90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут
По вопросам рекламы обращаться в редакцию stanradar@mail.ru

Противостояние России и Запада привело Казахстан на распутье – что дальше?

Противостояние России и Запада привело Казахстан на распутье – что дальше?

Санкции против России, которые с весны 2022 года практически безостановочно вводят страны Запада, уже стали одной из причин глобальной трансформации международной системы отношений. Вашингтон, Брюссель и их союзники всерьез рассчитывали за короткое время разрушить российскую экономику, попутно изолировав страну на всех направлениях. Как показали последние события, эта задумка полностью провалилась, хотя на Западе по-прежнему не оставляют попыток сформировать вокруг РФ железный занавес, включив в него в том числе страны Центральной Азии.

Особое место в сложившейся сегодня обстановке занимает ситуация с российско-казахстанскими отношениями. В Астане еще до начала специальной военной операции подчас заявляли о том, что участие страны в различных постсоветских интеграционных инициативах, таких как Евразийский экономический союз или Организация Договора о коллективной безопасности, не дает таких результатов, на которые руководство страны надеялось. После 24 февраля казахстанские власти и вовсе заняли довольно неоднозначную позицию как в отношении России, так и введенных против нее санкций. В Астане официально заявили, что будут стараться не препятствовать проводимой санкционной политике Запада против РФ, но при этом не отказались от сотрудничества с Москвой.

Такая двойственная позиция Казахстана объясняется довольно просто: отношения с Россией всегда приносили приличный доход республике, от которого власти страны не готовы отказаться в обмен на обещания Запада не применять против Астаны вторичные санкции. Тем более что последние полтора года показали: ситуация вокруг России крайне положительно влияет на экономику Казахстана и остальных стран Центральной Азии.

Если посмотреть на статистику, то оказывается, что РФ продолжает оставаться одним из главных торговых партнеров Казахстана. Только за прошлый год товарооборот между странами увеличился более чем на 10% и составил свыше $28 млрд. При этом, например, США по-прежнему не входят даже в пятерку торговых партнеров Казахстана с объемом торговли практически в 10 раз меньше, чем с РФ. Кроме того, именно Россия является главным импортером с долей почти в 35% от общего объема, обгоняя даже Китай и тем более ЕС с его 17%. Правда, ЕС на протяжении многих лет является главным покупателем казахстанских товаров, в первую очередь нефти, с долей более чем в 41% всего объема (у России около 10%), что также накладывает определенный отпечаток на нынешнюю политику официальной Астаны.

Вместе с тем необходимо понимать, что торговля является пусть и важным, но далеко не единственным направлением, влияющим на российско-казахстанские отношения. Речь в данном случае идет о сотрудничестве в сфере транспортной логистики, энергетики и инвестиций. Например, в середине января «Газпром» и Астана подписали «дорожную карту» по развитию отношений в газовой сфере, а через полгода – договор о транспортировке российского газа по территории Казахстана для потребителей Узбекистана, которые начались в октябре. Нельзя забывать и том, что от России во многом зависит и нефтяная отрасль республики, так как именно через РФ на внешние рынки экспортируется около 80% казахстанского сырья, и заменить это направление в обозримом будущем у Астаны вряд ли получится, как бы ей это ни обещали на Западе.

При этом важно понимать, что казахстанские власти, что бы они ни говорили на публике, прекрасно осознают всю тонкость ситуации, что подтвердило принятая в марте обновленная концепция развития топливно-энергетического комплекса страны. В ней, в частности, отмечается, что за счет импорта из России покрывается дефицит электроэнергии, именно в РФ направляется на экспорт урановая продукция, а изотопное обогащение казахского урана происходит также на российской территории.

Помимо всего прочего, Россия давно является одним из лидеров по инвестициям в казахстанскую экономику. В Астане ранее сообщали, что объем прямых вложений РФ уже превысил $20 млрд. При этом из более чем 42 тыс. иностранных предприятий, работающих в Казахстане, около 19 тыс. являются российскими. В целом же от участия России во многом зависят казахстанские машиностроение, металлургия и химическая промышленность, где сегодня реализуется 40 проектов на сумму более $16 млрд и уже создано порядка 15 тыс. рабочих мест. Если прибавить к этому, что после введения санкций в отношении России экономика Казахстана резко пошла вверх и, по прогнозам Международного валютного фонда, ВВП страны в 2023 году вырастет на 4,8%, то выгоды от сохранения и развития отношений с Москвой у Астаны абсолютно очевидны.

В то же время в политике руководства Казахстана по-прежнему видны признаки двойной игры, оно старается сохранить нужные отношения с Россией и одновременно угодить Западу. Причем во втором случае выгода Астаны совершенно не очевидна, особенно если учитывать, что ни ЕС, ни США, требуя присоединения к антироссийским санкциям, не могут ничего особенного дать взамен. Например, еще весной в Евросоюзе заявляли, что готовы предложить Казахстану меры по расширению взаимных связей, правда, с одной лишь целью – лишить Москву ключевого партнера, помогающего обходить санкции.

В качестве неких «пряников» европейцы предложили Астане возможность поставлять нефть без транзита через российскую территорию, а также некие меры «компенсации». При этом и в первом, и во втором случаях никаких гарантий Брюссель дать не смог, а предлагаемые суммы в десятки миллионов евро никогда не смогут покрыть и десятой части возможных потерь Казахстана в случае разрыва отношений с РФ. Даже рекомендующий к сближению с западными странами МВФ, миссия которого недавно побывала в Астане, не предлагает казахстанским властям никаких новых программ, которые бы могли хотя бы частично заменить российские инвестиции.

