90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В Узбекистане досрочно освобождены 113 осужденных. Властям нужны инвестиции и быть рукопожатными?

30.08.2020 11:00

Политика

В Узбекистане досрочно освобождены 113 осужденных. Властям нужны инвестиции и быть рукопожатными?

27 августа, согласно подписанному в преддверии 29-летней годовщины независимости указу президента Узбекистана Шавката Мирзиёева о помиловании, досрочно освобождены 113 человек (список их фамилий, как обычно, не оглашается). Как подчеркивается в информации агентства УзА, 105 человек из их числа - те, кто ранее примыкал к деятельности запрещенных организаций (проще говоря, религиозно-экстремистских). 

Первой о добрых новостях сообщила руководитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева, обратив особое внимание на то, что среди вышедших на свободу в один день – четверо заключенных, чьё имя давно было на слуху, - их обвиняли в так называемых «антигосударственных» преступлениях по «тяжелым» статьям (в посягательствах на конституционный строй и причастности к запрещенным религиозным организациям). Помилованных освободили, но не реабилитировали, отметила правозащитница.

Это молодой ученый, исследователь творчества Навои Акром Маликов, бывший сотрудник Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы имени Х. Сулаймановой (РЦСМЭ ХС) при Минюсте Рустам Абдуманнопов, бывший имам ташкентской мечети «Ходжа Нуриддин» Рухиддин Фахриддинов и бывший студент Государственного института искусств Искандар Худайберганов. Последний, будучи обвиненным в причастности к салафизму, сначала и вовсе был приговорен к смертной казни. К слову, через жестокие преследования спецслужб прошла вся семья Искандара, включая и его сестру Дилобар Худайберганову (Дилобар Эркинзоду), являющуюся активным членом правозащитной организации «Матери против смертной казни и пыток в Узбекистане». 

При внимательном взгляде на истории осуждения этих узников становится очевидно, что деятельность каждого из них так или иначе пересекается с именем Мухаммада Салиха.

Как передает радио «Озодлик», ссылаясь на данные Общества прав человека «Эзгулик», «все четыре вышеперечисленных заключенных освобождены досрочно, с условием перечисления в доход государства 20 процентов с ежемесячной заработной платы».

В привычном высокопарном «ура-патриотическом» стиле информагентство УзА отмечает, что «все преступники искренне раскаялись в содеянном и твердо встали на путь исправления».

Акром Маликов: раскаялся и готов служить Родине

Впрочем, судя по содержанию интервью изданию Kun.uz, которое дал сразу же после своего освобождения навоивед Акром Маликов, вышедший на два с половиной года раньше присужденного ему 6-летнего срока (последние два года он отбывал наказание в колонии-поселении в Ташкенте), так оно, собственно, и есть.

Как пишет издание, 31-летний молодой ученый Института рукописей Академии наук Узбекистана не только признал свои ошибки прошлого, «состоявшие в связях с оппозицией и публичной критикой властей Узбекистана в социальных сетях», но и обратился к широкой аудитории читателей с призывом «не политизировать его деятельность», потому что он собирается посвятить своё внимание научным исследованиям.

Он поведал, что в 2016 году вступил в контакт с людьми из оппозиции и написал ряд критических статей под псевдонимом «Абдуллох Нусрат». «Со временем я понял, что оступился. (…) Мы просили о помиловании. (…) и, если по возможности меня досрочно освободят, я направлю все свои силы на служение нашему народу и государству. Мои просьбы не остались без внимания. Выражаю глубокую благодарность уважаемому Шавкату Мирзиёеву за оказанное доверие», - цитирует издание Маликова.

Верится с трудом, но, по его словам, «в тюрьме на него не оказывалось никакого морального или физического давления», «в местах заключения «изменилась обстановка, отношение к заключенным стало совершенно другим, основанным на принципах гуманности и законности».

