90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Языковой вопрос. Опять.

Языковой вопрос. Опять.

Мы уже затрагивали тему языка в Казахстане, но с тех пор все же прошло порядочно времени.

Языковой вопрос (если его так можно назвать), естественным образом базируется на казахском национализме. Казахский же национализм это результат адаптации популярных идей, подсмотренных еще имперской интеллигенцией у западных коллег в начале XX века и совковых тезисов, которые успешно используются и по сей день. О первом мы пока всерьез не писали, а второе уже разбирали тут.

Как закономерный итог, в нынешнем, суверенном Казахстане все эти горе-деколонизаторы мыслят неработающими национал-освободительными категориями, а их понимание современных процессов и исторических событий остается на детском уровне. Современные идеологи вообще неспособны качественно отрефлексировать наше прошлое и настоящее, скатываясь в историческое мракобесие (в общем, поэтому их и нет, а на безрыбье рождаются всякие Мараты Абиевы).

Все, что любой из них вам предложит — позиция исторической жертвы, которая мало того вредная, так ещё и основана на своевольной интерпретации истории с полным игнорированием реальной информации. Позиция жертвы в целом полностью оправдывается идиотской мистификацией по всем фронтам: от историй о намеренном геноциде казахов злыми русскими, до чуть ли не религиозной канонизации правильной трактовки событий и роли отдельных личностей. Потому как, если взглянуть на историю трезво, не игнорируя  неудобные данные, никого убедить в собственной нужде и не получится. 

На уровне страны мы в целом не слишком щепетильно относимся к своей исторической памяти. Чего уж говорить, если события этой зимы уже активно мистифицируются, о том что было в 2005-2009 подавляющее большинство населения вообще понятия не имеет, а про времена до 1991 и говорить боязно. 

И вместо попыток сохранить историческую летопись после получения независимости, собрав всё нужное из чужих архивов (очень много полезных материалов, проливающих свет на быт, жизнь и отношения между казахами и имперской России хранятся в Санкт-Петербурге, Москве, Оренбурге и Екатеринбурге), мы бьём баклуши и теряем даже то, что есть внутри страны. Историческая наука в школе является инструментом индоктринации и не более. 
Мало того что она в целом не старается быть объективной, так ещё и не даёт никакого понимания о событиях, о том что такое кочевой образ жизни и чем он отличается от оседлой цивилизации, как он повлиял на общественные институты, как это в итоге сказывается на нас. 

Позиция что все нам исторически должны, а мы жертвы очень заманчивая, очень легко усваиваемая, но вместе с этим очень опасная. Пока нас спасает лишь аполитичность и неучастие населения, но люди 16-30 лет активно впитывают эту идеологическую заразу.

Упрощенное (и вследствии ошибочное) представление о каких-то событиях в стране это нормальная тема - такое можно встретить повсеместно у самых разных людей, самых разных взглядов. Но у нас это усугубляется варварским отношением к материальным свидетельствам.

В этом и есть ирония итогов нашего 30-летнего горе-нацбилдинга — истории про великую степь в итоге вылились в то, что у всех впечатлительных развивается синдром жертвы и дикий рессентимент.

Иронично, что для становления современного казахского национализма большой вклад сделала Империя и СССР. Первые взрастили нашу интеллектуальную элиту, что подсмотрела идеи национализма у немцев, французов и etc., вторые же расстреляли часть первых и написали идиотские учебники с нужной трактовкой. 

Любая тема, которую хватают нацпаты становится объектом моральной паники, лжи и тупости. От языка до набившей оскомину темы эмигрантов из РФ. 

С языковой темой все вообще круто — корни щепетильного отношения к языку идут аж с 1900-х, когда вдохновлённые Западными идеями интеллектуалы начали форсить в качестве национального клея язык (вспомните все эти цитаты в школе. Вспомнили?).

Правда понимание процессов, за которые отвечает язык и процессов внутри языка у наших националистов и неравнодушной общественности осталось на уровне неработающих и даже вредных идеалистических пассажей XX-го века.

Пассажи эти сводятся к отторгающему «Люби язык, манкурт» с мотивацией уровня «потому что потому что».

Но форсинг казахского языка понятен любому адекватному человеку — почему бы и не стараться популяризировать свой родной язык, верно? Хотя может они просто любят пятый метал гир солид…возможно.

