90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Берлин: Первые недели после Гитлера

17.03.2020 10:00

Общество

Берлин: Первые недели после Гитлера

Приказ номер один

Ликвидация разрозненных групп гитлеровских солдат, продолжавших сопротивление и после капитуляции гарнизона Берлина, завершилась к 7 мая 1945 года, но вопросами организации мирной жизни в городе советское командование занялось гораздо раньше.

Ещё 24 апреля 1945 года, когда бои за Берлин были в разгаре, Жуков назначил первого советского коменданта города и начальника советского гарнизона.
Им стал командующий отличившейся в боях за Берлин 5-й ударной армии генерал-полковник Николай Берзарин.

28 апреля 1945 года был опубликован исторический приказ № 1 за подписью генерала Берзарина «О переходе всей полноты власти в Берлине в руки советской военной комендатуры».

Районные военные комендатуры обязаны были принять меры к организованному распределению продуктов, устанавливался жёсткий контроль над огнестрельным оружием и боеприпасами, горюче-смазочными материалами, находившимися в личном пользовании населения.

Военнослужащим Красной армии запрещалось производить самовольно выселение и переселение жителей, изъятие имущества, ценностей и производство обысков у жителей города.

Оживление «мертвого города»

Немцы, привыкшие к порядку и уставшие от анархии и хаоса военных действий, с радостью готовы были выполнять указания генерала Берзарина — лишь бы военный кошмар остался в прошлом.

На улицах города и в руинах оставались несколько десятков тысяч трупов гитлеровских солдат и мирных жителей, погибших при штурме Берлина.

Количество трупов погибших животных вообще не поддавалось подсчёту. Чтобы избежать возникновения эпидемий, Берлин предстояло спешно очистить от останков людей и животных.

На плечи советских врачей легла забота о тысячах пациентов немецких военных госпиталей, находившихся в Берлине.

В первый день появления советских войск в Берлине мирные немцы на контакт не шли.

Когда стало понятно, что русские не намерены утопить Берлин в крови его жителей, общение стало более активным.

У генерала Берзарина забот с каждым днём только прибавлялось. В берлинских руинах оставалось огромное количество мирных жителей, по некоторым оценкам, от полутора до двух миллионов человек.

После завершения боёв в город стали возвращаться сотни тысяч немецких беженцев.

Помимо этого, в Берлине и его окрестностях разместились сотни тысяч советских солдат, участвовавших в штурме столицы Германии.

И всю эту огромную массу людей нужно было обеспечить продовольствием, создать нормальные бытовые условия, восстановить работу общественного транспорта, коммунального хозяйства, не допустить разгула преступности и конфликтов между немцами и русскими.

Кормить голодных берлинцев победители начали ещё до принятия каких бы то ни было решений «сверху».

К полевым кухням советских частей выстраивались длинные очереди горожан с котелками, и никому не отказывали в супе и каше.

Понятно, что эта самодеятельность решить проблему в целом не могла. Но само подобное отношение, резко контрастировавшее с тем, что сулила немцам с приходом русских пропаганда Геббельса, произвело на берлинцев сильнейшее впечатление.

Кофе от Микояна и молоко от Берзарина

Для обеспечения населения Берлина продовольствием в городе была введена карточная система. Устанавливались нормы ежедневной выдачи продовольствия для пяти категорий граждан: рабочие тяжелого труда и вредного производства; все остальные рабочие; служащие; дети; иждивенцы и прочее население.

«…Микоян, просматривая текст продовольственной карточки, спросил меня:

— А какой кофе вы собираетесь давать немцам?

— Суррогатный, - ответил я.

— А почему не натуральный?

Я ответил, что натурального кофе на складах фронта нет и сам я давненько не пил его.

Микоян сказал:

— На складах у вас нет, а в Советском государстве есть. Потрудитесь в каждой карточке в графе «кофе» добавить слово «натуральный»…

Пришлось допечатывать слово «натуральный» в 4 миллионах карточек.
Пока мы вносили эту поправку, заместитель члена ГКО по продовольственным вопросам В.П. Зотов отправил из Москвы в Берлин поезд с натуральным кофе. Наркомат путей сообщения обеспечил этому эшелону зеленую улицу…»

Из воспоминаний начальника тыла 1-го Белорусского Фронта Николая Антипенко

Комендант Берзарин многим берлинцам запомнился… молоком. Комендант организовал доставку в Берлин 5000 голов молочного скота, чтобы обеспечить выдачу молока детям и больным, которых в городе осталось много.

