90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Что происходит в сфере развития космических технологий страны?

07.12.2023 10:00

Экономика

Что происходит в сфере развития космических технологий страны?

В конце ноября национальная компания «Казахстан Гарыш Сапары», занимающаяся разработкой и реализацией межотраслевых программ в сфере космической деятельности, начала подводить предварительные итоги своей работы в нынешнем году.

Одним из первых был опубликован релиз о некоторых результатах в сфере космического мониторинга – направления, которое в самой НК давно считается одним из самых успешных, востребованных и коммерчески перспективных.

О заработках на космических снимках в этом релизе, правда, скромно умалчивалось, но зато достаточно подробно раскрывался объем проделанной работы и ее эффективность.

Так, например, только по тематике выявления нарушений по самовольному захвату земель и выявления неиспользуемых земельных участков сообщалось, что в 2023 году «зона интереса мониторинга охватывает территории 22 городов, площадь которых составляет 45 тысяч квадратных метров».

В результате, на этой территории было выявлено более 296 тысяч незарегистрированных земельных участков, а также обнаружено 2 154 земельных участков коммерческого назначения участка общей площадью 4 351 га, которые не используются по прямому назначению. Материалы космомониторинга переданы в Генеральную прокуратуру (которая, очевидно, и являлась заказчиком проведения этого мониторинга).

Кстати, еще в середине этого года текущую информацию на тему «Космический мониторинг для отраслей экономики Казахстана» огласили глава Аэрокосмического комитета МЦРИАП Баубек Оралмагамбетов и заместитель председателя АО «НК «Қазақстан Гарыш Сапары» Оскен Тойшибеков, которые в ходе своей пресс-конференции, проведенной в СЦК, особо подчеркнули, что «Казахстан сейчас находится на активной стадии применения результатов космических технологий для всех отраслей экономики страны…»

«Главная особенность механизма космического мониторинга является достоверность и все предоставляемые данные доступны для перепроверки со стороны пользователей, так как вместе с результатами предоставляются исходные данные, по которым проводится анализ» – отметил в своем выступлении Баубек Оралмагамбетов.

Были названы и некоторые промежуточные показатели. Например, выявление за первое полугодие нынешнего года 3060 несанкционированных объектов отходов (для сравнения, в прошлом году таких объектов было выявлено 5683, большая часть из которых впоследствии была утилизирована).

Вроде как успешно развивается и техническое обновление. Так, по словам председателя Аэрокосмического комитета, в стране уже начался проект замещению действующих спутников на орбите. В частности, создание группировки спутников дистанционного зондирования земли (ДЗЗ) среднего разрешения «KazEOSat-MR» обеспечит возможность съемки любой территории Казахстана не менее одного раза в день.

Еще одним важным направлением мониторинговой миссии НК «Казахстан Гарыш Сапары» является космомониторинг земель сельскохозяйственного назначения, система которого была запущена по всей территории республики с начала 2021 года (в него входит почти десяток поднаправлений, начиная от определения количественного состава земель и составления кадастровых карт до выявления деградирующих участков почвы).

Кстати, как сообщалось на посвященному этой теме прошлогоднему совещанию у премьер-министра Алихана Смаилова, благодаря подобному мониторингу планируется в несколько раз увеличить площадь возвращенных государству неиспользуемых сельхозземель, а после того как в 2024 году должен будет завершиться процесс оцифровки всех сельхозземель, эффективность космомониторинга еще более повысится (начиная с нынешнего года также было начато использование данных космического мониторинга по урожайности, посевной площади и валовому сбору отдельных зерновых культур)…

В общем, согласно официальной информации, в области космического мониторинга в Казахстане все обстоит вполне благополучно и с прицелом на весьма успешные перспективы развития.

Однако, согласно публикациям ряда информационных агентств, через некоторое время к этой деятельности вполне могут возникнуть некоторые вопросы у контролирующих (или даже правоохранительных) органов.

Впрочем, пока вопросы возникли у некоторых экспертов. Так, например, агроэксперт Кирилл Павлов в августе нынешнего года публично заявил о том, что НК «Казақстан Гарыш Сапары» якобы перепродает государству спутниковые снимки, купленные в Китае.

