90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Рубежи суверенитета. Что или кто может обеспечить безопасность Казахстана?

31.03.2014 18:03

Безопасность

Рубежи суверенитета. Что или кто может обеспечить безопасность Казахстана?

Один из самых важных вопросов, которым   задаются сейчас алармисты в Казахстане -  это вопрос защиты нашей республики от иностранного вторжения в условиях краха международного права. Не разделяя страхов граждан по этому поводу, обозреватели Central Asia Monitor задумались на перспективу: а какие механизмы могли бы спасти наше Отечество от чужого нашествия? 

Угроза существует?

Существует несколько распространенных штампов относительно привлекательности Казахстана для захвата иностранными державами. Среди них: большая территория и малая плотность расселения, богатство казахстанских недр и не слишком высокая боевая готовность наших войск. При желании можно привести еще с десяток причин, согласно которым республика может стать объектом агрессии со стороны соседних государств, но перечислять мы их не станем, а попытаемся проанализировать лишь часть устоявшихся мифов и политологических страшилок, большая часть которых берет свое начало из опыта Великой Отечественной войны.

Для начала надо определить круг потенциальных агрессоров. Как правило, в него попадают с большой вероятностью Китай и Россия (а с учетом крымского опыта наш северный сосед начинает занимать ведущие позиции в прогнозах казахстанцев) и в гораздо меньшей степени – США и прочие страны Запада. Почти никогда в этот список не попадают наши соседи – республики Средней Азии. И уж, конечно, меньше всего рассматривается наиболее вероятный вариант войны современного типа – экспорт дестабилизации или война террористическая. Но ввиду ограниченности газетного пространства мы рассмотрим только нового “противника” – Россию.

В отношениях с близлежащими державами есть одно общее обстоятельство, которое заставляет задуматься над любыми прогнозами тех, кто примеряет на себя агрессивную политику отстаивания спорных территорий (когда речь идет о Китае) и крымский прецедент (когда речь идет о России).

И вправду, почему бы не примерить на себя, допустим, очень жесткую позицию КНР по вопросам разделения спорных участков суши в Азиатско-Тихоокеанском регионе? Ведь если Китай ведет себя подобным образом, скатываясь к демонстрации силы, в споре за территории, площадь которых не превышает размеры одного района южной столицы – то как, в теории, он может вести себя в отношении тех пространств, которыми обладает Казахстан? И второй вариант – почему бы России не воспользоваться тезисом защиты русских и не “отжать” от Казахстана северные и восточные области, которые (почему-то) считаются у нас традиционно русскими? Скажем сразу: оба сценария есть вопиющее непонимание основ современной политики и самой сути международных отношений. Китай мы пока затрагивать не станем (тем более что нами в газете Central Asia Monitor по этому поводу написано немало), а обратимся к России. Сразу оговоримся, что мы опустим правовую основу для вступления Крыма в состав РФ – подобный плебисцит, если его провести на севере и востоке Казахстана, не даст очевидных результатов. Всем сомневающимся на этот счет предлагаем посмотреть на национальный состав и структуру данных областей.

“Примерка” не состоялась

Итак, можно ли “примерять” “крымский сценарий” на Казахстан? Теоретически – да. Но для этого необходимо несколько составляющих. Первое: безвластие и анархия. Второе: приход на территорию Казахстана сил НАТО и потенциальное вступление нашей страны в североатлантический альянс, что будет подразумевать размещение на территории республики военных объектов сил западной коалиции. Третье: реальная опасность для жизни русскоязычного населения. Теперь разберем по отдельности.

По первому пункту. Безвластие и анархия возможны в любой стране, с этим не поспоришь. Но людям, старательно кивающим на украинский опыт, необходимо понимать разницу в социальном протесте. Согласно официальным данным, в Казахстане безработных зафиксировано порядка 5%, это чуть более 468 тысяч человек. Любопытно, к слову, что, по данным ФМС РФ, в России в 2012-м проживало более 500 тысяч человек – то есть, цифры безработицы в Казахстане вполне могут компенсироваться эластичностью российского рынка труда. В Украине дело обстоит совершенно иначе. По данным МОТ, безработица в “самостийной” находится на уровне 7,5% – это около 3,4 миллиона человек. К слову, украинский протест тоже отчасти нивелируется эластичностью российского рынка труда, но ситуация в Украине значительно хуже, чем в среднем по Казахстану – в частности, в рейтинге уровня жизни Казахстан находится на 47-м месте, а Украина на 64-м. И это с учетом того, что “демократической” Украине, как правило, места в западных рейтингах часто выдаются авансом. Но не в этом суть. Для нас важен вопрос: возможен ли в Казахстане майдан? В ближайшее время с учетом приведенных цифр скорее нет, чем да.

По второму пункту. Считается, что продвижение НАТО на Восток остановилось у границ России, фактически в Восточной Европе. Но последние события показывают, что НАТО с удовольствием расширилось бы гораздо восточнее – в частности, на Украину. Этот момент дестабилизирует всю систему международной безопасности, а потому  категорически утверждать, что НАТО не придет в Казахстан, мы не можем – тем более с учетом того, что США объявили несколько лет назад о новых приоритетах, перенеся зону своих интересов из Ближнего Востока в Юго-Восточную Азию, под брюхо растущему Китаю. Так что конкретного ответа по этому вопросу у нас нет – тем паче, что Казахстан заявлял о вероятном размещении военной базы в Актау (что не очень плохо с точки зрения национальной безопасности – но об этом позже). Однако, с другой стороны, несмотря на расширение сотрудничества с НАТО, Казахстан уже является членом военно-политического блока – ОДКБ, и членство в нем мы пока не приостанавливали. С этим, кстати, связан ответ на третью часть вопроса. Поскольку мы являемся членами ОДКБ, то в случае беспорядков и при просьбе соответствующей стороны контингент ОДКБ может войти сюда ОФИЦИАЛЬНО. Не понадобится никаких военных и “зеленых человечков”, кем бы они там ни были. Суверенитет Казахстана будут защищать сразу пять стран, заинтересованных в том, чтобы никто не “отжал” никаких территорий. Эти страны -  Россия, Белоруссия, Армения, Киргизия, Таджикистан, а до недавнего времени в этот список входил и Узбекистан. Согласны, не бог весть какие гаранты, но главное – Россия  не может отправить в Казахстан только свои войска, в любом случае она будет вынуждена подчиняться уставу ОДКБ

