90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Обзор событий в Кыргызстане за март 2014: внутренняя и внешняя политика

17.04.2014 19:06

Политика

Обзор событий в Кыргызстане за март 2014: внутренняя и внешняя политика

События в Кыргызстане за прошедший месяц было ознаменовано выражением вотума недоверия правительству парламентом страны, что повело за собой отставку кабинета министров во главе с премьер-министром Жанторо Сатыбалдиевым, а также формирование новой коалиции большинства в законодательном органе Кыргызстана. Зарубежные и отечественные экспертные сообщества проводят параллель между украинским Майданом и Национальным оппозиционным движением Кыргызстана, возглавляемой Равшаном Жээнбековым. 

Внутренняя политика

Правительство Жанторо Сатыбалдиева было отправлено в отставку в результате выхода партии «Ата Мекен» из правящей коалиции. Подобный сценарий был разыгран после того, как подписавшиеся под вотумом недоверия депутаты стали отзывать свои подписи по различным причинам. Согласно Конституции страны, правительство должно быть распущено, а новый состав правительства должен быть определен только после того как будет сформирована новая правящая коалиция. Фракция «Республика», возглавляемая экс-премьером и бизнесменом Омурбеком Бабановым предложила парламентариям голосование по мягкому рейтингу, однако инициативу отказались поддерживать большинство парламентских фракций, что в свою очередь привело к уходу первой в официальную оппозицию. 

Тем не менее, причиной отставки правительства стал острый конфликт между исполнительной и законодательной ветвями власти по различным спорным вопросам. К таковым следует отнести проблему по золоторудному месторождению «Кумтор», где парламент выступал с позиции получения Кыргызстаном 67% акций «Центерра Голд», а также сомнительную деятельность Жанторо Сатыбалдиева в бытность главы Дирекции по восстановлению городов Ош и Джалал-Абад, в ходе разбирательства финансовой деятельности которой депутатская комиссия выявила отсутствие отчетности на сумму более чем 6 млрд сомов из 11 млрд выделенных государством. К тому же, по всей видимости, Жанторо Сатыбалдиев, как фигура с растущей политической независимостью, перестал удовлетворять президента Атамбаева. Напомним, что аналогичный сценарий был разыгран фрациями «Ата Мекен» и «Ар-намыс» в 2012 г. в отношении экс-премьера Омурбека Бабанова. Между тем, говорить о том, что действия фракции «Ата мекен» по выходу из правящей коалиции стало неожиданностью для власти не представляется целесообразным. По всей видимости, высшее руководство устраивал вариант назначения на должность премьер-министра Джоомарта Оторбаева, занимавшего с 2011 г. пост вице-премьера и зарекомендовавшего себя как грамотного профессионала. К тому же, это лишает оппозицию еще одного повода обвинять президента в узурпации власти.

Стоит отметить, что частые кадровые пертурбации в политике Кыргызстана несут системный характер. За 23 года независимости Джоомарт Оторбаев стал 26 премьером Кыргызстана. Политическая система и культура страны обусловлены низким кредитом доверия между политическими силами. После определенного срока работы на высших постах политик-функционер, принадлежащий к определенной группе влияния, становится неугодным для остальных групп, вследствие чего начинается процесс по его дискредитации и как результат его смещению с поста. Немалая роль в этих процессах отводится родственно-клановой системе взаимоотношений не только кыргызских политических сил, но и общества в целом. 

Между тем, принципиальных изменений в государственном аппарате как и ожидалось не произошло. Большинство руководителей министерств и ведомств сохранили свои посты, а главные назначения были проведены по следующим позициям: первым вице-премьер-министром стал ранее занимавший пост вице-премьера по экономике и инвестициям Тайырбек Сарпашев; его прежнюю должность занял Валерий Диль; вице-премьером по социальному блоку стала Эльвира Сариева (депутат городского Кенеша от фракции СДПК); Токона Мамытова на посту вице-премьера по безопасности, правопорядку и границам сменил Абдырахман Маматалиев (как и его предшественник член партии «Ар-Намыс»); министром обороны стал Абибилла Кудайбердиев ранее возглавлявший Главный штаб Вооруженных сил КР; министром культуры, информации и туризма была назначена Камила Талиева. Необходимо отметить, что большинство кадровых изменений инициировала партия «Ар-Намыс», руководство которой провело назначение трех партийцев, что по их мнению будет способствовать укреплению своих позиций в госаппарате. Тем не менее, главной действующей силой проведенных реформ политической системы стала партия «Ата Мекен». Омурбек Текебаев играет на противоречиях различных политических сил, что в принципе является довольно логичным, учитывая значительные потери поддержки партии населением в ходе последних парламентских выборов. 