«Қазақстан Гарыш Сапары, прикрываясь наличием отечественных спутников (часть из которых ими полностью не контролируется), забирают тендеры из одного источника, а в итоге просто перепродают в два-три раза дороже иностранные спутниковые снимки.

Для примера – тендер с Комитетом по управлению земельными ресурсами МСХ РК (КУЗР) по оцифровке сельхозугодий. По моей информации, снимки КГС купил у китайской компании «China Head Aerospace Technology»…»

Называлась и сумма тендера – 1,14 млрд. тенге, после чего делался вывод, что «Нацкомпания продает бюджетным учреждениям иностранные снимки, при этом прилично навариваясь на тендерах из республиканского и местных бюджетов…»

Обвинения, надо отметить, выдвигались достаточно серьезные, широко растиражированные в СМИ, и в связи с этим, наверное, было бы логичным ожидать какой-то решительной реакции от самой НК «Казақстан Гарыш Сапары» – начиная от аргументированного опровержения и кончая возможной защитой своих интересов и деловой репутации в суде.

Однако, ничего подобного (по крайней мере, в публичном пространстве) не последовало, мало того, уже в ноябре этого года, Кирилл Павлов продублировал свои претензии к КГС (точнее – к их деятельности в области космомониторинга), подкрепив их дополнительными данными о закупках снимков из космоса не только у китайских, но и у других компаний, в том числе американских:

«Если бы работали наши спутники, то зачем было бы КГС только в 2023 году закупать снимки на 1,7 млрд. тенге? НК «КГС» заплатило 611 тысяч долларов американской компании «Maxar Intelligence Inc.» за снимки и 940 тысяч долларов другой американской компании – «Planet Labs» за подписку к данным спутниковой группировки «Data Access»…» – в частности, говорилось в комментариях агроэксперта, после чего он уже сам задавался вопросом – куда смотрит Генеральная прокуратура страны?

Судя по всему, и на эту публикацию в НК «КГС» пока еще официально никак не отреагировали.

Но зато достаточно оживленная дискуссия на этот счет развернулась в интернет-пространстве, где, например, даже профигурировала информация о том, что вроде как НК «КГС» массовую покупку таких снимков в принципе не отрицает (в отличие от Аэрокосмического комитета МЦРИАП РК, который, якобы, открестился от своего участия в этих сделках).

Обнаружить что-либо напрямую касающееся этой темы на портале Аэрокосмического комитета МЦРИАП РК или сайте НК «КГС» не удалось, поэтому судить о степени достоверности подобной информации, наверное, будет несколько преждевременно.

Однако, некоторые вопросы все равно остаются. И в этой связи, пожалуй, будет нелишним вспомнить основные вехи развития космической отрасли Казахстана в целом, оценить степень эффективности ее управления, постараться прикинуть некоторые перспективы развития и в общем контексте этих проблем, чуть более внимательнее взглянуть на историю развития отечественной спутниковой группировки.

Организации и реорганизации…

К проблемам развития космической отрасли, в Казахстане всегда относились достаточно серьезно во все времена. Так, еще в сентябре 1991 года указом президента Казахской ССР Нурсултана Назарбаева было создано Агентство космических исследований, которое впоследствии, 25 февраля 1993 года, было преобразовано в Национальное аэрокосмическое агентство при Кабинете Министров Республики Казахстан.

Первым генеральным директором НАКА был назначен космонавт, Герой Советского Союза, летчик-испытатель Токтар Аубакиров (научные вопросы в качестве заместителя директора курировал доктор технических наук Меирбек Молдабеков, а впоследствии, в 1998 году, он сам возглавил это ведомство).

Правда, к этому времени НАКА уже потеряло юридическую самостоятельность, так как в 1995 года перешло в ведение Министерства науки (с тех пор сменилась целая череда курирующих министерств, было приведено несколько реорганизаций и в настоящее время агентство, ставшее комитетом, находится под юрисдикцией Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности).