28-летнего блогера-литературоведа задержали в июле 2016 года - незадолго до смерти покойного президента Ислама Каримова. По версии следствия, в статьях, анонимно публикуемых им на базирующемся за рубежом сайте НДУ, он якобы подрывал конституционные основы устройства государства и, по сути, агитировал за необходимость их замены исламистским режимом. (…). Истинной причиной его осуждения, скорее всего, стали не столько сами его статьи, сколько связь с проживающим в Турции политическим деятелем Мухаммадом Салихом, извечным претендентом на узбекский престол и врагом покойного президента Ислама Каримова.

Его признали виновным по самым «опасным» статьям (и «посягал-подрывал», и «изготавливал», и «участвовал»), и 13 января 2017 года Ташкентский областной суд по уголовным делам приговорил Маликова к 6 годам тюремного заключения, хотя прокурор просил все 12. До перевода в столичную колонию-поселение он отбывал наказание в колонии 64/29 города Навои (по иронии, носящего имя объекта его исследований).

Рустам Абдуманнопов: Опять НДУ и опять Салих

Бывший сотрудник Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы имени Х. Сулаймановой при Минюсте 36-летний Рустам Абдуманнопов ​тоже был обвинен в «посягательствах на конституционный строй» и «распространении материалов, представляющих угрозу общественности». За то, что он писал статьи для сайта оппозиционного НДУ, в январе 2017 года Ташкентский городской суд по уголовным делам приговорил его к 9 годам заключения. Первое время он отбывал наказание в колонии в Кашкадарьинской области Узбекистана.

Как гласят материалы уголовного дела, являясь сотрудником РЦСМЭ ХС, Рустам Абдуманнопов размещал на оппозиционном сайте НДУ публикации, «представлявшие угрозу обществу» и «направленные на свержение конституционного строя».

Еще более «страшное» преступление он совершил, согласно логике следствия, когда «в августе 2016 года встретился в городе Стамбуле с руководителем партии «Эрк» Мухаммадом Салихом и получил от него авторский гонорар в размере 150 долларов США».

Сотруднику солидного экспертного учреждения Абдуманнопову, пожалуй, повезло больше всех: он вышел досрочно на свободу 27 августа из колонии-поселения 64/50 в Пскентском районе Ташкентской области, отсидев всего три с половиной года.

Искандар Худайберганов: Переживший ад «Жаслыка»

46-летнему Искандару Худайберганову, содержавшемуся в колонии 64/3 (поселок Таваксай в Ташкентской области), можно сказать, «повезло»: он оказался на свободе на 5 лет раньше назначенного срока – в августе 2020-го.

Он был арестован в 2001 году на территории Таджикистана, а 5 февраля 2002 года его выдали Узбекистану (тогда ему было всего 28). Дело, по которому проходило еще пять человек, слушалось в Ташгорсуде. Подсудимым, в частности, инкриминировали организацию преступной группы с целью пропаганды идей «религиозного экстремизма». Худайберганову предъявили также обвинение в терроризме и убийстве - якобы он проходил подготовку в лагерях боевиков в Чечне и Таджикистане.

Главными доказательствами «преступлений» узбекского парня на процессе были письменные показания обвиняемых и свидетелей, от которых те в суде отказались, заявив, что признания были получены под пытками. Показания подсудимых зафиксировал присутствовавший на процессе представитель международной правозащитной организации Human Rights Watch. Однако судья Низамуддин Рустамов не принял их во внимание.

На рассказы подсудимых о применяемых к ним пытках Рустамов безучастно обронил, что «МВД - это не санаторий». В итоге на основании полученных под пытками признаний 28 ноября 2002 года судья озвучил свой вердикт по 14-ти статьям уголовного кодекса, приговорив недавнего студента театрального вуза к высшей мере наказания – смертной казни. В 2007 году, после введения моратория на смертную казнь, Верховный суд заменил её Худайберганову на 25-летнее заключение, позже этот срок был сокращен еще на два года. То есть, на свободу он мог рассчитывать лишь в 2025 году…
Суд твердо держался позиции, что Худайберганов с 1998 года являлся активным членом экстремистского Исламского движения Узбекистана (ИДУ), для местных же спецслужб он был одним из лидеров «салафизма».

