Потому что после конечной цели следует остановка. А то, что останавливается, то не растет, а постепенно отмирает. Новый Казахстан – это, скорее, постоянное движение, а значит, и постоянное обновление.

Знаете, я только что подумал: для меня Новый Казахстан – это еще и тот молодой человек из Атырау, который не только мечтает, но и настойчиво готовится стать акимом на своей малой родине. Для того чтобы не только испытать себя, а принести как можно больше пользы своим односельчанам.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

15.06.2022 20:03

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Мурат Картайбекович Мукамбетов

Мукамбетов Мурат Картайбекович

Руководитель Аппарата правительства

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
210 000

безработных официально зарегистрированы в Кыргызстане в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июль 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31