90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Таджикистан после выборов: почему Рахмон перекладывает свои проблемы на Союз

26.11.2013 19:26

Политика

Таджикистан после выборов: почему Рахмон перекладывает свои проблемы на Союз

Эмомали Рахмон, с результатом в 83,6% переизбранный президентом республики Таджикистана, отправил правительство страны в отставку. Впрочем, новое правительство он будет формировать из своей традиционной «гвардии» — политическое пространство бессменным таджикским лидером зачищено. А значит, Рахмону придётся фактически самому решать весь комплект проблем страны, творцом которых в значительной степени он же и является.

…Выборы в Таджикистане были скучны. После снятия единственного возможного конкурента для нынешнего президента — кандидата от Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Ойнихол Бобоназаровой — исчезла последняя интрига. Рахмон попросту не даёт конкурентам вырасти, а потому за свой новый президентский срок может быть спокоен. Но, убрав конкурента, пусть и не способного действительно выиграть выборы, таджикский лидер сам создал себе новые проблемы.

Игра в выборы

В выборах участвовали 6 кандидатов: нынешний глава государства Эмомали Рахмон, депутат нижней палаты парламента Исмоил Талбаков, лидер партии экономических реформ Олимджон Бобоев, кандидат от социалистической партии Таджикистана Абдухалим Гаффоров, вице-президент Академии сельскохозяйственных наук Толиббек Бухориев и лидер Демпартии Таджикистана Саидджафар Исмонов. Фактически ни один из них не может составить конкуренции самому Эмомали Рахмону. Единственный реальный конкурент — Ойнихол Бобоназарова — на финишную прямую избирательной кампании не вышла. Её партия так и не смогла собрать необходимые для регистрации 5% голосов избирателей (210 тысяч подписей).

Эмомали Рахмон на выборах получил 83,6% — это 3,23 млн голосов. С одной стороны, действительно много. Однако это не тот уровень поддержки населения, который есть, например, у Путина или Лукашенко, хоть в процентном соотношении и схож. Фактически значительная часть граждан проголосовала ещё задолго до президентских выборов, когда в поисках работы они уехали из республики. Кстати, именно в союзные Белоруссию и Россию — в последней, по различным данным, находится от одного до двух миллионов таджикских трудовых мигрантов.

Неоптимистичная экономическая ситуация плюс проблемы в сфере безопасности и неурегулированные споры с соседями — к этим проблемам Рахмон добавил и новые.

Творец своих проблем

Эмомали Рахмон, убрав единственного конкурента и фактически единственного кандидата от оппозиции, если и не лишает себя легитимности на следующие 7 лет, то серьёзно её ослабляет. И хотя, учитывая региональную специфику, это вполне приемлемый шаг, он вполне может быть использован впоследствии внешними силами для распространения хаоса из Афганистана. Тем более что в республике хватает внутренних противоречий. Потеряв легитимность на новый срок или ослабив её, Рахмону будет крайне сложно противостоять подковёрной борьбе групп влияния либо придётся ещё больше закручивать гайки. А это неизбежно вызовет недовольство в местных элитах. На это накладываются противоречия с Узбекистаном, а также один из возможных сценариев в Афганистане.

В октябре таджикский парламент ратифицировал Соглашение с Великобританией: Лондон будет выводить свои войска из Афганистана через территорию Таджикистана. Причём британские ВВС в некоторых случаях даже получат в своё распоряжение таджикские аэродромы. Британские войска — это почти 10 тысяч контингента. Уже сейчас на афганско-таджикской границе усиливается напряжение, а значит, если реализация сценария постепенного погружения региона в хаос всё-таки начнётся, британские военные могут там и остаться на неопределённое время. Либо же уйдут, но, по старой колониальной привычке, оставят в регионе нестабильность — всё-таки увеличивать военные расходы в период кризиса британцы вряд ли станут. По крайней мере, расходы на далёкую войну.

А ситуация в Афганистане не способствует благожелательному и молчаливому наблюдению. Во-первых, в следующем году неспокойную республику ожидают президентские и парламентские выборы, возможен возврат талибов в политику. И пусть саму талибскую угрозу можно оценивать по-разному, это однозначно выведет на новый уровень исламистский фактор в Средней Азии. Кроме того, среди полевых командиров в Афганистане по некоторым данным имеются и «воины ислама» таджикского происхождения. Их возвращение на родину не добавит спокойствия в Таджикистане.

Кто после Рахмона?

На все эти проблемы глобальной безопасности для Рахмона накладывается личная проблема — поиск преемника. Среди прочих постсоветских правителей Эмомали Рахмон относительно молод, сейчас ему 61 год. Но после победы на очередных выборах ему предстоит отбыть 7-летний президентский срок. А это значит, что в общей сложности он будет у власти уже более четверти века. И после этого он явно не станет отдавать власть случайному человеку. Необходим преемник, причём желательно, чтобы им был талантливый и грамотный политик. При Рахмоне такой политик сам по себе не вырастет — пример с Бобоназаровой иллюстрирует, как нынешний президент тщательно и весьма результативно ещё в зародыше подавляет конкурентов.

Поэтому наиболее вероятный путь — передача власти по наследству. Но для этого его сын должен получить управленческий опыт. То есть в ближайшее время можно ожидать, что старший сын Рустам станет при отце кем-то вроде соправителя, тем более что он уже начал карьеру политика.

Такое явное намерение сохранить власть, разумеется, не понравится элитам республики. Однако пока вся система власти контролируется персонально Рахмоном, элиты воздержатся от открытого недовольства.

Вызовы для союзного Таджикистана

Итак, сегодняшняя политическая система Таджикистана просто не даёт вырасти политику государственного масштаба, который мог бы стать преемником Рахмона. А как показывает опыт Украины и Узбекистана, «семейные» подряды вызывают недовольство не только у элит. Кроме того, лидер, выращенный в тепличных условиях, никогда не сможет стать полноценным главой державы.

К тому же Рахмона, похоже, особо не беспокоит то, что значительная часть таджиков уехала на заработки в Россию. Но если в Союзе всё же произойдёт ужесточение миграционной политики, то можно ожидать массового принудительного возврата трудовых резервов Таджикистана на родину. От чего градус лояльности к Рахмону в обществе серьёзно снизится.

Впрочем, выборы президента Таджикистана и появление возможного преемника не изменят проблем, стоящих перед Союзом в этом регионе: содействие укреплению границы с Афганистаном с отсечением трафика нежелательных грузов и людей, а также опека Таджикистана (как члена ОДКБ) от территориальных притязаний Узбекистана.

Поэтому единственный выход для Рахмона после переизбрания — изменение политической системы Таджикистана под новые, союзные задачи. Новая политическая система должна быть построена на реальных вызовах, стоящих перед республикой: массовая миграция, индустриальная деградация, конфликты с Узбекистаном и вывод войск США из Афганистана.

Соответственно, первоочередные задачи — это разработка предметного плана евразийской интеграции республики и связанных с ней проектов новой индустриализации и возвращения мигрантов; укрепление рубежей с помощью ОДКБ и жёсткий контроль над горными регионами республики. Потому что если этого не будет сделано, политическая система, построенная на банальном устранении конкурентов, попросту даст сбой. Который неизбежно приведёт либо к заговору элит, либо к цветной революции. И тогда проблемы Таджикистана станут проблемами всего Союза.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.odnako.org/blogs/show_32784/

Показать все новости с: Эмомали Рахмоном , Ойнихол Бобоназаровой

26.11.2013 19:26

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
$820 млн

Кыргызстан ожидает получить от доноров в 2015 году

«

Июнь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30