90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Между национализмом и криминалом. Кого привела к власти революция в Киргизии

25.10.2020 13:00

Политика

Между национализмом и криминалом. Кого привела к власти революция в Киргизии

Стремительный взлет Садыра Жапарова строился на удачном сочетании двух политических активов: популярной радикальной риторики и связей с влиятельными людьми. Но долго совмещать их вряд ли возможно – чем-то одним придется пожертвовать

Когда в Киргизии протестующие сменили власть всего через несколько часов после выборов, прошедших с явными нарушениями, многие увидели в этом победу демократии. Киргизскую революцию ставили в пример белорусам, произошедшим восхищался оппозиционер Алексей Навальный. Поддерживали происходящее и некоторые киргизские интеллектуалы: да, конечно, можно было обойтись и без поджогов, но тем, что итоги «грязных» парламентских выборов аннулировали, они были довольны.

Однако произошедшее сложно назвать демократической революцией. Пока разрозненные активисты и оппозиционеры пытались договориться между собой, революцию перехватили опытные политики из старой элиты. Самым быстрым и решительным из них оказался Садыр Жапаров. Всего за 10 дней он успел выйти из тюрьмы, стать премьер-министром, вынудить президента Сооронбая Жээнбекова подать в отставку и занять его место.

Стремительность, с которой власть упала в руки Жапарова, вызвала немало разговоров о том, что за ним стоят влиятельные кланы и криминальные авторитеты. Однако не меньшую роль в его успехе сыграла поддержка киргизских националистов. Благодаря им Жапаров за несколько дней превратился из заключенного в президента, но пока непонятно, как долго он сможет оставаться их фаворитом. Уже в ближайшее время новому президенту предстоит легитимизировать свое положение и восстановить стабильные отношения с Россией и Китаем, не потеряв при этом поддержку своих сторонников.

За бедных, за киргизских

Несмотря на свою протестную репутацию, Жапаров не чужой для киргизской правящей элиты. До 2005 года он занимался бизнесом, был директором нефтеперерабатывающего завода «Нурнефтегаз», где его обвиняли в уклонении от налогов. В политику он пришел на волне первой киргизской революции 2005 года. Сегодня Жапаров много говорит о патриотизме и борьбе с коррупцией, но в прошлом ему, похоже, не раз приходилось отступать от своих сегодняшних принципов.

О своей бурной политической карьере Жапаров сам подробно рассказывает в автобиографии. В 2005 году стал депутатом парламента Киргизии, входил в состав делегации, которая ездила в Москву договариваться с бежавшим в туда президентом Аскаром Акаевым о передаче власти. В итоге Жапаров примкнул к команде нового президента Курманбека Бакиева и в 2007 году избрался в парламент от пропрезидентской партии «Ак Жол» («Светлый путь»).

Вскоре Бакиев назначил Жапарова своим советником, затем – главным по борьбе с коррупцией. Хотя его оппоненты уверяли, что Жапаров, наоборот, прикрывал коррупционные схемы в окружении Бакиева. Например, банк «Иссык-Куль Инвест», который сын президента Максим Бакиев использовал для отмывания денег, возглавляла сестра Жапарова Райкуль.

Не забывал Жапаров и про собственные интересы. За время его работы у Бакиева его брат выиграл гостендер и приобрел 71% акций шахты «Жыргалан» за $320 тысяч, что выглядело явно заниженной ценой. Возбужденные против самого Жапарова дела тоже исчезли.

Вторая киргизская революция 2010 года многое изменила. После свержения Бакиева Жапаров ненадолго исчез и появился через два месяца на юге страны, где вместе со своим другом Камчыбеком Ташиевым принял участие во вспыхнувших там межэтнических столкновениях киргизов и узбеков. В своей книге «10 лет в политике» Жапаров пишет, как они с Ташиевым «предотвратили продолжение взаимного истребления двух народов».