Однако, это по итогу выливается в казахский суржик, на котором зачастую сами инициаторы говорят через силу и с оборотами в духе ЭЭЭ МЫНАУ ВЕЩЬ КАНША и БУЛ ШЫН МА вместе с разделением на неправильных казахов и призывами отказаться от русского языка полностью. 

Главная проблема в вопросе развития казахского языка заключается в том, что радетели за язык не имеют никакого понятия, что такое язык и как его нужно развивать. 

Им на сегодняшний день озабочены исключительно механисты, спорящие в комментариях о том, какой апостроф поставить, как лучше передать фонетику и к какой языковой группе он относится, не понимая, что такое язык как социальный инструмент, за что он отвечает и маркером чего является. Во многом, потому что инфантилизированное понимание языка не способствует изучению реальной проблематики.

Изучай они проблематику языка с нужного ракурса, может и не были бы настолько идиотами (на самом деле даже не видели бы никаких проблем в русском языке). 

Популяризуется казахский язык по вполне естественным причинам, главная из которых просто большая рождаемость. И скорее вопреки, а не благодаря радетелям языка, хотя ему как самостоятельному и полностью автономному языку предстоит долгий путь.

В идеальном мире, разумеется, язык существует как самость и в ни в чем не нуждается, на нем можно просто взять и говорить без задней мысли, но в реальности все куда проще и сложнее одновременно.

Язык в первую очередь это эволюционный инструмент коммуникации. С различным культурными изменениями, бабушкизацией, появлением письменных и языковых токенов, мета-токенов. Его роль стала больше чем просто коммуникационная - язык это инструмент передачи знаний, инструмент познания мира на разных уровнях. Принадлежность к той или иной языковой группе до недавнего времени не играла никакой роли в самоидентификации человека, и как показывает практика - никакой роли не играет и сейчас. 

Казахи, разговаривающие на русском, не идентифицируют себя русскими, они уже давно выпали из этого поля и максимум варятся одном кибер-пространстве с остальным русскоязычным коммьюнити интернета, со всеми плюсами и минусами.

Самоидентификация бывает на разных уровнях, а если говорить о национальной, то языком она определяется в последнюю очередь. Никто из русскоязычных казахов не назовёт себя русским или россиянином только по факту использования русского языка. Максимум этим будут заняты этнические славяне, и то применимо к первой вещи.

Исследования это подтверждают. Ситуация с языком в Казахстане в целом не поддается легкой стратификации, но однозначно можно сказать, что подавляющая часть людей не хочет отказываться от русского языка (и это вовсе не значит, что они не поддерживают развитие казахского), но отлично объясняется тем, что русский язык для билингвов и русскоязычных не является маркером идентификации. Что сделают с ними маня-националисты? Выпишут миллионы граждан из казахов?

Язык - это инструмент, который адаптируется и меняется (это можно рассмотреть хотя бы на поверхностных примерах вроде диалектов). Если бы его природа была столь сакральна, как её представляют, то у семиотиков (и не только) возникло бы очень много вопросов. В истории множество примеров с древности, когда люди заимствовали чужой язык, письменность и не страдали от этого (правда для совсем уж древних исторических периодов опасения в самоидентификации хоть как-то оправданы).

Соответственно, язык должен удовлетворять не только коммуникативные потребности, но и контентные - то есть позволять учиться и учить.

А с этим всё плохо. Количество контента на русском, английском языке несравнимо превосходит контент на казахском как и по качеству, так и по количеству.

Это подтверждается данными - если взять казахстанские школы с русским языком обучения, то у них такая разница с российскими:

По математической грамотности 42 балла , по естественно-научной грамотности 38 баллов, по читательской грамотности 46 баллов 

А если взять казахстанские школы с казахским языком обучения, то у них такая разница с российскими: по математической грамотности 110 баллов, по естественно-научной грамотности 103 балла, по читательской грамотности 116 баллов.

30 баллов разницы – это 1 год обучения. Разрыв между казахским и русским языками в Казахстане подтверждается и другими международными тестами и соотносится в пропорциональном разрыве с данными других стран (об образовании в контексте исследований мы писали здесь и здесь).

Помимо грубой школьной программы сюда ложится другой пласт контента, который в том числе формирует и расширяет кругозор человека. В Казахстане растут поколения, которые не владеют русским языком даже на уровне усвоения информации. 

Их нельзя оставлять в информационной изоляции. 

Однако и отказ от русского языка на данном этапе скатит страну к бразилизации. 

