90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Убежит ли от правды Токаев?

01.05.2019 11:00

Политика

Убежит ли от правды Токаев?

«Сегодняшняя власть в Казахстане и те, кем она управляет, живут в разных мирах и говорят на разных языках», - считает чешский политик Джамиля Стехликова, комментируя события, которые происходят на ее родине. По словам Джамили, историческое решение бывшего президента Казахстана Назарбаева оставить свой пост стало большим событием для европейцев:

- В тот день – 19 марта – я получила огромное количество звонков, поздравлений, были встречи с журналистами. А на следующий день интерес стал понемногу спадать. Европейские комментаторы и обозреватели по Центральной Азии решили, что в Казахстане имеет место быть несменяемость власти и улучшенный вариант узбекского сценария, поскольку у соседей власть была передана Мирзиееву в трагических, не подготовленных Каримовым условиях.

Когда объявили, что в Казахстане состоятся внеочередные президентские выборы, в Европе решили, что следующим президентом будет Дарига Назарбаева. Но я так не считала. И мои прогнозы оправдались: от правящей партии баллотируется Токаев, как я и предполагала в самом начале.

Вы же понимаете, почему я делаю упор на своих коллег – европейских политиков: мы все говорим о событиях в Казахстане, наблюдая за ними издали. Но я считаю себя наиболее объективной по казахскому вопросу, ведь езжу на родину каждый год, у меня там много друзей.

На мой взгляд, атмосфера, которую создал уход Назарбаева, и выборы в Украине разбудили Казахстан. Другие события тоже повлияли на это. В первую очередь - трагедия, которая случилась в Астане в начале февраля с пятерыми девочками из одной семьи. Но самым главным поводом к тому, чтобы страна проснулась от спячки, стала попытка сделать транзит власти без перемен, чтобы законсервировать существующую уже 30 лет систему.

Кто-то должен был поднять знамя самосознания и заявить о том, что народ устал от старой жизни, что сложившаяся система давно стала загнивать: демонстрации и митинги под запретом, а тех, кто осмеливается на это, сажают как во времена позднего Брежнева. И как это часто бывает у казахов, самыми активными и отважными были молодые, и не только парни, но и девушки. Они вышли на весенний марафон с баннером «От правды не убежишь».

Все сразу поняли после того марафона - перемены уже пришли. Но поняла ли это власть?  Создается ощущение, что нет. Представители власти (полицейские, которые задерживали молодых алмаатинцев, и судьи, которые их судили), в словах «правда» и «выбор» увидели крамолу, продемонстрировав тем самым абсолютное непонимание народа, среди которого живут. Это очень плохо. Коль так, то она просто теряет свой смысл.

Похвально, что второй президент Казахстана пишет в Твиттере на русском и на казахском, но плохо то, что он на какие-то вещи либо не отвечает совсем, либо отвечает, но явно не понимает, о чем идет речь. Я не хочу подозревать Токаева ни в чем плохом. Просто он - дитя той костной устаревшей системы, которая всем уже поперек горла.

Чтобы действительно произвести перемены в обществе, требуется политик другого формата, который должен и может решать проблемы народа, потому что президент, как говорят украинцы, слуга народа, а не наоборот. То, что пропасть между верхушкой и народом Казахстана огромная, особенно чувствуется, когда попадаешь в Акорду. Это другой мир, где говорят о далеких от народа вещах.

Например, о геополитике. Это, конечно, очень важно – рассказывать о том, что будет через 20 или 30 лет, но у казахстанского общества много неудовлетворенных нужд и потребностей, которые нужно решать уже сегодня. Ответить, например, на вопрос, почему пенсионные сбережения, на которые люди рассчитывали в старости, перед ЭКСПО были самым волюнтаристским способом разворованы.  

И самое главное, в стране должна быть регулярная политическая оппозиция. Там, где ее нет, всегда есть опасность радикализма. Я не думаю, что большинство казахстанцев только и мечтает, чтобы выйти на демонстрации, но, когда их не слышат, другого пути нет.

 В Чехии, например, для того, чтобы создать нормальную политическую партию, достаточно объединиться трем единомышленникам. А в Казахстане сделано все, чтобы человек, партия или движение не попали в политику. Если же человек высказывает свое мнение, его начинают называть провокатором или чьим-то ставленником из-за рубежа.

Трагедия, которая случилась в Астане в начале февраля (смерть девочек), показала, что власть занята только собой: своим возвеличиванием, увековечиванием, вступлением в бессмертие, удержанием власти… А то, чем живет народ, ее не интересует.

Поэтому главная цель надвигающихся изменений – предоставить политическое пространство для настоящей конструктивной оппозиции, которая будет защищать права определенных групп населения в парламенте. Нормальная политическая жизнь с оппозиционными партиями  – это профилактика от пертурбации, революции, волнений и радикальных настроений.

Мы ждем перемен!

- Про Токаева пишут, что он идеальный кандидат в президенты – не замечен в коррупции, знает иностранные языки, работал в ООН. Как вы думаете, этого достаточно, чтобы народ сплотился вокруг него?

