90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

КАДРОВЫЕ ПЕРЕСТАНОВКИ В КАЗАХСТАНЕ В 2022 ГОДУ – ИТОГИ И ПРОГНОЗЫ

КАДРОВЫЕ ПЕРЕСТАНОВКИ В КАЗАХСТАНЕ В 2022 ГОДУ – ИТОГИ И ПРОГНОЗЫ

2022 год был годом интенсивной «встряски» политической системы Казахстана. Трагические события прошлогоднего января стали точкой отсчёта консолидации власти Касым-Жомарта Токаева, началом формирования новой президентской команды и отстранения от постов фигур, связанных с первым президентом Нурсултаном Назарбаевым. Не все участники команды Токаева выдержали испытание кризисным годом – уже в новом, 2023 году происходят серьезные ротации кабмина. Ia-centr.ru предлагает вспомнить основные тенденции кадровой политики, которыми запомнился год 2022-й. 

Фаза 1: Ускоренный транзит власти и конец эпохи Назарбаева

Январские беспорядки в нескольких областях Казахстана стали отправной точкой не только масштабных политических реформ и проектов, но и перестановок внутри элит. В первую половину года аналитики неоднократно говорили о конфликте «назарбаевской» и «токаевской» команд. Начала формироваться новая президентская команда (прежняя в значительной мере состояла из доверенных управленцев Назарбаева). Кроме того, на политике ротаций сказались реформы силовых структур и масштабные постянварские расследования. 

Масштабные перестановки прошли на фоне событий января: в это время Касым-Жомарт Токаев принял полномочия председателя Совета безопасности, который ранее возглавлял Нурсултан Назарбаев. Кроме того, в конце января президент сменил Назарбаева на посту главы партии «Нур Отан». В начале года ушло в отставку правительство Аскара Мамина – и.о. премьера стал Алихан Смаилов, Ерлан Карин сменил Крымбека Кушербаева на посту госсекретаря и стал идеологическим архитектором «Нового Казахстана». 

Пост первого вице-премьера получил Роман Скляр, Минэнерго возглавил экс-глава фонда «Самрук-Казына» Болат Акчулаков, Министерство индустрии и инфраструктурного развития (МИИР) – Каирбек Ускенбаев. Перестановки также коснулись Минюста, Миннацэкономики и ряда других министерств.

В начале года прошла реорганизация силовых ведомств, отныне переориентированных на фигуру Токаева. Приоритет получили верные президенту назначенцы. В «фаворитах» оказались Антикор и Генпрокуратура, экс-глава которой – Гизат Нурдаулетов стал секретарем Совета безопасности.

В ведомствах прошли масштабные ротации, преимущественно связанные с «наказаниями» по итогам января: уже в начале января был уволен и обвинен в госизмене глава КНБ Карим Масимов, на его место был назначен экс-глава Службы государственной охраны Ермек Сагимбаев. В отставку ушли министр обороны Мурат Бектанов (в феврале он был арестован) и глава МВД Ерлан Тургумбаев, вместо них ведомства возглавили Руслан Жаксылыков и экс-глава Антикора Марат Ахметжанов соответственно.

В ряде регионов сменились областные начальники отделов полиции, руководители ЦИКа, Нацбанка; радикально обновились политсовет и политбюро «правящей» партии «Нур Отан» – высшие чиновники оказались выведены из ее состава. Кроме того, был уволен экс-аким Алма-Аты Бакытжан Сагинтаев, а в начале февраля в отставку подал спикер Мажилиса Парламента Нурлан Нигматулин. Тогда же получил отставку первый зампред «Нур Отана» Бауыржан Байбек. Аналитики связывали эти ротации с кампанией против старых управленцев («тяжеловесов») эпохи Назарбаева, курс на разрыв с которой Касым-Жомарт Токаев взял после февраля. Так, к концу лета против семьи Нигматулиных было заведено несколько уголовных дел. 

