90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Центральная Азия как потенциальная зона геополитической напряженности XXI века

23.03.2023 20:00

Политика

Центральная Азия как потенциальная зона геополитической напряженности XXI века

Политика конца XIX и всего XX века способствовала формированию зоны напряженности в регионе Центральной Азии. Распад СССР только усугубил данную проблему. Однако накопленные проблемы — это одна сторона вопроса, гораздо сложнее то, что большую часть из них регион не в состоянии самостоятельно решить.

 

С точки зрения объективной реальности и потребностей 2023 года — Центральная Азия вступила в процесс переориентации политических и экономических направлений, которые без должной внутренней повестки могут оказаться неэффективными. То условие, что страны ЦА в основном являются странами с высокой внешней зависимостью, интенсивность и быстрота смены курса может оказаться принципиальной для их дальнейшего развития и места в новом многополярном мире.

 

Политические элиты разных стран в настоящее время не имеют общего направления движения, определяя приоритеты развития зачастую не по объективным критериям, а по старым личным связям бывшего или нынешнего руководства. Между тем, учитывая возможность развития ЦА как отдельного макрорегиона и на этом же основании предусмотреть его развитие как потенциального центра многополярного мира, это следовало бы учитывать и проводить более согласованную политику. Впрочем, наследие XIX–XX вв этому действительно сильно противостоит.

 

Между тем, учитывая геополитическое положение стран ЦА и тот факт, что деловая и экономическая активность смещается в Азию, они могли бы стать реальным, а не только географическим центром и местом диалога, как минимум — экономического. С учетом расположения — между Россией, Индией, Китаем и Ираном, а также активным вмешательством стран коллективного Запада, политика ЦА должна как минимум выступать в роли «идеального балансировщика», чего пока не наблюдается.

 

Геополитическая ситуация в настоящее время такова, что странам ЦА требуется реальная и безальтернативная политическая многовекторность, однако именно она сейчас находится под наибольшим прессом, и давление с разных сторон будет только нарастать. Вторым вариантом, как выше уже было сказано, станет возможность урегулирования внутренних противоречий между странами и создания на данной основе отдельного центра в рамках многополярного мира, что, пожалуй, еще сложнее.

 

Возвращаясь к вопросу о том, почему такое выгодное объединение стран в регионе ЦА является в настоящее время маловероятным.

Безусловно, на первом месте стоит политическое и экономическое наследие. Независимость — одна из наиболее болезненных точек в рамках политики каждой страны и «боязнь» ее потери даже в случае потенциально крайне выгодных общих направлений движений часто способствует их заморозке. В данном же контексте стоит упомянуть и то, что различные политические движения в правительствах имеют влияние (пророссийское, проамериканское, прокитайское), которое может активизироваться или потерять силу в короткие сроки, переориентировав одновременно и весь политический курс.

 

Стоит отметить, что Россия, Китай, Иран или Индия не требуют в целом безоговорочной поддержки от стран ЦА, ограничиваясь нейтральностью. Однако позиция стран Запада проводится с большей агрессией, что может привести к развитию на территории любой из них гибридной войны или даже цветных революций. Как известно из событий последних лет, попытки уже были: январские события в Казахстане и летние в узбекской Каракалпакии, конфликт между Таджикистаном и Кыргызстаном, внутренний таджикский конфликт между центром и Горно-Бадахшанской автономной областью, который усугубляется соседним Афганистаном.

 

Также отдельной проблемой является расширенный регион Центральной Азии, в который включаются соседние Афганистан, северные регионы Пакистана и Индии и китайский Синьцзян-Уйгурский автономный район. Именно эти территории в большинстве своем пострадали от политики Британской империи и представляют собой многодесятилетний очаг напряженности, который находится в непосредственной близости от стран Постсоветской ЦА, оказывающий негативное влияние.

 

Если с Афганистаном все в принципе после 15 августа 2021 г. понятно, в рамках потенциального длительного отсутствия стабильности, что связано и с переделами власти, и с проводимой политикой, с северным сопротивлением (как раз близ границ Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана), с возможностью резкого возвращения афганского правительства в проамериканскую политику и др., то остальные страны оказывают более опосредованное влияние. Тем не менее замороженный Кашмирский конфликт нередко ставит страны ЦА между выбором, с какой из стран проводить более активное сотрудничество: Индией или Пакистаном? И склонение чаши весов на одну сторону чаще всего означает, что вторая сторона, скорее всего, заморозит контакты. Ситуация же с Синьцзянем в основном угрожает Кыргызстану и Таджикистану, в рамках возможной эскалации конфликта на и так неспокойной границе и формирования «второго Афганистана». Внутриполитические проблемы расшатывают власть в таких государствах как Иран и Монголия, что также может повлиять на стабильность самой ЦА.

Между тем, все не так печально. Насильственная попытка глобального Запада поместить страны ЦА под санкционный колпак окончится их окончательным разворотом в сторону России и Китая. В Вашингтоне и Брюсселе об этом прекрасно знают и форсировать события не решаются. В последний год ЦА продемонстрировала себя как один из наиболее стабильных регионов в современном мире, что сделало его привлекательным как для бизнесменов, так и для туристов. Даже афганское руководство, понимая, что сотрудничество с пограничными странами ему необходимо, старается не идти на эскалацию и заключать договора по экономическому сотрудничеству.

Таким образом, геополитические тренды в ЦА в настоящее время являются весьма разнонаправленными и сложными, учитывая всю сложность развития и становления региона. Однако в настоящее время странам ЦА так или иначе придется решать кем быть: пешками или игроками в разворачивающейся Новой Большой Игре. Для второго и наиболее желательного варианта следует развивать внутрирегиональную кооперацию, экономическую конкурентноспособность и политическую стабильность, а также как можно скорее закрывать кейсы геополитической напряженности внутри региона и по его границам.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

23.03.2023 20:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Каныбек Капашович Иманалиев

Иманалиев Каныбек Капашович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
47-е

место занимает Узбекистан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Май 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31