С годами отрасль прирастала различными предприятиями (например, в 2001 году был создан научно исследовательский центр «Гарыш-Экология», чуть позже, в 2004 году, появились АО «Республиканской центр космической связи» и РГП «Центр астрофизических исследований», а еще через год все имеющиеся в стране научные институты и исследовательские центры были объединены в Национальный центр космических исследований и технологий).

Произошло это отнюдь не случайно – 25 января 2005 года президентским указом была утверждена первая Государственная программа развития космической деятельности в Республике Казахстан на 2005–2007 годы.

Как говорилось в ее описательной части: «Программа нацелена на развитие космической деятельности, которая стала бы опорой национальной и информационной безопасности страны, способствовала социально-экономическому и научно-техническому развитию. Утвержденный программный документ включает в себя ряд новых направлений, связанных с внедрением и развитием системы спутниковой связи, дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), эксплуатацией космодрома «Байконур», разработкой научных программ».

Для реализации поставленных задач опять потребовалось создание новых профильных ведомств.

В частности, для создания на Байконуре нового космического ракетного комплекса (во исполнение Межправительственного соглашения, подписанного между РФ и РК) в марте 2005 года вышло постановление правительства об учреждении АО «Совместное Казахстанско-Российское предприятие «Байтерек», которое возглавил космонавт Талгат Мусабаев.

А для организации и развития систем спутниковой связи и систем изучения земли путем космического мониторинга в том же марте 2005 года была создана Национальная компания «Казкосмос», которая в 2007 году была переименована в АО НК «Казахстан Гарыш Сапары» (бренд «Казкосмос», по аналогии с «Роскосмосом» на некоторое время, а точнее до 2014 года сохранило за собой Национальное космическое агентство, впоследствии реорганизованное в Аэрокосмический комитет Министерства по инвестициям и развитию РК).

Больше спутников, хороших и разных?

Со строительством нового ракетного комплекса дело как-то не задалось изначально, работа продвигалась с трудом, стоимость работ выросла с 223 миллиона долларов до 1 миллиарда 64 миллионов, и в 2018 году комплекс был полностью передан в ведение Казахстана.

Согласно прошлогодней информации, некоторые подвижки на комплексе ожидаются лишь в декабре 2024 года, когда с него запланирован старт ракеты «Союз-5» (то есть, к этому времени все запланированные работы по модернизации и реконструкции комплекса все-таки должны быть закончены).

А вот что касается создания собственной спутниковой группировки, то здесь события развивались несколько по-иному.

Внешне все выглядело весьма динамично. Уже 18 июня 2006 года с космодрома Байконур в присутствии Нурсултана Назарбаева и Владимира Путина был запущен первый казахстанский спутник связи и вещания «Кazsat» (забегая чуть вперед можно отметить, что его судьба сложилась печально – в июне 2008 года сначала с ним прервалась связь, а к ноябрю он потерялся окончательно, или если точнее – то улетел на 50 тысяч километров от Земли на так называемую «орбиту захоронения»).

После изначально успешного запуска первого спутника (кто ж знал, как обернется его судьба через пару лет), логичным образом встал вопрос о продолжении и 20 октября 2006 года было сообщено о подписании контракта на изготовление и запуск второго казахстанского геостационарного космического аппарата связи и вещания «KazSat-2» с российской компанией ФГУП «Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева».

Поначалу все так и обстояло, однако после начавшихся технических неурядиц с первым «Кazsat», очевидно, было решено подстраховаться.

Во-первых, Талгат Мусабаев (назначенный на должность председателя Национального космического агентства) довольно резко заявил о том, что космосом в Казахстане ранее занимались некомпетентные люди.

Во-вторых, были закрыты несколько подвизавшихся в этой области и работавшие в качестве субподрядчиков СП.

В-третьих, новое руководство получила ответственная за спутники НК «Казахстан Гарыш Сапары», которую возглавил бывший вице-президент АО «Республиканский центр космической связи» Гавыллатып Мурзакулов.

И в-четвертых, были изменены некоторые условия контракта с Центром имени Хруничева.

Возможно, исходя из выводов комиссии о том, что проблемам с первым спутником «Кazsat» поспособствовали некорректные команды от системы управления, которая периодически давала сбои, было решено заменить элементную базу этой системы с российской на итало-французскую.