Однако очевидцы говорят, что политики помогали киргизским националистам. В книге Жапаров сам однозначно обвиняет во всем узбеков, а его товарищ Ташиев тоже не стесняется своих националистических взглядов. Например, в интервью «Фергане» он говорил: «Если в нашей стране русские, узбеки, турки или китайцы скажут, что они находятся наравне с кыргызами или выше их, тогда государство развалится».

Активное участие в тех столкновениях создали Жапарову репутацию «главного патриота» Киргизии. Так, он заручился поддержкой юга, хотя сам родом из северной Иссык-Кульской области. На этой волне Жапаров, Ташиев и другие их соратники выдвинули свои кандидатуры от националистической партии «Ата-Журт» («Отечество»), которая выиграла парламентские выборы 2010 года. Им удалось обогнать даже социал-демократов во главе с Алмазбеком Атамбаевым, который вскоре стал президентом.

Жапаров продолжал работать над своим образом национал-патриота. В 2012 году он начал кампанию за национализацию крупнейшего в стране золоторудного месторождения «Кумтор», которое разрабатывали канадцы. В октябре 2012 года Жапаров и Ташиев во главе толпы митингующих за национализацию даже пытались штурмовать Белый дом, правда, безуспешно. За это на них завели дела о попытке насильственного захвата власти и лишили депутатских мандатов.

Через год произошел еще один инцидент с «Кумтором». После того как парламент отказался одобрять соглашение между правительством Киргизии и канадской Centerra Gold Inс. о равном участии в совместной разработке месторождения, в Иссык-Куле начались беспорядки. Протестующие взяли в заложники и обещали поджечь полпреда Иссык-Кульской области Эмильбека Каптагаева. В организации беспорядков обвинили Жапарова, хотя сам он уехал из страны за два дня до этого.

Однозначно говорить о причастности Жапарова ко всем этим скандалам нельзя. Атамбаев вполне мог воспользоваться ситуацией, чтобы избавиться от политического оппонента. В любом случае Жапаров продолжил политическую деятельность из-за границы. Он часто встречался с киргизскими эмигрантами, активно вел соцсети, написал мемуары, вместе со своим другом Ташиевым основал националистическую партию «Мекенчил» («Патриот») и обещал вернуться.

Самый легитимный

В 2017 году президент Атамбаев, который не мог баллотироваться еще раз из-за ограничений в Конституции, был сосредоточен на том, чтобы обеспечить победу на выборах своему преемнику Сооронбаю Жээнбекову. Довольно популярный Жапаров мог этому плану помешать, поэтому его арестовали в марте 2017 года – сразу после возвращения в страну, прямо в аэропорту. Суд приговорил Жапарова к 10 годам за участие в беспорядках 2013 года.

Бурные митинги в его поддержку продолжались и на севере, и на юге Киргизии и часто заканчивались беспорядками. Пока он сидел в тюрьме, погиб его сын, умерли мать и отец, но на похороны последнего его не отпустили. В тюрьме Жапаров пытался покончить с собой – некоторые полагают, что на самом деле его хотели убить. Все это усиливало его популярность как политзаключенного, которого мучают за правду коррумпированные власти.

В августе этого года, по опросам, Жапаров и его давний товарищ, еще один основатель партии «Мекенчил» Ташиев вошли в первую четверку политиков, пользующихся наибольшим доверием. Тогдашний президент Жээнбеков занял лишь седьмое место.

В этих условиях «Мекенчил» рассчитывал на хороший результат на парламентских выборах, активно используя образ Жапарова в своей агитации. Однако по объявленным властями 4 октября предварительным результатам «Мекенчил», как и другие 11 оппозиционных партий, не прошел в парламент. В ночь на 6 октября протесты перетекли в переворот, недовольные захватили здания парламента и президентской администрации.