Отставки и уголовные дела коснулись и клана Назарбаева. Уже в январе из политсовета «Нур Отан» вывели Даригу Назарбаеву (а в феврале она покинула Мажилис), а связанный с ней Кайрат Шарипбаев потерял руководящий пост в нацхолдинге QazaqGaz. Зять Нурсултана Назарбаева Тимур Кулибаев потерял пост председателя предпринимательской палаты «Атекемен». В феврале Алия Назарбаева сложила полномочия председателя президиума Ассоциации экологических организаций Казахстана, а государство нанесло удар по связанному с ней бизнесу. Супруг Алии Назарбаевой Димаш Досанов потерял пост в «КазТрансОйл». В марте Антикор арестовал племянника Нурсултана Назарбаева Кайрата Сатыбалды, в июне дело возбудили против родного брата первого президента Болата Назарбаева.

Это происходило на фоне отказа Токаева от ряда управленческих практик первого президента: в конце апреля Токаев покинул пост председателя партии Amanat (бывш. «Нур Отан», которая с весны получила новое название) и провел в новую Конституцию поправку, запрещающую президенту и его семье занимать должности в партиях и квазигоссекторе. Был отменены конституционные привилегии Нурсултана Назарбаева

Фаза 2: Консолидация и «стресс-тесты» для команды Токаева

Если в начале года президент занимался общей реорганизацией системы, то его середина стала временем пристального внимания Токаева к деятельности кабмина. Глава государства «обкатывал» новые схемы работы, а правительство Смаилова прошло первые проверки на эффективность.

В команде исполнителей тоже прошли кадровые изменения. «Первые ласточки» этого процесса проявились в первой половине июня, когда со своих должностей были переведены экс-аким Алма-Атинской области Канат Бозумбаев и экс-начальник президентской канцелярии Нурлан Онжанов – оба считались доверенными лицами Токаева. Так, Бозумбаеву предсказывали более высокий пост, однако он его так и не получил.

В июне казахстанское министерство образования и науки (МОН) было разделено на два ведомства. Его экс-руководитель Асхат Аймагамбетов возглавил вновь созданное Министерство просвещения, а во главе Министерства науки и высшего образования встал Саясат Нурбек (с 2019 года был членом нацсовета общественного доверия при президенте Токаеве).

К концу лета – спустя полгода после назначения нового кабмина – прошло несколько министерских увольнений. Иногда они сопровождались громкими скандалами, проявившимися на фоне «стресс-тестов» для казахстанской экономики. Так, в конце весны – начале лета в стране случились перебои с поставками сахара, по итогам которых Токаев раскритиковал работу главы Мининтеграции (МТИ) Бахыта Султанова. В августе он был уволен с поста министра, а во главе МТИ стал экс-глава антимонопольного ведомства Серик Жумангарин.

Тогда же потерял пост раннее уволенный из МВД Ерлан Тургумбаев – с февраля по август он занимал пост советника в АП. В начале сентября ушел в отставку министр информации и общественного развития (МИОР) Аскар Умаров, который тоже получил должность в АП.

К осени внимание президента в значительной мере сосредоточилось на предвыборных мероприятиях и дипломатических ротациях. В октябре прошла серия назначений по «внешнему вектору». Так, Бахыт Султанов получил пост антимонопольщика в ЕАЭС, а представителем Казахстана при ВТО стала Жанар Айтжан, стоявшая у истоков вступления страны в эту организацию. Кроме того, во главе правления Евразийского банка встала Ляззат Сатиева.

Фаза 3: Новый президентский срок и «разбор полетов» с кабмином

В целом, несмотря на жесткую кадровую политику и требования к повышению эффективности, ротации Токаева до конца его первого срока оставались точечными. Однако их интенсивность возросла по окончании досрочных выборов: уже в начале декабря вновь избранный президент уволил нескольких акимов – в частности, экс-глава Павлодарской области получил отставку после аварии в Экибастузе. Также 8 декабря сменился аким Астаны: Алтай Кульгинов спустя 3 года работы покинул должность, которую получил экс-аким Карагандинской области Женис Касымбек. Во главе Карагандинского региона встал экс-аким Караганды Ермаганбет Булекпаев.