Ну и самое главное – непонятно, для чего РФ вообще входить в Казахстан, если РК – это единственное государство, которое Россия может назвать своим союзником? Мы сейчас не говорим о том, что Казахстан поддержал на официальном уровне крымский референдум. Мы сейчас говорим о том, что в рамках Евразийского союза интеграция уже достигла такого уровня, что в скором времени будут созданы наднациональные структуры управления. Например, в течение десяти лет будет создан единый финансовый регулятор, который, к слову, будет работать на территории Казахстана. Какой смысл при добровольном объединении экономик двигаться еще и в политику, неясно совершенно. Но именно по этой причине мы рассмотрим варианты защиты – чтобы попросту расставить все точки над “ё”.

Мирный атом

Итак, провозглашая свой внешнеполитический курс, официальная Астана взяла на вооружение разноплановое сотрудничество с тремя крупнейшими державами на планете. Это основной политический партнер – Россия, а также два крупных экономических партнера – Китай и США. К слову, с политическим партнером мы определились совсем недавно, перед вступлением в ТС и ЕЭП, но до того работа велась сразу в трех направлениях, что хорошо видно по структуре казахстанской экономики. Например, США и страны Запада в целом занимают доминирующее положение в нефтяной отрасли, и в этом смысле правительство РК, которое не стало разрывать СРП (соглашения о разделе продукции), с точки зрения безопасности страны поступило довольно умно. Более того, крупнейшие добывающие компании вне нефтяной отрасли тоже сильно зависят от Запада, поскольку листингуются в Лондоне – это дает дополнительные гарантии безопасности. В качестве защиты от масштабного китайского проникновения (мы сейчас рассматриваем ситуацию исключительно с точки зрения национальной безопасности) был придуман совместный механизм общих таможенных пошлин – Таможенный союз, который позволяет формировать единый внутренний рынок на территории сразу трех государств – России, Казахстана и Белоруссии.

Есть своеобразная защита и от Российской Федерации – это углубление партнерства с НАТО. Любой мало-мальски въедливый читатель может проверить на сайте Министерства обороны и убедиться: учений с США Казахстан проводит в год гораздо больше, чем учений в рамках ОДКБ. Причем разница колоссальная – учений с НАТО в пять раз больше. Плюс немалое значение имеет риторика о создании перевалочной базы НАТО в Актау. Если такой вариант будет запущен и власти сумеют договориться о внимательном отношении (может ведь Россия создавать базу в Ульяновске), то это сыграет на руку Казахстану с точки зрения сохранения важного политического нейтралитета в битве держав.

В принципе, уже эти меры избыточны. Но существует еще ряд довольно эффективных способов поиграть в нацио­нальную безопасность. Например, это работа с международными организациями.

Возьмем такую организацию, как ШОС. До недавнего времени Китай посылал свои войска на иностранную территорию только в рамках антитеррористического центра данной организации. На языке китайской дипломатии это означает только одно – Пекин готов защищать свои торговые интересы. Об этом же было заявлено и в ходе прощальной речи председателя КНР Ху Цзиньтао: он прямо заявил, что Китай готов отправлять мобильные группы для защиты интересов за пределами страны. Это новая риторика, но она имеет важное значение в архитектуре безопасности региона. О том же заявляли много раз и США – уже ни для кого не секрет, что Каспий является зоной приоритетных интересов Вашингтона. С Россией в этом смысле мы повязаны вообще общей системой ПВО – то есть баланс интересов у нас сохранен и здесь, правда, с некоторым перекосом в пользу России. Но с другой стороны, нас объединяет самая протяженная сухопутная граница в мире, так что некоторый перекос можно объяснить тесными соседскими отношениями.

Если этого мало, то существует еще один механизм, о котором Астана уже задумывалась и который находится на стадии реализации. Называется эта идея “банком ядерного топлива” (БЯТ). При условии размещения в Казахстане территория расположения БЯТ попадает под гарантии еще одной влиятельной организации – МАГАТЭ. Причем защищать эту территорию международные организации и крупные правительства будут с особенным усердием – кому хочется, чтобы ядерное топливо оказалось в нестабильном регионе, в котором не сегодня-завтра может начаться война или которому угрожает аннексия? Гарантии в этом случае будут даваться едва ли не на уровне Совета безопасности ООН, поскольку МАГАТЭ – это независимая организация в системе ООН, и отношение к суверенитету страны-хранилища БЯТ будет соответствующим.

Но особенную актуальность вопросу придает следующий шаг. Очень важно, чтобы страна, где располагается БЯТ, сумела еще и построить на этой же территории собственные АЭС. В этом случае такая страна надолго перестанет нуждаться в подтверждениях своей суверенности.

К слову, очень похоже, что наши власти работают в данном направлении. И эту работу они начали задолго до украинских событий.

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://camonitor.com/archives/11362

Показать все новости с: Ху Цзиньтао

31.03.2014 18:03

Безопасность

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Галина Анатольевна Скрипкина

Скрипкина Галина Анатольевна

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
492 135

граждан Киргизии легально находятся в России

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Август 2022

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31