90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

ЗАЧЕМ США МЕНЯЮТ ПОСЛОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ?

ЗАЧЕМ США МЕНЯЮТ ПОСЛОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ?

После бегства из Афганистана США стремятся активизировать присутствие в соседнем регионе Центральной Азии. Особый акцент делается на политическом давлении: Белый дом стремится заставить центральноазиатские страны дистанцироваться от России и Китая, действуя по дипломатической линии. О том, как недавние назначения американских послов связаны с общей стратегией США в регионе – в материале Ia-centr.ru. 

Американский дипломат Лесли Вигери 19 ноября дал присягу в качестве посла Соединенных Штатов в Киргизии, об этом на своей странице в соцсетях сообщил Госдепартамент США. Новый посол приступил к работе 6 декабря – сообщается, что в этот день Вигери вручил копии верительных грамот руководителю МИД Киргизии.

В этом году Госдеп США сменил и ряд других послов в Центральной Азии. Так, главой дипмиссии в Узбекистане стал Джонатан Хеник.

С прошлого года он работал руководителем кафедры Госдепартамента США в Колледже информации и киберпространства при Национальном университете обороны. Также Хеник исполнял обязанности заместителя координатора Центра глобального взаимодействия Госдепартамента. Там он координировал усилия Вашингтона по «противодействию дезинформации из России, Китая и Ирана».

В том же году президент Соединенных Штатов Джо Байден назначил Элизабет Руд новым послом в Туркмении. Ее переводят с должности заместителя посла США в России. Ранее Руд работала преподавателем-консультантом Военного колледжа армии США, а также заместителем посла в Грузии. С регионом она уже знакома – до назначения в Туркмению Руд работала в посольствах Афганистана и Пакистана (а также в Австрии и Германии).

В августе стало известно, что послом США в Казахстане стал Дэниел Розенблюм. В Астану его перевели из Ташкента, где он занимал должность посла с 2018 года. Фигура представителя Белого дома в Казахстане довольно примечательна.

Известно, что еще до прихода на американскую госслужбу Розенблюм активно работал в неправительственном секторе, занимаясь защитой прав рабочих в бывших республиках СССР. Затем в 2008-2014 годах он стал «координатором содействия» Вашингтона по странам Европы, Евразии и Центральной Азии. На этом посту Розенблюм получил большой опыт работы с НПО, деятельность которых он курировал в 30 странах мира. 

Наконец, в июне текущего года стало известно, что Вашингтон меняет посла и в Таджикистане. Официальным представителем Белого дома в Душанбе стал Мануэль Микаллер, также имеющий опыт работы в Госдепартаменте. Кроме того, он получил магистерскую степень в Национальном университете обороны США и уже работал в Таджикистане советником прежнего американского посла по вопросам экономики.

Назначения прошли на фоне активизации антироссийской дипломатии Белого дома. Стратегия национальной безопасности США, принятая в октябре 2022 года, предполагает комплексную работу по периметру российских границ (в Грузии, Молдове, Украине и т.д.) в рамках «углубления альянса с Европой». Также стратегия заявляет о дальнейшей «поддержке независимости, суверенитета и демократического развития» в пяти странах Центральной Азии, включая взаимодействие в рамках площадки C5+1.

После бегства американской армии из Афганистана влияние США в центральноазиатском регионе снизилось. Не добавило популярности Вашингтону и известное видео, на котором афганцы цеплялись за американский самолет, эвакуирующий граждан Соединенных Штатов из Кабула. Как новые власти Афганистана поступили с людьми, прежде сотрудничавшими с США, до сих пор точно не известно.

Теперь под предлогом защиты от талибов* США продвигают идею вновь развернуть свои военные базы в соседних с Афганистаном странах. Пока никто из лидеров Центральной Азии не согласился на это.
Весной этого года глава МИД России Сергей Лавров недвусмысленно высказался о предложении Вашингтона.

«Считаем неприемлемым размещение любой военной инфраструктуры США и НАТО или обслуживавших их афганцев на территории соседних государств, в первую очередь в Центральной Азии», – заявил министр иностранных дел России. Китай также выступил против военного присутствия США в регионе.

Военные базы – не единственное направление, которое волнует Вашингтон. В этом году администрация Джо Байдена запросила $123 млн для помощи Центральной Азии. Из них $31,4 млн должны быть выделены на американскую помощь Узбекистану, а $19 млн – Таджикистану, сообщил Интерфакс.

Стоит отметить, что эти миллионы – лишь незначительная часть финансов, которые США и другие западные страны вливают в Центральную Азию. Значительная часть средств идет на поддержание деятельности НПО, так называемых «независимых СМИ» и активистов. Например, в Узбекистане американское агентство USAID* финансирует проекты в сфере образования, здравоохранения и агробизнеса.

Точный бюджет проектов мягкой силы неизвестен.

Чего добиваются США в Центральной Азии?

Американские дипломаты не скрывают, что интерес Вашингтона к Центральной Азии обусловлен близостью региона к России и Китаю – двум основным соперникам США. Об этом, в частности, говорил Джонатан Хеник, когда был послом в Узбекистане.

По его словам, Центральная Азия «географически находится в месте, имеющем большое стратегическое значение для США: Россия на севере, Китай на востоке, Пакистан и Индия на юге. Афганистан, конечно. По другим причинам - Иран. Соседство с этими странами означает, что Центральная Азия всегда будет представлять интерес для США», – заявил Хеник в интервью gazeta.uz.