В результате, запуск второго спутника был перенесен с декабря 2010-го на июль 2011-го года, но зато в его доработке приняли участие такие известные фирмы, как «ЕADS Astrium» (в настоящее время переименованная в «Airbus Defence and Space») и «Thales Alenia Space».

В принципе, этот спутник работал (да и работает поныне) достаточно стабильно, исключая разве что серьезную нештатную ситуацию, возникшую в марте 2017 года, когда с ним тоже прерывалась связь, но впоследствии проблема все-таки была устранена.

Согласно действующей в то время Государственной программе развития космической отрасли на период до 2020 года, параллельно со спутниками связи должны были быть созданы и запущены казахстанские спутники ДЗЗ.

В общем-то, примерно так и произошло, и 28 апреля 2014 года с космодрома «Байконур» был осуществлен запуск третьего космического аппарата связи и вещания «KazSat-3». 30 апреля с космодрома Куру (Французская Гвиана) произошел запуск первого казахстанского спутника ДЗЗ высокого разрешения «KazEOSat-1», а в июне 2014 года на орбиту отправился второй спутник ДЗЗ среднего пространственного разрешения «KazEOSat-2».

Надо отметить, что строительство этих спутников проходило с некоторыми затруднениями (особенно в части контроля за расходованием выделенных средств) и усиливающейся критике со стороны некоторых представителей казахстанского истеблишмента.

В частности, в декабре 2012 года тогдашний председатель комитета по социально-культурному развитию Мажилиса Дарига Назарбаева вообще предложила произвести серьезный секвестр бюджета, намеченного на подобные космические программы:

«Мы выслушиваем, как развивается у нас космическая отрасль. Сколько денег просто как в черную дыру уходит туда. Хотя зачем? Многие страны в мире живут без космической индустрии. Нужен спутник – закажи, купи – запустят. Хочешь исследования земли сделать – закажи, тебе сделают исследование уже на существующих спутниках. Это бы стоило в сто раз дешевле…» – заявила в своем выступлении депутат и предложила переинвестировать заложенные средства на развитие того же животноводства.

Подобные идеи вызвали весьма резкую реакцию Талгата Мусабаева, который в ответ подчеркнул, что наличие собственных спутников является одним из составляющих национальной безопасности страны:

«У Казахстана есть один спутник, но национальная система должна иметь резерв, чтобы не было необходимости в перенастройке операторов на иностранные спутники. Идет целенаправленная работа по созданию космической отрасли, самостоятельной отрасли, заметьте, которая очень не нравится некоторым. «Зачем нам свои спутники, давайте мы баранов будем выращивать» – есть такие высказывания. Но собственные спутники – это безопасность нашего государства» – оппонировал критикам глава Национального космического агентства.

В общем, спутники все-таки были построены. Аппарат «KazEOSat-1» полностью разработал французский аэрокосмический концерн «EADS Astrium» (тот, что ранее занимался доработкой систем спутника «KazSat-2»), а «KazEOSat-2» создал субподрядчик «EADS Astrium» – британская компания «SurreySatelliteTechnologyLtd».

В официальных СМИ того периода времени много рассказывалось о самых новейших технологиях, применяемых при их разработке и чуть ли не уникально рекордным по мировым стандартам пространственным разрешением – один метр на пиксель, что должно будет позволять делать снимки самого высокого качества.

Кроме того, по контракту с французской стороной в столице РК была создана наземная инфраструктура для обслуживания спутников, включающая в себя комплекс управления космическими аппаратами, наземный целевой комплекс и антенные системы.

Загадочные «французские контракты»

Однако радость от целой серии запусков омрачалась некоторыми кадровыми потерями в руководстве космической отраслью.

В августе 2013 года сотрудниками Агентства финансовой полиции по подозрению в получении взятки в особо крупном размере был задержан президент АО «Национальная компания «Қазақстан Гарыш Сапары» Гавыллатып Мурзакулов.