- Никто, конечно, не сомневается в том, что он хороший и порядочный человек, но Токаев … никакой. Это казахский Медведев, но народу-то нужен президент, который будет служить ему, а не какому-то одному человеку.

Назарбаев как политик сделал все, что мог. Ну, может, еще в геополитике будет продвигаться. Его ведь выдвигают в президенты евразийского сообщества. Но в своей стране он уже ушел в бессмертие, казахи его не забудут. Столицу построили и назвали его именем, ЭКСПО провели… А теперь пришла пора заниматься народом. Молодежью, например, чтобы она не убегала из страны.

Казахстан может стать богатым и процветающим государством. Ресурсы для этого есть: среди казахов много умных и талантливых людей. Я могу еще сказать, что наш народ не так горяч, чтобы сломя голову кидаться в протесты. Он идет на это, когда его совсем уже «достанут». А сейчас народ устал от старобрежневского системоправления и новых наград для настоящего президента, он ждет изменений.

Кандидаты, участвующие в президентской гонке, не ограничиваясь какими-то общими расплывчатыми фразами, должны сказать ему, что они могут для него сделать. Вот как, например, случилось в Украине? Зеленский – это человек никто, человек ниоткуда, но он пришел и выиграл выборы. Люди поверили, что он способен на изменения, которые они ждут много лет. Как это у него получится, - покажет время.

Казахстанцы ждут того же от будущего президента - чтобы он эту жизнь изменил к лучшему. То есть дал возможность молодым жить, работать и развиваться в своей стране, начал борьбу с коррупцией, с непотизмом и с той порочной системой, где властная номенклатура негласно разделила Казахстан на сферы влияния, куда человек со стороны попасть не может.  

- Вы ожидаете какую-то интригу от нынешних выборов?

- Я думаю, что перед выборами в Казахстане будут сюрпризы в хорошем смысле. Появятся новые движения и интересные люди. И хочет кто-то этого или нет, но будущее страны принадлежит молодым. Раньше талантливая молодежь и просто известные люди из художественной сферы, с которыми я встречалась в Алматы и в Астане, на попытки завести с ними разговоры на темы политики, односложно отвечали, что в Акорде своя жизнь, а у них -  своя.

Теперь настал момент, когда они стали просыпаться от долгой спячки. Ведь вышедшие на марафон с баннером «От правды не убежишь» Ася Тулесова и Суюнбике Сулейменова, семьи которых я хорошо знаю, относятся к тем кругам, о которых я говорю.

Ну а что касается выборов, то благодаря тому, что у Токаева большой административный ресурс, - он самый сильный кандидат в президенты. За всю свою дипломатическую карьеру этот человек не сделал ни одной ошибки. Это его стиль – не делать резких движений, поэтому избран он будет гладко.

Если удастся выдвинуться не только марионеточным кандидатам (в Казахстане обычно выдвигаются спарринг-кандидаты для того, чтобы показать, что есть многообразие) и перед избранием президента будут звучать оппозиционные голоса, развернется настоящая политическая дискуссия, то это будет прогресс.

Все они марионетки

- Наши члены правительства при встречах с людьми допускали ляп за ляпом. Например, вице-министр труда социальной защиты населения заявила, что выход родителей пяти сгоревших девочек на работу в ночную смену – это их выбор.

- В любой другой стране это было бы расценено как желание избежать ответственности. Когда в Чехии происходит какое-то неприятное событие: упал, к примеру, мост через реку, то министр подает в отставку. Естественно, он не виноват, что нашли недобросовестного подрядчика, но если ты получаешь зарплату министра, то отвечаешь за свой участок головой.

За два предыдущих года в Чехии моментально ушли в отставку где-то шесть или семь министров, не дожидаясь, пока об этом их попросит премьер, потому что все, что случается в твоем министерстве (например, неудачное выступление на публике), - это зона твоей личной ответственности. А иначе зачем идти в политику? Сиди тогда лучше дома и получай пособие по безработице.

А в Казахстане все министры марионеточные. Их задача - вести себя как послушные мальчики и девочки по отношению к начальству, смотреть, хорошо ли он сегодня выспался, чтобы не было поводов поменять подчиненного. Но что касается служения народу, то к этому чей-то протеже относится часто неквалифицированно и халатно. Потом, когда это вскрывается, то у казахских министров понятие какой-то самокритики отсутствует начисто.

Я, например, долго следила за министром культуры. Он оскорблял людей и произносил вслух недопустимые вещи, но благодаря тому, что он лоялен к властям, с должности его не снимают, а ему самому даже в голову, наверное, не придет уйти. Да он и не один такой. Большинство казахских политиков живут с чувством собственной непогрешимости и того, что если он у власти, то весь народ является, не хочу сказать подчиненным, но находится на какой-то низшей ступени, а потому не имеет права  вмешиваться в его, министра, жизнь.