О том, какое значение имеет Центральная Азия для США, и как будет развиваться американская политика в регионе, в интервью Ia-centr.ru рассказал политолог из Киргизии Марс Сариев:

– Что можно сказать о недавнем назначении американского посла в Бишкеке?

– У новых американских послов в Центральной Азии интересная биография: долгие годы службы на дипломатическом поприще, обширный диапазон выполненной работы. В Киргизию прислали очень сильного дипломата Лесли Вигери.

Я думаю, что теперь работа посольства будет еще более эффективной. Назначение посла такого уровня говорит о том, что Киргизия является одной из ключевых стран в Центральной Азии для США.

– Чего США хотят добиться в Центральной Азии?

– Цель Соединенных Штатов, в первую очередь – дистанцирование Центральной Азии от России. А во вторую – дистанцирование региона от Китая. Москва и Пекин – два главных геополитических противника Вашингтона на Евразийском пространстве. Американская стратегия нацелена на то, чтобы оторвать от них потенциальных союзников.

Быть может, на первых порах США и устраивает то, что Центральная Азия в итоге может начать дрейфовать к Китаю. Но потом в Белом доме займутся и этим направлением, ведь Пекин – такой же геополитический противник.

В последнее время политика США направлена на провоцирование раскола в рамках ОДКБ и ЕАЭС, чтобы ослабить позиции России в регионе. При этом сейчас очень многое зависит от итогов специальной военной операции России на Украине. После завершения СВО и Россия, и Центральная Азия окажутся в новой геополитической ситуации, с которой придется считаться.

– США не накладывают на Центральную Азию вторичные санкции, несмотря на работу механизмов параллельного импорта. Почему так происходит?

– В этом вопросе Вашингтон проводит очень осторожную политику, несмотря на то, что параллельный импорт идет в Россию через Казахстан, Узбекистан. Возможно, и через Киргизию.

Введение санкций и ограничений в отношении центральноазиатских стран еще больше сблизит регион с Россией. США этого хотят меньше всего. Поэтому соответствующая риторика будет продолжаться. Но реальные действия, которые могут ухудшить экономическое положение Центральной Азии, в Вашингтоне предпринимать не станут.

Правда, в Узбекистане на одну компанию наложили санкции – она явно занималась реэкспортом санкционных товаров стратегического назначения в Россию. Американцы дали понять Узбекистану, что так делать нельзя, и дальше санкции могут быть жестче. Однако я не думаю, что на практике до такого дойдет.

– Могут ли появиться новые американские базы в Центральной Азии?

– Я думаю, что такое вообще невозможно. Причем ни в одной стране региона, даже в Таджикистане, который «окучивают» США. Давно были разговоры про юг Киргизии, дальше которых дело не пошло. Казахстан тем более не согласится.

Соединенные Штаты действительно хотят создать в регионе свои базы под предлогом угрозы от Афганистана, но сделать это сейчас нереально. Россия выступит категорически против, поскольку фактически находится в состоянии войны с Западом. Китаю тем более не нужны американские базы на его западных границах.

США находятся далеко, а Россия и Китай совсем рядом. Поэтому их мнение в данном вопросе нельзя будет проигнорировать. Обе страны являются главными экономическими партнерами Центральной Азии, и потому никто не станет с ними сильно ссориться.

– Недавно в Киргизии заблокировали сайт Радио «Азаттык»*, а также арестовали ряд прозападных активистов. Это исключительно факт внутренней политики, или же предмет торга с США?

– Это связано с внутренней политикой. Действительно, были арестованы организаторы митингов против передачи Узбекистану Кемпир-Абадского водохранилища. Есть информация, что основные фигуранты и кураторы этих митингов находятся не только в Киргизии. Поэтому подождем суда: на готовящемся уголовном процессе будет видно, чем обернется ситуация.

Я думаю, у власти был реальный повод опасаться, что работала «пятая колонна», поэтому прошли аресты и блокировка сайта. В Киргизии возникла реальная угроза дестабилизации и нового госпереворота.
Так что причины были внутренние – о том, чтобы набрать «активы» в переговорах с США, речи не шло.

– В последние годы Узбекистан вновь разрешил на своей территории работу западных НПО. В частности, туда вернулся USAID*, который осуществляет в стране проекты по линии образования. Почему ушедшие при прежнем президенте Исламе Каримове НПО снова возвращаются?

– Полагаю, Узбекистан проводит сбалансированную политику. Так он дает сигнал Западу, что не станет закручивать гайки в стране.

В Узбекистане сейчас работают множество западных компаний – американских, британских и так далее. Логика Ташкента очевидна: Узбекистан понимает, что он вполне в силах бороться с угрозами, которые несут в себе мягкая сила и неправительственные организации.

Поэтому действия узбекских властей вполне объяснимы. Более интересный, на мой взгляд, факт произошел по соседству. В Таджикистане 25 лет работал фонд Сороса*, и вот недавно его закрыли. Это неожиданные действия со стороны таджикских властей.

*Запрещенные в России организации

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Марсом Сариевым

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
10,3%

рост ВВП Туркменистана в 2014 году

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Июнь 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30