«Мурзакулов Г. обвиняется в том, что пролоббировал интересы ТОО «СК «Кулагер» при проведении конкурсов на строительство Сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов на сумму более 15 млрд. тенге, за что получил от председателя правления этого предприятия Егенбаева Т. через доверенное лицо – Асылбекова Е. взятку в сумме 272 тыс. долларов США и 75 млн. 300 тыс. тенге», – лаконично указывалось в распространенном в те дни сообщении Агентства финансовой полиции. Впоследствии, данные следствия подтвердились и в апреле 2014 года суд приговорил Мурзакулова к 12 годам колонии строгого режима (со смягчением приговора до срока заключения в 10,5 лет в 2015 году).

Забегая чуть вперед, необходимо отметить, что самое интересное в истории с созданием спутников ДЗЗ началось еще позже – в июне 2020 года, когда в казахстанских СМИ со ссылками на официальный Telegram-канал Антикоррупционной службы появилась информация о новом расследовании в отношении одного из бывших руководителей НК «Kазахстан Гарыш Сапары» и экс-заместителя главы Казкосмоса по подозрению в превышении служебных полномочий по ряду вопросов – начиная от поставок некоего спутника за 260 миллионов евро и кончая самовольным размещением бюджета в сумме 1,6 миллиардов тенге на счетах «Банка Астана», которые потом таинственно исчезли после его банкротства.

Затем некоторые подробности раскрыл (по прежнему не называя имен подозреваемых) следователь по особо важным делам 1-го департамента Агентства по противодействию коррупции Данияр Бигайдаров.

Согласно оглашенным данным, речь шла о расследовании хищений госсредств в проекте «Космическая система дистанционного зондирования Земли».

При этом бывшее руководство АО «Қазақстан Гарыш сапары» подозревается в незаконном заключении 6 октября 2009 года контракта с французской компанией «EADS Astrium» на поставку двух спутников ДЗЗ стоимостью 260 млн. евро без наличия финансово-экономического обоснования на эту сумму.

«Антикоррупционная служба провела обыски в домах причастных должностных лиц и ответственных работников АО и «Казкосмоса», во время которых изъяты имеющие значение для дела предметы и документы, а также денежные средства в национальной и иностранной валюте.

Одновременно с этим, проведены ряд следственных действий, в том числе допросы лиц, участвовавших в реализации проекта и принимавших стратегические решения. Расследование продолжается…» – заявил представитель Агентства по противодействию коррупции.

Несмотря на то, что конкретных имен подозреваемых так и не было названо, любознательные журналисты сопоставили факты и пришли к выводу, что в указанный период руководителем НК «КГС» был все тот же Гавыллатып Мурзакулов, уже отбывающий срок на коррупционные правонарушения.

Теперь же дело принимало совсем другой оборот – в частности, становилось немного неясно, насколько вообще эффективны эти дорогостоящие французские спутники ДЗЗ, если их покупка осуществлялась с достаточно грубыми нарушениями?

К сожалению, на тот момент в курирующих ведомствах от комментариев на этот счет воздержались:

«Да, мне известна данная информация об уголовных делах о возможных крупных хищениях при реализации проекта «Космическая система дистанционного зондирования Земли». Мы знаем, что сегодня рассматривается Антикоррупционной службой 2009 и 2016 годы по данным фактам. Комментарий с моей стороны делать неправильно. Потому что соответствующая компетентная организация проводит свои работы…» – лаконично отреагировал в ходе своего брифинга тогдашний министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев.

Кстати, в упомянутый 2016-й год в жизнедеятельности НК «КГС» произошло достаточно важное событие – получение в декабре этого года статуса Национального оператора Космической системы дистанционного зондирования земли (ДЗЗ) и Национального оператора системы высокоточной спутниковой навигации (СВСН) для реализации задач предоставления соответствующих услуг на всей территории страны.

Таким образом, была дополнительно узаконена и без того развернувшаяся с начала 2016 года бурная и активная коммерческая деятельность НК «КГС» в области торговли спутниковыми снимками. Активная настолько, что через некоторое время попала в поле зрения Счетного комитета…

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

07.12.2023 10:00

Экономика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black
85-е

место занимает Казахстан в мировом рейтинге рабства «Global Slavery Index-2013»

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Март 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31