Сторонники Жапарова воспользовались безвластием и освободили его из тюрьмы. Вместе с ним на свободу в ту ночь вышли еще восемь политических лидеров, в том числе предыдущий президент Атамбаев, который оказался за решеткой после вооруженного конфликта со своим преемником Жээнбековым.

Освободившись, политики поспешили собирать сторонников и обсуждать альянсы, но не Жапаров. Пока правая рука Атамбаева Сапар Исаков договаривался о союзе с их некогда противником Бабановым, Жапаров с раннего утра выступал перед оставшимися протестующими на центральной площади Бишкека Ала-Тоо. Люди ликовали, сторонники скандировали «Жапарова в президенты».

Когда ЦИК признал итоги выборов недействительными, в Киргизии, помимо официальной власти, образовалось два главных центра силы. Оппозиция собралась вместе с Бабановым и другими известными политиками в координационный совет, его поддержал Атамбаев. «Мекенчил» откололся от оппозиции и продвигал Жапарова в премьер-министры.

Все говорили, что парламент остался единственным источником легитимности в стране, но воспользоваться этим первым смог Жапаров. Спикер парламента Дастан Джумабеков, который когда-то возглавлял фракцию партии Жапарова и Ташиева «Ата-Журт», собрал депутатов на внеочередное заседание в отеле «Дружба». Крепкие парни оцепили здание и никого не пускали. Потом депутаты утверждали, что им угрожали, но после долгих споров 35 из присутствовавших и еще 26 отсутствовавших по доверенности избрали Жапарова исполняющим обязанности премьер-министра.

Легальность произошедшего вызывала сомнения, но никто другой не обладал и этим уровнем легитимности. Жапаров стал собирать пресс-конференции, где утверждал, что он легитимный премьер-министр, избранный парламентом. Толпа сторонников помогла ему занять силой здание правительства. Другие протестующие были не согласны с кандидатурой Жапарова, но оказались в меньшинстве.

Популярность и прочее

Выйдя на свободу, Жапаров говорил, что не успевает отвечать всем своим 10 тысячам контактов в телефоне и в 50 группах в WhatsApp – самом популярном мессенджере в Киргизии. И, скорее всего, он не преувеличивает.

За годы вне Киргизии и за решеткой Жапаров стал самым популярным политиком в киргизских соцсетях. Суммарное количество подписчиков всех его профилей и групп превышает 630 тысяч – это в стране, где только 2,5 миллиона человек имеют доступ к интернету.

Подписчикам нравится его откровенная позиция по вопросам национализации золотых месторождений, предложения вернуть строку «национальность» в паспорта, наказать коррупционеров, забрать их деньги и раздать народу и так далее. Нарезки видео его выступлений набирают миллионы просмотров в Youtube, а комментарии под видео типа «спасибо Аллаху, что послал нам премьера Жапарова» получают сотни лайков.

Однако одной интернет-популярности было бы мало для того, чтобы прийти к власти в Киргизии. Помогла Жапарову и поддержка влиятельных людей. Сам он – выходец из северной Иссык-Кульской области, но пользуется поддержкой и на юге благодаря участию в ошских событиях 2010 года и дружбе с Ташиевым, выходцем из южной Джалал-Абадской области.

Также считается, что тандем Жапарова – Ташиева поддерживают ряд криминальных авторитетов. Известно, что они знакомы с Камчибеком Кольбаевым (Коля-киргиз), который тоже родом из Иссык-Куля. С 2010 года Жапаров и Ташиев поддерживают связь с радикальным националистическим движением «Кырк Чоро» («Сорок витязей»), некоторые участники движения даже баллотировались на этих парламентских выборах от партии «Мекенчил».

Наконец, Ташиев в хороших отношениях с героем множества коррупционных скандалов Райымбеком Матраимовым, бывшим замглавы киргизской таможни. Ташиев публично защищал его от критики журналистов.

Первые шаги

У Жапарова хватает связей с киргизскими коррупционно-криминальными кланами, но его нельзя назвать просто их марионеткой. Слишком быстро и успешно он действует.