Между тем, сформированная по-новому старая парламентская коалиция партий «Ата Мекен», «Ар-Намыс» и «Социал-демократическая партия Кыргызстана» (трио теперь носит название «Мамлекеттулукту бекемдоо учун» (За укрепление государственности)), демонстрирует, что отставка правительства была лишь технически обусловленным желанием сместить Жанторо Сатыбалдиева без лишнего шума. Факт того, что сам кабинет министров остался, по сути, прежним указывает на отсутствие противоречий между тремя партиями, равно как и наличие противоречий отдельно взятых «правящих» партий с их коллегами «по цеху» - республиканцами и ата-журтовцами. Отметим, что партия «Ата Журт» находится в категоричной оппозиции правящему режиму, лишившись ряда влиятельных членов в результате мероприятий антикоррупционной кампании, развернутой властями страны. Довольно активно действует лидер партии Камчыбек Ташиев, который в преддверие формирования парламентской коалиции выступил с предостережением к своим однопартийцам в парламенте, заявив, что не приемлет факта присоединения партии к коалиции большинства. В случае их согласия, экс-парламентарий пригрозил выводом из состава партии. 

В добавок, Ташиев в марте стал сопредседателем Национального оппозиционного движения (НОД) наряду с Равшаном Жээнбековым. Стоит отметить, что изначально новое движение было нацелено на выдвижение Жээнбекова в качестве «северной» (т.е. компромиссной) фигуры, хотя костяк команды составляют влиятельные выходцы из «юга» страны, как к примеру Камчыбек Ташиев, Ахматбек Кельдибеков, Азимбек Бекназаров, Мелис Мырзакматов и др. Анализ показывает, что юг страны выходит из под контроля властей, а Жанторо Сатыбалдиев в свое время выдвинутый как фигура, удовлетворяющая Юг потенциально может стать одним из новых оппозиционеров. Достижение регионального баланса, по всей видимости, не является отличительной чертой сегодняшнего взгляда властей и остается непонятным каким образом руководство намерено работать с Югом, фактически оторванным от официального Бишкека. Одним из вариантов является способность к кризисному управлению Джоомарта Оторбаева, его сработанность с нынешним кабмином. Вторым возможным выходом, но довольно противоречивым с учетом взглядов Омурбека Текебаева является возложение надежд на «Ата Мекен» в работе с протестными настроениями на юге страны. 

Сама новая оппозиция набирается силами для проведения широких народных акций в стране для выражения своего недовольства текущими процессами, а также поведением властей. При этом, какой-либо вменяемой программы оппозиция не предоставляет, что дает повод называть такой подход как «игру на эмоциях населения». Иными словами, НОД элементарно выступает «против» всех инициатив властей без особого разъяснения населению всех экономических и политических последствий и перспектив. Среди аргументов стоят вопросы присоединения к Таможенному союзу, вопрос «Кумтора», который по мнению оппозиционеров следует национализировать полностью, незаконные действия «СДПК» по отношению к представителям других партий и их уголовные преследования, а также вопрос русского языка. 

По последнему пункту, можно отметить, что русский язык предлагается лишить статуса официального и полностью перейти на кыргызский, что определенным образом активизирует националистические круги общества. И дело не только в русских, так как за последние 5 лет в стране наблюдались довольно крупные межнациональные конфликты между кыргызами и дунганами, кыргызами и турками, а также Ошские события 2010г. между кыргызами и узбеками. Это позволяет сделать предположение о радикализации кыргызского общества и возможного смешивания национальной нетерпимости с ложными религиозными воззрениями. Так как, целевой группой для разжигания подобных настроений зачастую являются жители глубинки и сельской местности, где недостаток образования с лихвой покрывается пламенными речами религиозных миссионеров и псевдо-патриотов. Эти факты позволяют проводить параллель с украинским Майданом и выводить в подобных процессах на постсоветском пространстве общий след внешнего влияния.