«На такой гуманизм способны только русские»

Культурная жизнь возобновилась в Берлине уже 2 мая 1945 года. В этот день прямо на ступенях Рейхстага Берлина свой концерт для солдат дала знаменитая Лидия Русланова.

«Сначала хотели устроить концерт в одном из уцелевших залов Рейхстага, но из помещения еще не выветрился удушливый запах порохового дыма. Поэтому эстраду перенесли на парадный вход. Солдаты выкрикивали названия песен, которые хотели услышать. Я понимала их настроение. Далеко ушли они от родного дома, долго не видели близких, истосковались по привольной русской песне. И слушали с каким-то особым, непередаваемым чувством. Я сказала: "Спою, голубчики, что хотите, спою"»

Из воспоминаний певицы Лидии Руслановой

Уже к 14 мая 1945 года в Берлине возобновились занятия в 580 школах, откуда изымались все нацистские учебники. Начало вещание городское радио. В ряде районов города появились электричество и водоснабжение, была запущена работа метрополитена на восстановленном участке. В Берлине были открыты 25 кинотеатров, которые ежедневно посещали до 25 тысяч человек. К 18 мая были открыты городской и 20 районных банков, разрешена частная торговля. К открытию спешно готовились драматический и камерный театры, а также концертный зал.

Перед комендантом стояла задача максимально быстро наладить добрые отношения между жителями Берлина и солдатами Красной армии. Поэтому уже 21 мая 1945 в городе начала выходить ежедневная газета Berliner Zeitung. Редакция газеты состояла из советских офицеров, антифашистов и членов немецкой компартии.

Повсеместно стали появляться плакаты со словами И. Сталина: «Гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остаётся».

«Врач Иоганн Шмуллер, житель района Тиргартен: „Мы поражены невиданными темпами восстановления жизни в городе и умелым руководством русских. За такой короткий срок русские сумели сделать очень много“. Жительница Берлина Элизабет Шмеер: „Нам говорили нацисты, что если придут сюда русские, то они не будут нас ″обливать розовым маслом″. Получилось совершенно иначе: побеждённому народу, армия которого так много причинила несчастий России, победители дают продовольствия больше, чем нам давало прежнее правительство. Нам это трудно понять. На такой гуманизм, видимо, способны только русские“»

Из донесения органов контрразведки 1-го Белорусского Фронта
о настроениях в Берлине по состоянию на 19 мая 1945 года

Почётный гражданин Берлина

Первый советский комендант Николай Берзарин занимал свой пост всего 54 дня, но за это время сумел вернуть Берлин, истерзанный войной, к нормальной жизни.

Генерал Берзарин погиб 16 июня 1945 года в Берлине в автоаварии — утром по дороге на работу он за рулём мотоцикла не справился с управлением и врезался в советский же грузовик.

В 1975 году правительство ГДР посмертно присвоило Николаю Берзарину звание почётного гражданина Берлина. В 1992 году Берзарина этого звания лишили, но в 2003 году городской сенат Берлина снова вернул имя советского коменданта в список почетных граждан.

«Я убеждён в том, что Советы в те дни сделали больше для того, чтобы дать Берлину выжить, чем смогли бы сделать на их месте англо-американцы… Они проявили великодушие к последователям чудовища, лежавшего в своей берлоге под горами щебня»

Из книги австралийского военного корреспондента
Осмара Уайта «Дорога победителя»

С 1 июля 1945 года, в соответствии с ранее достигнутыми договорённостями, западные секторы Берлина перешли под контроль американских, английских, а затем и французских войск. Управление городом перешло в руки Межсоюзнической комендатуры Берлина, в состав которой вошли 4 коменданта города, представляющих страны антигитлеровской коалиции.

«Мы считаем, что русские нас не завоевали, а освободили. И другого мнения среди моих знакомых по этому поводу не существует»

Из интервью гитариста немецкой группы
«Раммштайн» Пауля Ландерса

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: http://berlin70.aif.ru/#part3

17.03.2020 10:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus
телеграм - подписка black

Досье:

Роман Александрович  Шин

Шин Роман Александрович

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
33

года - средний возраст женщин в Казахстане

Нужно ли повторно вводить в Кыргызстане режим ЧП из-за резкого роста количества заболевших COVID-19?

«

Июль 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31