Впрочем, все это нисколько не смущает ни ЕС, ни США, которые на протяжении уже полутора лет старательно обхаживают казахстанские власти, стремясь принудить их действовать в рамках антироссийской политики. Поэтому неслучайно в сентябре в Нью-Йорке американский президент Джо Байден встретился с лидерами пяти стран Центральной Азии, в том числе и с Касым-Жомартом Токаевым, после чего в совместной декларации было заявлено об устойчивости формата C5+1 «посредством партнерства в области безопасности, экономики и энергетики».

В ноябре Астану и Ташкент посетили главы Франции и Италии Эммануэль Макрон и Серджио Маттарелла, которые также пытались убедить власти страны в необходимости отказаться от сотрудничества с Россией. В конце ноября в Казахстан уже второй раз за год прилетел и специальный посланник Евросоюза по санкциям Дэвид О’Салливан, который заявил, что ЕС стремится продвигать отношения с республикой «в позитивном и положительном ключе» и установить более тесное взаимодействие. На самом деле Брюссель очень хотел бы взять под контроль внешнюю торговлю Казахстана, полностью закрыв реэкспорт любых товаров в Россию, но пока не способен этого сделать в том числе и потому, что не имеет доступа к реальной таможенной статистике, которую можно было бы использовать в качестве инструмента давления на Астану.

Конечно, сегодня нельзя говорить о том, что Казахстан абсолютно не подвержен влиянию со стороны Запада и не опасается санкций. С февраля 2022 года Астана предприняла ряд шагов, которые вряд ли можно назвать дружественными в отношении России. Например, практически сразу после начала СВО был введен запрет на поставки Москве товаров военного назначения, а на продукцию двойного назначения теперь необходимо получать специальное разрешение на экспорт. Кроме того, по электронным счет-фактурам стали отслеживаться все санкционное товары, которые через Казахстан или из республики поставляются в Россию. В октябре появилась информация о том, что Астана запрещает экспорт в РФ 106 товарных позиций из списка товаров двойного назначения, которые подпадают под национальный экспортный контроль.

Подливает масла в огонь и довольно неоднозначная риторика руководства Казахстана, которая слышится на протяжении последних полутора лет. В Астане неоднократно заявляли, что не собираются помогать России обходить введенные против нее санкции, объясняя это опасностью введения рестрикций со стороны Запада. Поэтому совершенно неудивительным являются слова К.-Ж. Токаева, которые он произнес в конце сентября в ходе визита в Германию. По его словам, Астана будет следовать санкционному режиму, введенному в отношении России, хотя такая политика и является контрпродуктивной.

Вместе с тем все громкие заявления из Астаны о поддержке санкционного давления на Россию сегодня все же не перешли красную черту, после которой отношения с Москвой могут сильно ухудшиться. Более того, казахстанские власти довольно активно встречаются со своими российскими коллегами и продолжают строить планы по развитию сотрудничества на будущее. Показательными в данном случае являются проведение в Астане международной выставки «Иннопром. Казахстан-2023» и визит в казахстанскую столицу президента России Владимира Путина в начале ноябре. В последнем случае российский лидер подчеркнул, что переговоры с Токаевым прошли в деловом ключе и были весьма результативными, а Москва считает Астану «не просто союзником, а наиболее близким союзником». С учетом того, что российский лидер никогда просто так не разбрасывает словами и подобными эпитетами, можно с определенной долей уверенности считать, что серьезных проблем между двумя странами нет.

В целом же стоит признать, что нынешняя политика Казахстана в отношении России напоминает балансирование на грани. В Астане прекрасно понимают, что разрыв отношений с РФ будет дорого стоить стране как в экономическом, так и политическом плане. Особенно если помнить, кто помог Токаеву сохранить власть в начале 2022 года, как и то, что в стране проживает около 20% этнических русских. Однако в Астане не могут открыто заявить о том, что отказываются принимать западные правила игры, так как боятся попасть под вторичные санкции, в первую очередь в банковой сфере, которая напрямую зависит от ЕС и США. При этом Казахстан вряд ли опасается рестрикций в энергетической отрасли, так как в нынешних условиях в ЕС не способны отказаться от казахстанской нефти, как бы этим ни пугали Астану. Но обрушить финансовый сектор страны в качестве наказания Запад вполне может. Поэтому казахстанские власти и пытаются играть на противоречиях санкционной политики ЕС и США.

Впрочем, рано или поздно Казахстану все же придется выбирать, тем более что географически страна не принадлежит к Европе, а связана с ней только экономическими интересами. И в данном случае Астане придется очень хорошо подумать, так как ее ближайшие соседи и главные торгово-экономические партнеры Россия и Китай уже вряд ли вернутся в прежнюю западноцентричную модель международных отношений. Любое неверное решение может крайне негативно сказаться на будущем Казахстана. Здесь  и невозможность транспортировки нефти потребителям в ЕС, и сокращение транзитного потенциала страны, и проблемы в атомной энергетике, и сокращение инвестиций, и рост безработицы с последующей дестабилизацией обстановки в республике и многое другое. Готова ли Астана ради призрачных обещаний Запада рискнуть и подключиться к антироссийской политике, особенно в нынешних условиях глобальной трансформации? Это, без сомнения, вопрос политического самосохранения казахстанских властей и общественно-политической стабильности в стране.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Талантбек Макишович Узакбаев

Узакбаев Талантбек Макишович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
175 см

минимальный рост полицейского в Казахстане

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Апрель 2024

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30