Равшан Жээнбеков, как известно, был одним из приглашенных зарубежных политиков для участия на Майдане и проведения нескольких встреч не только с украинскими оппозиционерами, но и западными политтехнологами. К тому же, принимая во внимание максимализм идеалов новой оппозиции, Жээнбеков в своих речах допускал, что в условиях наличия яркой пророссийской ориентации официальных властей, его внешнеполитическую ориентацию можно расценивать как прозападную. Подобные факты позволяют экспертному сообществу говорить о новом революционном проекте Запада в Кыргызстане для поддержания нестабильности в регионе и вытеснения Москвы из сферы влияния. Если рассматривать кыргызскую политику с этой точки зрения, то можно предположить, что игра России и Запада проходит с переменным успехом. Россия добилась вывода Центра транзитных перевозок с аэропорта Манас, а также предварительных договоренностей о вступлении Кыргызстана в Таможенный союз, вследствие чего согласилась инвестировать в гидроэнергетику страны и предоставить вооружение кыргызской армии на 1 млрд. долл. США. Инструменты Запада намного тоньше и не могут похвастать широкими инвестициями в реальный сектор экономики. 

Однако поддержка развитой сети НПО и НКО, укрепление позиций радикального салафизма (не только в Кыргызстане, но и в регионе) через партнеров с Ближнего Востока, постоянная пропаганда демократических идеалов на фоне которых локальная специфика воспринимается частью населения как явление регрессивного характера, все это в совокупности поддерживается прозападным лобби в парламенте в лице партии «Ата Мекен». Активизация партийного руководства в последнее время, равно как и политические комбинации, связанные с отставкой премьера Сатыбалдиева и назначение на пост своего человека, расценивается как подготовка к отражению возможных прощупываний Москвы через своих проводников СДПК и Алмазбека Атамбаева в частности. Несмотря на внешнеполитическое недоразумение последнего с Москвой, связанное с ошибочным представлением кыргызского МИД своей позиции по поводу событий в Украине (позже официальный Бишкек выступил с корректировкой своей позиции), кыргызское руководство не теряет своего основного внешнеполитического курса. 

Отечественные эксперты связывают одно главное опасение с активизацией западных кругов – дестабилизация политической обстановки и территориальной целостности Кыргызстана по украинскому сценарию. Мировые очаги сепаратизма давно взяты на учет Вашингтоном и его партнерами, но на пространстве бывшего СССР, Ближнем Востоке, Юго-Восточной Азии эти явления носят вооруженный характер, что безусловно не может не тревожить как местные руководства, так и региональные центры притяжения. Юг Кыргызстана в этом отношении не является самодостаточным, но сентиментальные настроения, подогреваемые внешними ресурсами, все же присутствуют. Учитывая их несостыковку с национальными интересами, а также полную гармонию с интересами тех, кто это затевает, дальнейшие перспективы развития событий не только в Кыргызстане, но и всего региона представляются довольно мутными. 

Между тем, анализ мартовских событий показывает, что на внутриполитическом поприще роль главной скрипки на сегодня отводится партии «Ата Мекен», успешно реализовавшей выгодный себе сценарий по раскладу политических сил в Кыргызстане. Тем не менее, ее роль в государственных процессах не может быть охарактеризована однозначно, так как Омурбек Текебаев склонен спекулировать на противоречиях различных политических групп, СДПК в частности. Сама СДПК, по стечению обстоятельств, преследует свой собственный сценарий подыгрывая Текебаеву в его раскладе. Подобную «фишку» с выходом из коалиции может сыграть каждая из трех сторон. Относительно внешнеполитического направления, сплетение различных процессов с множеством внешних концов позволяет говорить с уверенностью лишь о наличии геополитических проектов, реализуемых в стране, однако как будут развиваться события в ближайшее время говорить трудно. 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

17.04.2014 19:06

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Дни рождения:

23547

количество абортов в Кыргызстане за 2012 год

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31