Несколько дней президент Жээнбеков не собирался никуда уходить и настаивал на компромиссе: он остается президентом до новых парламентских выборов. Этот вариант он даже успел обсудить с Москвой, которая экстренно прислала в Киргизию замглавы президентской администрации Дмитрия Козака (правда, российское руководство не стало спешить вставать на чью-то сторону и просто приостановило финансовую поддержку Киргизии).

Однако уже 15 октября Жапаров расстроил планы президента и вынудил его уйти. Пока толпа была на его стороне и не устала стоять на улице, он действовал. По Конституции в случае отставки обязанности президента должен был исполнять спикер парламента, но тот отказался в пользу Жапарова.

Сейчас Жапаров одновременно занимает должность президента и премьер-министра и готовится к досрочным выборам. Провести их будет не так просто, потому что по нынешней Конституции и.о. президента не может баллотироваться. Поэтому Жапаров уже пообещал реформировать избирательное законодательство. Формально – ради того, чтобы перейти к мажоритарной системе выборов в парламент и отказаться от партийных списков, которыми, по словам Жапарова, недовольно общество. Но заодно в реформу могут включить и пункты, расчищающие ему дорогу к президентским выборам. Параллельно Жапаров пытается поменять состав ЦИКа, хотя закон не позволяет этого делать перед досрочными выборами.

Чтобы не растерять популярность, ему надо выполнять свои старые обещания – прежде всего по борьбе с коррупцией. Поэтому он уже показательно задержал Райымбека Матраимова – человека, который в киргизском обществе стал синонимом коррумпированного чиновника. В очередном расследовании журналисты раскрыли сеть из 30 родственников и друзей Матраимова, занимающих важные должности на таможне, которые за пять лет вывели из страны $700 млн (почти 9% ВВП Киргизии в 2018 году).

Чуть позже власти задержали Камчибека Кольбаева – самого известного криминального авторитета Киргизии. В 2008 году его короновали Вячеслав Иваньков и Аслан Усоян, более известные как Япончик и Дед Хасан.

Многие увидели в задержаниях постановку – и действительно, уже через несколько часов Матраимова отпустили. Скорее всего, отпустят и Кольбаева. Открыто идти против влиятельных Райым-миллиона и Коли-киргиза Жапаров пока не готов. Вместо этого он предпочитает тянуть время – одним из его первых указов стала экономическая амнистия, которая дает 30 дней всем коррупционерам на то, чтобы без последствий вернуть деньги в бюджет. В сочетании с обещанной мажоритарной системой, более уязвимой для коррупции и удобной для местных элит, это вполне можно считать сигналом влиятельным группам, что с новым президентом можно договориться.

Похожий сигнал получила и внешняя аудитория. Много лет агитировавший за национализацию «Кумтора», Жапаров отказался это делать, когда сам пришел к власти. По его словам, «там не осталось золота», хотя такие аргументы мало кого впечатлили. 

Тем не менее Жапарову еще предстоит убедить в своей умеренности главных партнеров Киргизии – Москву и Пекин, которых немало настораживает его националистическая риторика. В свое время, когда президент Бакиев попытался разыграть антироссийскую карту, это закончилось для него печально. А антикитайские протесты с поджогами и нападениями на рабочих и без того пугают Китай, чья позиция по возврату долгов может стать еще жестче.

Стремительный взлет Жапарова строился на удачном сочетании двух политических активов: популярной радикальной риторики и связей с влиятельными людьми. Но долго совмещать их вряд ли возможно – чем-то одним придется пожертвовать.

 

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://carnegie.ru/commentary/83029

25.10.2020 13:00

Политика

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

телеграм - подписка black

Досье:

Мурадыл Ганиевич Мадеминов

Мадеминов Мурадыл Ганиевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

300 000

машин зарегистрировано в Бишкеке на начало 2013 года

«

Декабрь 2020

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31