За 18 лет заключения, большая часть которых прошла в самом страшном для осужденных месте с романтичным названием «Жаслык» (с каракалпакского языка переводится как «Юность»), молодой человек едва не умер – в прошлом году в СМИ прошла информация, что Искандару срочно требуется медицинская помощь.

Рухиддин Фахриддинов: Тот, кого считали «лидером ваххабитов»

27 августа был также досрочно (на 2 года и 3 месяца раньше) освобожден из колонии-поселения №14 в Зангиатинском районе Ташкентской области Рухиддин Фахриддинов (до этого сидел в колонии №13 в г. Чирчике), который провел за решеткой целых 15 лет.

Как сообщает «Озодлик», со ссылкой на его родственников, процесс выхода на свободу бывшего имам-хатиба ташкентской мечети «Ходжа Нуриддин» заинтересовал даже журналистов государственных телеканалов, осторожных при освещении персон «религиозников».

Согласно данным узбекского следствия, в середине 90-х прошлого века Фахриддинов якобы стал духовным лидером разного рода экстремистских течений, в частности, «ваххабитского», и грезил о построении исламского государства.

Уйдя в 1997 году с поста имама под давлением правительства, он выехал в соседний Казахстан, и, спустя 7 лет, в ноябре 2005 года, был арестован вместе с девятью другими религиозными лидерами в рамках совместной операции узбекских и казахских спецслужб в казахском Шымкенте.

Летом 2006 года бывший духовный деятель был приговорен к 17 годам тюрьмы, будучи обвиненным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 158 («Посягательства на президента РУз»), 159 («Посягательства на конституционный строй РУз»), 242 («Организация преступного сообщества») и 244 («Массовые беспорядки») Уголовного кодекса. Незадолго до этого, когда он содержался под арестом, было совершено показательное нападение на его малолетнюю дочь.

По данным Human Rights Watch, после прихода к власти Шавката Мирзиёева из узбекских тюрем были освобождены около 50 человек, получивших большие сроки по надуманным политическим и религиозным мотивам, однако за решеткой их остаётся в десятки раз больше. В своем докладе за 2019 год HRW прямо указывает на остающихся в застенках по сфабрикованным делам бывших военнослужащих Равшана Касымова, Виктора Шина и Алишера Очилдиева, а также военного журналиста Владимира Калошина и ряда других.

Отвечая пользователям соцсетей об «изменившейся в лучшую сторону» узбекской власти, Надежда Атаева (https://www.facebook.com/nadejda.atayeva) отметила, что «властям просто нужны инвестиции и быть рукопожатными». «Пока наблюдается исключительно избирательный подход. Как только международная общественность начинает мониторить судьбу гражданина Узбекистана, тут же начинается политический торг. И это при том, что палачи остаются в окружении Мирзиеева, источники коррупции сохраняются, как и практика пыток, репрессии за свободное выражение мнения продолжаются. И что тут стало другим? Даже имя Ислама Каримова остается не развенчанным, и памятники ему ставят. А лучшие сыны Узбекистана, такие, как Мурад Джураев и Шаврук Рузимуродов, остаются в списках «врагов народа», - возмущенно высказалась она.

Тем временем, 22 августа в Узбекистане был арестован видеоблогер Дадахон Хайдаров из узбекского эксклава Сох в Ферганской области. Пока неизвестно, в чем именно его обвиняют (одна из версий – требовал отставки разнузданного главы Ферганской области Шухрата Ганиева. Арест видеоблогера практически совпал по времени с досрочным освобождением свыше 100 заключенных…

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Исламом Каримовым , Шавкатом Мирзияевым

30.08.2020 11:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Феликс Шаршенбаевич Кулов

Кулов Феликс Шаршенбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»
$3,65 млрд

государственный долг Кыргызстана на конец 2014 года

«

Октябрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31