90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

КЛАНОВЫЙ РЕНЕССАНС В ПОСТСОВЕТСКОЙ КИРГИЗИИ

29.03.2023 10:00

Политика

КЛАНОВЫЙ РЕНЕССАНС В ПОСТСОВЕТСКОЙ КИРГИЗИИ

В современной Киргизии важнейшим социальным маркером остается родовая принадлежность. Неформальные сообщества активизировались после распада СССР и сегодня определяют социально-политическую жизнь страны. Влияние клановых структур на политическую систему и государственные институты проанализировала Асыл Болпонова – д. и. н., доцент Академии государственного управления при Президенте Киргизской Республики (Бишкек) в статье для научного журнала «Центральная Азия и Кавказ». 

У истоков клановой системы

Основные черты родовой структуры киргизов сложились задолго до возникновения государства, отражая потребности кочевого скотоводческого хозяйства. С XV-XVI веков номады объединились в крупные территориальные конфедерации - крылья (союзы киргизских племен – прим. Ia-centr.ru). Возникла дуальная система («он канат» и «сол канат»), существенно повлиявшая на дальнейшую социально-политическую историю Киргизии.

Такая структура не требовала прочной государственности – общеполитические институты возникали у киргизов перед лицом военной угрозы, а в мирное время уходили на второй план. После присоединения киргизских земель к России здесь возникла новая административная система, однако царская администрация опиралась на традиционные местные практики. Российское управление не затронуло общественную структуру, реформировать которую не удавалось: каждый индивид по-прежнему ассоциировал себя с определенной клановой группой.

Советская власть также не смогла изжить родоплеменную лояльность. Клановые структуры успешно адаптировались к советским новациям, включая коллективизацию и переход к оседлости. Эти структуры стали важнейшим атрибутом системы управления КиргССР: высшие посты негласно закреплялись за представителями родоплеменных элит. В результате сформировался номенклатурный клан «евронационалов», опиравшийся на элиты регионов.

Рождение «политических кланов»

Распад СССР привел к радикальным изменениям в политике, экономике и публичной сфере. Трудности перехода к рыночной экономике естественным образом сплачивали людей на основе кровнородственной общности. По схожему принципу возникали объединения во власти.

Патрон-клиентские отношения стали частью системы распределения ресурсов. По клановому принципу стали формироваться все «этажи» административных органов: от «центра» до самых нижних звеньев.
В конце 1990-х годов в Киргизии и других центральноазиатских государствах возник новый тип элит - политико-семейные кланы. Помимо государственных постов, такие «семьи» обычно задействованы в различных фондах и проектах, прямо или косвенно владеют контрольными пакетами акций ключевых СМИ. Связанные общими хозяйственными интересами, кланы получили фактическую монополию на политическую и экономическую власть в «своих» регионах: ближайшими клиентами глав неформальных группировок, как правило, являлись областные губернаторы.

Ренессансу клановых структур способствовал провал вестернизации, первоначально заявленной первым президентом Киргизии Аскаром Акаевым. После сворачивания западных моделей идеологический вакуум был заполнен традиционной культурой и идеями родовой идентичности. Официальный поворот к традиционализму актуализировал обращение к архаическим институтам и практикам – таким как курултаи и санжыра (родословная). Традиционная политическая культура закрепляла культ личности политических лидеров и господство семейных кланов, консолидируя авторитарный режим Акаева.

Клановость обеспечила жесткую централизацию руководства Киргизии, способствовав политической и экономической стабилизации. Но она же породила коррупцию по всей вертикали власти и бесконтрольность чиновников, связанных круговой клановой порукой. Политическая элита, рекрутированная по признаку родства, срослась с крупным бизнесом: по выражению казахстанского исследователя Петра Своика, возникла «экономика племянников», центром которой стал клан экс-президента.

Так, зять Аскара Акаева Адиль Тойгонбаев с 1997 года контролировал важнейшие отрасли экономики страны: авиацию, энергетику, сеть предприятий ликеро-водочной промышленности, частное телевидение, газету «Вечерний Бишкек». Сын экс-президента Айдар Акаев в 1999-2001 годах был директором представительства ОАО «Казкоммерцбанк» в Киргизии, а в 2001 году стал советником министра финансов.

