90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

«С + С5»: КИТАЙ ГОТОВИТСЯ К ДОЛГОЙ БИТВЕ ЗА ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ

20.05.2023 12:00

Политика

«С + С5»: КИТАЙ ГОТОВИТСЯ К ДОЛГОЙ БИТВЕ ЗА ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ

Провести встречу на высшем уровне в формате «С+С5» предложил глава внешнеполитического ведомства КНР Ван И (2013–2022 гг.) в июне 2022 г. с целью «улучшить основу сотрудничества шести стран». Весной 2023 г. председатель КНР Си Цзиньпин отметил, что Китай и страны региона готовятся обсудить большой план будущего взаимодействия. Посол КНР в Киргизии Ду Дэвэнь заявила, что Китай и центральноазиатская «пятёрка» создадут новые площадки для сотрудничества с целью углубления политического партнёрства. Наконец, появились сообщения, что на предстоящей встрече будут сформулированы общие интересы Китая и стран Центральной Азии в области безопасности. Подробнее – в материале Ia-centr.ru. 

Китай и Центральная Азия: политическое сотрудничество

Приход к власти в КНР пятого поколения руководителей во главе с Си Цзиньпином в 2012–2013 годах повлек за собой обновление подходов, в том числе в отношении центральноазиатской политики Пекина.

Основанием текущего этапа отношений сторон стало заявление председателя Си Цзиньпина, сделанное весной 2013 года, о проведении Китаем добрососедской политики, нацеленной на взаимовыгодное сотрудничество и формирование возможностей странам-соседям получать выгоду от дальнейшего развития КНР.

В сентябре 2019 года между КНР и Казахстаном были установлены отношения «постоянного всеобъемлющего стратегического партнерства» (永久全面战略伙伴关系). Отношения КНР с Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном получили характеристику «всеобъемлющего стратегического партнерства» (全面战略伙伴关系).

Все страны региона официально присоединились к участию в инициативе «Пояса и Пути» (一带一路). Китай и страны региона также заявляют о построении «Сообщества единой судьбы» (命运共同体). 

Это можно интерпретировать как демонстрацию готовности стран Центральной Азии использовать китайские внешнеполитические концепции в качестве рамки международного сотрудничества.
Несмотря на и без того позитивную динамику развития взаимоотношений сторон, в 2020 году была создана новая платформа регионального сотрудничества - встреча министров иностранных дел Китая и стран Центральной Азии в формате «C+C5» (中国+中亚五国), впервые прошедшая в формате видеоконференции 16 июля 2020 года.

Появление новой площадки политического взаимодействия Китая и стран Центральной Азии было воспринято неоднозначно. С одной стороны, Пекин подчеркивал, что встречи необходимы для координации действий при борьбе с пандемией коронавируса и дальнейшего восстановления экономики региона.

С другой стороны, формат «C+C5» стал первой китаецентричной региональной площадкой, которая не включала в себя других крупных игроков.
Вторая встреча глав внешнеполитических ведомств в формате «C+C5» прошла 12 мая 2021 года в г. Сиань, положив начало институционализации формата. Итогом проведения встречи стало достижение «консенсуса из восьми пунктов», включающего:

укрепление стратегического доверия сторон;

формирование курса регионального сотрудничества на ближайшие три десятилетия;

укрепление сотрудничества в области медицины и здравоохранения;

реализацию инициативы «Пояса и Пути»;

совместное формирование механизма международного сотрудничества «Китай + Центральная Азия»;

содействие региональной безопасности и стабильности;

защиту международной справедливости;

обеспечение устойчивого прогресса регионального сотрудничества.

Третья встреча министров состоялась в июне 2022 года в Астане (на тот момент Нур-Султан. - Прим. Ia-centr.ru). 

Министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул готовность Китая выступать гарантом суверенитета и независимости, политической безопасности и социальной стабильности Центральной Азии в период международной политической турбулентности.
Встреча 2022 года способствовала дальнейшей институционализации формата и привела к решению о создании механизма встреч глав государств «C+C5».

Последняя встреча министров иностранных дел в формате «C+C5» прошла в конце апреля 2023 года и была посвящена всесторонней подготовке к приближающемуся саммиту глав государств.