Что остается? Билингвизм. А для качественного перехода на казахский нужно сократить тот самый разрыв. Будут ли этим озабочены апологеты казахского? Вопрос риторический. В массе своем этот вопрос не стоит, им занимаются единицы, и то по принципу «отморожу уши, но не на русском». Можно конечно помечтать, что все будут знать, английский, но английский совсем непопулярен. Его едва ли хорошо знает 4-5% населения (впрочем, зависит от возрастной группы). 

Хорошая новость в том, что для всего этого нужно просто время. 

Но тенденции в коротком отрезке сложно отследить, к тому же, кажется, мы переходим к формированию новых трендов в обществе. Рассуждать об этом сейчас всерьез бессмысленно. Посмотрим, к чему весь этот синдром жертвы приведет страну лет через 5-10.

Отрицать разный уровень развития языков в среде и факт существенных различий в возможностях обучения на казахском и русском будет только идиот.

Одним из аргументов в сторону агрессивного замещения русского казахским является апелляция к российской угрозе (особенно в свете обостренных терок между Украиной и РФ в 2022). Использующие этот аргумент люди так же применяют его в свете слабой осведомленности о реальном положении дел как внутри Украины, так и о геополитике между странами СНГ. Отсюда например и удивление совершенно ожидаемой нейтральной и отрицающей аннексию позиции, что некоторые воспринимают как победу.

Причиной водевиля, что вы наблюдаете в политической, культурной жизни является то, что социальные науки в Казахстане мертвы, а овощи из топового вуза страны пишут исследования о влиянии фильма «Горбатая гора» на Шымкентских геев, считают количество суицидов среди ЛГБТ и пишут о квир-идентичности. Куда проще использовать популярные, социально-одобряемые и удобные темы и тезисы, чем реально погружаться в контекст и изучать проблему. Потому что думать и рисковать в таком случае не надо.

Более-менее дела обстоят в исторической науке, но даже там все ведущие специалисты, дающие качественный анализ событий, личностей и периодов — эксперты из-за рубежа (Япония, Великобритания, Франция). А ещё их материалы в самом Казахстане никому не нужны, ведь есть тикток-ролик о том, что Чингисхан был казахом.

Политические, общественные кризисы в СНГ, что мы в сторонке наблюдаем появились не просто так. 

Ватники-патриоты из России в угаре призывают бомбить Украину, а российская либерда дичает и своими рассуждениями про генетическую деградацию россиян и устраивает такую дегуманизацию, что никаким пост-совковым антиколониалистам и не снилось. 

Украина как закоренелый ветеран информационных войн, строит перед обывателем образ европейской демократической страны, умалчивая о том, что они фэйлед стейт с убитой экономикой, и еще более влиятельным олигархатом чем у нас, элиты которой почти в равной с Ладим Ладимычем степени виноваты в войне и сейчас пилят громадные бабки с военной иглы. Кыргызстан - такой же фэйлед стейт с охлократией. Туркмения, Беларусь, Таджикистан - без комментариев. 

Единственные островки адекватности в безумном пост-совке это, собственно мы и Узбекистан. 

Да, не идеальные страны, но как показывает практика, выстраивающие во внешней и/или внутренней политике развития наиболее взвешенные стратегии. 

Про Узбекистан даже и говорить нечего - узбек так сильно качается, что до недавнего времени по прогнозам экспертов в перспективе мог и нас обогнать (но сейчас все иначе, у нас появился шанс мало того, не терять позиции, так еще развиться еще сильнее). 

У Казахстана нет прошлого, которое тяжелым образом влияло бы на наше будущее (как бы вам не пытались внушить обратное). Мы можем спокойно общаться на двух языках и развивать родной язык, мы молодая страна, которая все ещё имеет большой потенциал, и многое может как взять у мира, так и предложить. 

Если раньше проблемы страны рассматривались сугубо вертикально, на уровне власть-народ, то теперь нужно признать, что проблемы внутри страны выходят на горизонтальную плоскость (то есть трения возникают внутри общества). 

И поддаваясь дегенеративным тезисам, которые распространяют разные инфантильные идеологи, вы рискуете скатить в страну, в такую же политическую, геополитическую, социальную пучину, которую можно наблюдать в России, Украине, Кыргызстане и т.д. 

И все с благими намерениями, как говорится

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black
2741

человек работает в компании "Кумтор" на 1 января 2013 года

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Январь 2023

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31