Топливо для революций: конфликт севера и юга
Со времен первого секретаря ЦК компартии КиргССР Турдакуна Усубалиева (занимал пост в 1961-1985 годах), принадлежавшего к нарынскому клану, представители южных регионов были оттеснены от руководящих постов. Этот вектор сохранился при Акаеве: в его правление наиболее влиятельными были северные роды – сарыбагыш, кушчу, солто, тынай, саяк, бугу, саруу. Чуйский клан контролировал прокуратуру, силовые ведомства и Совет безопасности. Сферой влияния нарынского клана (роды сарыбагыш, саяк) стали губернаторы областей и политическая элита среднего звена. Иссык-кульский клан, помимо региональных администраций, контролировал МИД, науку и сферы культуры – во власти он был представлен родом бугу.

Выразителем интересов вытесненных на обочину региональных кланов стал «консервативный» Жогорку Кенеш (парламент Киргизии – прим. Ia-centr.ru), противостоявший президентским «либералам». Осенью 1994 года состоялся наиболее крупный конфликт, связанный с масштабным расследованием коррупции: парламент был распущен, а Аскар Акаев получил полномочия для конституционной реформы.

Концентрация власти в руках первого президента имела темную сторону: государство перестало выступать защитником региональных кланов, диалог правительства и местных элит был нарушен. Кризис неформальных сообществ привел к революционным событиям 2005 года, когда в борьбу за власть включились представители южных и северных элит – Феликс Кулов, Курманбек Бакиев, Дженишбек Назаралиев.

Став президентом, «южанин» Бакиев не искоренил клановость в системе госуправления. «Северяне» не были полностью вытеснены из коридоров власти, но родовой баланс кардинально сместился в сторону юга. Все значимые посты, включая Верховный суд, органы госбезопасности, армию, МИД, ключевые производства и компании в экономике были отданы в распоряжение клана Бакиева. Выходцы с юга заняли большую часть должностей в президентской администрации, в экономических и силовых структурах – так, нынешний руководитель ГКНБ Камчыбек Ташиев в 2007-2009 годах являлся главой МЧС.

Президентские выборы 2009 года, на которых победил Бакиев, окончательно укрепили власть правящего клана. Осенью того же года президент создал Центральное агентство по развитию, инновациям и инвестициям (ЦАРИИ), которое возглавил его младший сын Максим Бакиев. Фактически он взял под контроль всю финансово-промышленную сферу страны, курируя наиболее прибыльные проекты – строительство Камбаратинской ГЭС, приватизацию госкомпаний и т.д.

В итоге борьба клановых элит вновь обострилась: уже в 2006-2007 годах в Киргизии активизировалась оппозиция из северных регионов, критикующая президента с юга. Напряжение вылилось в события Апрельской революции 2010 года. И если в 2005 году действия оппозиции были преимущественно мирными, то протестное движение 2010 года носило стихийный и агрессивный характер. Окружение Бакиева было более консолидированным, чем у Акаева, и оказало жесткое сопротивление в борьбе за сохранение власти.

Что в итоге?

За ХХ век клановые структуры существенно трансформировались.

Сегодня клановые связи сильнее всего выражены в структурах государства: появился феномен «политических кланов», связанных дружественными, родственными, земляческими, деловыми и профессиональными отношениями.
Клановую систему актуализировала слабость госуправления. С конца ХХ - начала XXI века клановые отношения стали центральным элементом внутренней политики Киргизии. Оборотной стороной клановой солидарности остается конфликт влиятельных родов за передел собственности и сфер влияния. В моменты политических и экономических кризисов это создает угрозу региональной раздробленности и сепаратизма.

Сами кланы на рубеже XX-XXI века трансформировались из классического родового объединения в клановую систему, крайним выражением которой стали политико-семейные кланы. Закрепление клановости и трайбализма привело к развитию патрон-клиентских отношений, непотизма, кумовства и коррупции.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

29.03.2023 10:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Владимир Вольфович Жириновский

Жириновский Владимир Вольфович

Зампредседателя Государственной Думы РФ

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
13

лет - средний возраст боевика ИДУ

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30