В конце ноября один из «тяжеловесов» казахстанской политики Имангали Тасмагамбетов, поддержавший президента накануне выборов, получил пост генерального секретаря ОДКБ.

После выборов Токаев также намекал на вероятные точечные перестановки в кабмине. 12 декабря (вскоре после ликвидации аварии на экибастузской ТЭЦ) президент провел расширенное заседание правительства, на котором прямо поставил перед Алиханом Смаиловым вопрос об эффективности кабмина. До этого заседание в подобном формате (с участием главы государства) проходило в июле – тогда выговор получил глава МТИ Бахыт Султанов, который вскоре был уволен из министерства.

Заявление президента породило волну ожиданий. Высказывались даже предположения, что Токаев отправит практически весь кабмин в отставку еще до Нового года. Сам Смаилов вскоре предложил неуверенным в своей работе министрам уволиться самостоятельно. Правда, некоторое время в правительстве проходили лишь второстепенные перестановки: 13 декабря ушла в отставку вице-министр МИОР Нургуль Мауберлинова. Чуть ранее экс-аким столицы Алтай Кульгинов получил пост зампремьера, а вице-министром в МТИ стал специалист из ЕАБР Кайрат Балыкбаев.

Декабрьское «затишье» – до конца месяца в Казахстане почти нигде не фиксировались новые назначения – оказалось временным. Уже 29 декабря начались первые перестановки в кабмине: выходец из квазигоссектора Нурлан Курмалаев стал вице-министром экологического ведомства Казахстана. Перестановки действительно оказались приурочены к Новому году: помимо министерств они затронули вновь образованный Конституционный суд (так, 30-го числа в новое ведомство был переведен освобожденный от поста главы Минюста Канат Мусин), вооруженные силы, ряд акиматов (уже 29 декабря акимат Павлодара возглавил Ержан Иманзаипов), администрацию президента и партию Amanat.

Перестановки оказались не вполне «точечными»: к 6 января целых пять министров кабмина потеряли свои посты. Получил отставку экс-глава МИИР Каирбек Ускенбаев (его место занял бывший вице-министр ведомства Марат Карабаев), экс-министр просвещения и другие руководители. Как отметил в своем Telegram-канале госсекретарь Ерлан Карин, значительное число назначенцев, включая новых министра культуры и спорта Асхата Оралова и министра экологии и природных ресурсов Зульфию Сулейменову, были выдвинуты из молодёжного кадрового резерва, созданного Токаевым в 2019 году.

Таким образом, курс обновления кадров, начатый в 2022 году отставкой фигур, связанных с Назарбаевым, к 2023 году выходит на новый круг. Теперь президент пытается опереться на более молодых специалистов взамен прежних. Однако станет ли «скамейка запасных» панацеей для механизма токаевских ротаций – пока вопрос открытый. И дело не только в пресловутом «кадровом голоде» – проблема гораздо глубже.

Все анонсированные президентом проекты требуют резкого изменения культуры труда госслужащих, нарабатывавшейся десятилетиями. Сам президент неоднократно говорил о необходимости внедрения в Казахстане «новой политической культуры» и современных стандартов работы. Назначение молодых специалистов из президентского резерва – один из способов «встряхнуть» систему новыми кадрами, не скованными старыми трудовыми привычками.

Однако в любом случае молодым специалистам придется столкнуться со старыми управленцами – и либо подстроиться под них, либо пойти на открытый конфликт. Представляется, что даже полная отставка кабмина не решила бы этой проблемы. Механизм культурно-психологических изменений крайне неповоротлив, такие перемены совершенно невозможны за год или два. Непонимание между Токаевым и кабмином заложено на уровне ценностного языка, и громкими отставками эту проблему едва ли удастся решить. 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
1,1%

населения Кыргызстана владеют английским языком

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2023

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28