Важно, что политическая повестка Китая в Центральной Азии все больше увязывается с повесткой в области безопасности.
Пекин заинтересован в сотрудничестве со странами Центральной Азии, проводя борьбу с сепаратизмом и терроризмом в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР). Вместе с тем в апреле 2023 года Китай опубликовал документ с изложением позиции по афганскому вопросу.

Таким образом, начиная с 2020 года Китай приступил к активному развитию форм политического взаимодействия со странами региона. Пекин при этом не стал новатором, заимствовав формат, предложенный Японией в 2004 году, который позже был также использован Южной Кореей, Европейским союзом и США.

Важным нюансом выступает то, что региональная активность КНР связана с ее растущей конкуренцией с США.
«C+C5»: экономическое сближение
Формат «C+C5» также предполагает экономическую составляющую сотрудничества сторон.

По итогу 2022 года товарооборот стран Центральной Азии и КНР превысил 70 млрд долларов, увеличившись более чем на 40 % в сравнении с предыдущим годом. Китай - крупнейший торговый партнер Узбекистана, Киргизии и Туркменистана, второй по величине торговый партнер Казахстана и третий крупнейший партнер Таджикистана.

В 2022 году импорт в Китай сельскохозяйственных, энергетических и минеральных продуктов из стран Центральной Азии увеличился более чем на 50 %, тогда как экспорт в страны региона машиностроительной и электронной продукции увеличился на 42 %.

Наконец, «Жэньминь жибао» утверждает, что суммарные прямые иностранные инвестиции (ПИИ) Китая в страны региона в 2022 году достигли 15 млрд долларов.
Среди приоритетов сотрудничества КНР и стран Центральной Азии называют развитие транспортно-логистической инфраструктуры. Стороны укрепляют сотрудничество в области сельского хозяйства, новой энергетики, электронной торговли, зелёной и цифровой экономики и высоких технологий, создавая новые точки роста для сотрудничества. По состоянию на конец 2021 года в Центральной Азии работало 7 700 китайских фирм.

Экономический подход Китая к региону предполагает своего рода «корректировку географии», создавая возможности для выхода центральноазиатских государств на глобальные рынки.
Среди реализуемых проектов можно назвать «Международный центр приграничного сотрудничества Хоргос» и китайско-казахстанскую международную логистическую базу в порту Ляньюньган. Подобные проекты нивелируют отсутствие выхода стран Центральной Азии в мировой океан, создавая новые возможности для будущего развития.

На прошедшем саммите не было недостатка в новых проектах и в расширении реализуемых программ в сфере торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества. Немаловажно символическое значение г. Сиань, который исторически был местом назначения караванов Великого Шелкового пути. Можно ожидать, что символизм сыграет свою роль для новых договоренностей по проектам инициативы «Пояса и Пути».

Саммит «Китай – Центральная Азия»: готовясь к большой конкуренции

Саммит лидеров Китая и стран Центральной Азии в формате «C+C5» стал крупным политическим событием.

Тем не менее его следует рассматривать не как триумф Пекина, а скорее как подготовку КНР к долгосрочной конкуренции за присутствие в регионе.
На протяжении 2022–2023 годов в СМИ неоднократно говорили об опасениях стран Центральной Азии столкнуться с вторичными санкциями Запада из-за торгово-экономического и инвестиционного взаимодействия с Россией. Так, например, в апреле 2022 года центральноазиатские банки начали привлекать международных консультантов, стремясь избежать вторичных санкций при погашении кредитов перед российскими банками.

Санкционное давление в отношении России ведет к росту спекуляций относительно сокращения возможностей Москвы влиять на политическую и экономическую ситуацию в Центрально-Азиатском регионе, что влечет за собой попытки укрепить региональные позиции со стороны других акторов.

Таким образом, продолжающаяся институционализация формата «C+C5» (中国+中亚五国) выступает своего рода подготовкой Китая к активизации региональной конкуренции с США, Европейским союзом и Индией. В этой связи майский саммит формата «C+C5» можно рассматривать в контексте ожидаемого третьего форума «Один пояс – Один путь», который состоится в Китае в этом году.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Си Цзиньпином

20.05.2023 12:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
50,9%

от ВВП составил внешний долг Кыргызстана в марте 2015 г

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Февраль 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29