В Чехии у каждого министра есть своя страничка в социальных сетях, где они раз десять в день пишут о том, с кем они встретились, что сделали, и дают расширенные объяснения. И, к примеру, если, не дай Бог, где-то стреляют, то министр внутренних дел появляется там с первым нарядом полиции. Да, в него может попасть пуля, но у него работа такая. Если, например, шахтеры жалуются на условия труда, то министр встречается вначале с ними, лично спускается в шахту, а уж потом, имея всю информацию из первых рук, - с руководством шахты.    

То есть правительство в Чехии зависит от мнения избравших его людей. Трагическое исключение составляет лишь президент Земан. Желая быть в центре внимания, он цинично высмеивает демократические ценности, и, в отличие от Вацлава Гавела, будущее страны видит не в союзе с Западом, а в службе Чехии интересам России и Китая. Поэтому, выступая в чешских СМИ, я называю Милоша Земана изменником Родины. И я в своем мнении не одинока.

Еще в Чехии есть такая особенность: в парламенте на обсуждение законов может присутствовать кто угодно. Участия принять не может, но наблюдать за ходом дискуссии - пожалуйста. Это имеет огромное значение, потому что в ходе пресс-конференции (она проходит после каждого заседания парламента) можно лично встретиться с любым из политиков. Для последних это дополнительная нагрузка, но отказать они не имеют права.

В отличие от своих чешских коллег казахские политики даже не подозревают, как живут и о чем думают обыкновенные рядовые граждане. А как они в таком случае будут защищать их интересы? Нельзя быть во власти и заниматься только тем, как бы удержать ее в руках.

- Это относится только к Казахстану?

- Это особенность всех авторитарных режимов. В России та же самая вертикальная пирамида власти. Если лояльно относиться к своему патрону, то можно сделать  блистательную карьеру и закончить ее как Токаев или Медведев - на самой высшей позиции. Ни у того, ни у другого никогда не было проколов. Но поскольку сейчас народ Казахстана требует перемен,  в первую очередь - прозрачности, то я думаю, в этих президентских выборах появятся новые политические лица, которые, если не в этот раз, то в будущем могут стать лидерами Казахстана.

Отпустить на свободу

- А как вы восприняли задержание журналистки «Настоящего времени» в Нур-Султане?

- Это нарушение Конституции. В Основном законе Казахстана (одной из самых замечательных, по отзывам европейских правоведов, Конституций в мире) гарантировано право на свободу слова и информации. Я понимаю, когда ставят табу на какие-то вещи, связанные с терроризмом, с военной тайной, но когда журналиста наказывают за вопрос, с которым она обратилась к жителям Нур-Султана -  как они относятся к переименованию своего города, - это абсурд.

Видимо, в головах у людей, служащих системе, сидит внутренняя цензура, а потому они кидаются наказывать даже признак сомнения в адекватности решений власти. То, что происходит сейчас в Казахстане, напоминает роман-антиутопию Оруэлла «1984», где тоталитаризм показан во всей своей красе. А ведь те наказания, которые система придумывает для молодых казахстанцев – 15 суток за безобидный баннер - могут сломать им судьбу.

Я знаю, о чем говорю: в аспирантские годы сама провела несколько дней в таком заведении. Меня хотели наказать за распространение запрещенной литературы, подбросив наркотики. Когда везли в институт Сербского на психиатрическое обследование, молодой следователь завел со мной разговор: «Вы что делаете?! Хотите стать врачом? Не станете им никогда. А еще чем занимаетесь? Пишете кандидатскую? Не будет у вас никакой защиты».

То есть меня в один день лишили и свободы, и перспектив. Те три дня стали поворотными в моей судьбе. Если до этого я не задумывалась об эмиграции, то после этого сказала мужу-чеху, что хочу уехать из Советского Союза. Молодые казахстанцы тоже либо потеряют веру в будущее своей страны и будут вести пассивное существование, либо уедут из Казахстана, если власти будут попирать их желание видеть свою страну свободной.

… Мне всегда становится грустно, когда мои алматинские друзья говорят, что все чаще и чаще задумываются об эмиграции. Я прожила больше 30 лет в Чехии, стала довольно известным политиком, занимала в чешском правительстве должность министра по правам человека и национальных меньшинств, но, если бы судьба позволила мне жить в Казахстане, я была бы более счастлива.

Любой человек хочет служить своему народу. И чем старше мы становимся (я имею в виду, таких, как сама, эмигрантов), тем больше сожалений, что успехи достигнуты не на родине. Поэтому я и говорю молодым казахам: образование и опыт нужно получать за рубежом, но реализоваться нужно в Казахстане. А страна должна в свою очередь предоставить им условия, чтобы они могли доказать, на что способны самые лучшие из них. 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://www.exclusive.kz/expertiza/politika/115966/

Показать все новости с: Даригой Назарбаевой

01.05.2019 11:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Бахытбек Рымбекович Байсеитов

Байсеитов Бахытбек Рымбекович

Председатель совета директоров

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
80-е место

занимает армия Казахстана в мировом рейтинге Global Firepower

Должно ли правительство возвращать жен и детей террористов из Сирии обратно на родину?

«

Октябрь 2019

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31