90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

Власти Узбекистана фактически поддержали террористическое нападение на блогера Миразиза Базарова

11.04.2021 14:00

Общество

Власти Узбекистана фактически поддержали террористическое нападение на блогера Миразиза Базарова

Жестокое избиение 29-летнего блогера стало темой номер один в Узбекистане: подобных демонстративных расправ с противниками режима в стране не происходило с начала 1990-х, когда неизвестные лица – то ли спецслужбисты в штатском, то ли наёмные бандиты, - налетали с дубинками и обрезками арматуры на оппозиционеров-националистов и проламывали им головы. И вот сейчас, тридцать лет спустя, новое нападение - в этот раз на молодого человека, выступающего против коррупции, ксенофобии, фанатизма и любых форм дискриминации, в том числе сексуальных меньшинств. 

Власти откликнулись на произошедшее предсказуемо: во всем была обвинена сама жертва. Это и неудивительно, учитывая, что за несколько дней до этого Базаров сообщал о множестве угроз в свой адрес и уточнял, что за ними стоят спецслужбы. В этой истории многое взаимосвязано и не так всё просто, как может показаться неосведомленным людям.

Кто такой Базаров

Миразиз Базаров, гражданин России и Узбекистана, родился и вырос в Ташкенте, здесь же окончил Вестминстерский университет, получив экономическое образование. Увлекся психологией, уделял ей много внимания на своей странице в Фейсбуке. В фокус СМИ попал около года назад, когда попытался воспрепятствовать бесконтрольному заимствованию властями средств у международных банков.

Следует отдельно объяснить, почему это одна из главнейших проблем сегодняшнего Узбекистана. После того как в 2016 году Шавкат Мирзиёев пришел к власти, он стал сотрудничать с зарубежными банками и вскоре начал безостановочно набирать кредиты «на реформы». В итоге объем совокупного государственного долга страны возрос с 9,5 миллиардов долларов в 2016 году до 24,4 миллиарда к январю 2020 года, в течение одного 2019 года увеличившись на 40,9 процента.

После начала пандемии коронавируса узбекские власти решили занять еще 3,3 миллиарда долларов, так что долг должен был вырасти до 28 миллиардов долларов. О доступной для граждан отчетности по этим займам не шло и речи: решения принимались лично Шавкатом Мирзиёевым, и где потом растворялись эти деньги, никто сказать не может и не хочет.

Резкое увеличение госдолга совпало с появлением неисчерпаемых финансовых средств у неизвестных застройщиков, зарегистрировавших свои фирмы год-два назад и ранее строительством не занимавшихся, что не мешало им получать от хокимов (глав администраций) - назначенцев президента Мирзиёева - земельные участки в самых престижных районах городов страны. Застройщиками возводятся только «элитные» жилые комплексы и бизнес-центры, причем, «сажаются» на готовую энергетическую, водопроводно-канализационную и газовую сеть.

Ради этого сносятся частные дома, в том числе признанные памятниками архитектуры, городские парки, зеленые зоны, детские сады, школьные стадионы и спортплощадки, то есть идет открытое уничтожение общественных пространств. Можно не сомневаться, что, дорвавшись до власти, Мирзиёев безостановочно набирает займы от имени всей страны, а затем использует значительную их часть для своей наживы, вкладывая через доверенных лиц в строительство коммерческих объектов. О том, когда и за счет чего именно будут погашаться эти кредиты, не сообщается.

Так вот в июле 2020 года Миразиз Базаров обратился к представителям МВФ и Азиатского банка развития (АБР) с открытым письмом, в котором попросил их «не выдавать никаких крупных кредитов правительству Республики Узбекистан, до момента создания механизмов тотального контроля расходов средств со стороны общества и граждан нашей страны».

В том же месяце (27 июля) блогер сообщил, что подготовил официальный запрос, адресованный президенту и совету директоров АБР. В нем говорилось, что правительство Узбекистана злоупотребляет его финансированием, направленным на то, чтобы помочь узбекскому народу справиться с тяжелой пандемией. Базаров обращал внимание, что, по информации в СМИ и соцсетях, кредиты, выданные АБР, стали катализатором необычайного роста уровня коррупции, которая, в частности, привела, «к многочисленным случаям неэкологичного строительства и росту бедности».

Блогер призвал АБР:

1. Остановить выдачу кредитов правительству Узбекистана до тех пор, пока в стране не будет создана прозрачная система расходования средств АБР (т.е. публичное раскрытие подробных документов по использованию денег);

2. Провести расследование о том, как использовались кредиты, выданные АБР для ответа на Ковид-19, и сделать выводы доступными для общественности;

3. Усилить требования АБР к прозрачности государственных займов и грантов в Узбекистане, включая создание эффективной системы мониторинга расходов, обязательное раскрытие отчетов мониторинга АБР и продвижение механизма подотчетности банка; (…)

6. Просить правительство Узбекистана создать четкие антикоррупционные механизмы, включая прозрачность публичных тендеров, реформу милиции и прокуратуры».

Реакция не заставила себя ждать. В тот же день (27 июля) Базарову позвонили из Службы государственной безопасности (СГБ) – якобы им понадобилось опросить его как свидетеля.
 

28 июля блогер явился в управление СГБ Мирзо Улугбекского района в сопровождении известного адвоката Сергея Майорова, чего вызвавший его старший следователь М. Эргашев явно не ожидал и в итоге отменил допрос, пояснив, что он «не так уж и важен для дела, которое он ведет».

Очевидно, «наверху» было решено не трогать Базарова, чтобы не привлекать внимания СМИ к этому делу, и, соответственно, присвоению сотен миллионов, а, возможно, и миллиардов долларов Шавкатом Мирзиёевым и его родственниками. Напомним, что председателя СНБ (сейчас это Абдусалом Азизов), согласно Конституции, назначает действующий президент Узбекистана, то есть тот человек, который и набирает все эти займы. А заместителем председателя, курирующим «семейные интересы», Мирзиёев назначил свата – Батыра Турсунова отца своего «старшего» зятя». .

Продолжение всё-таки последовало, причем весьма неожиданное. Об обращении Базарова к международным финансовым организациям помимо Азиятерры, рассказали издание Hook report, возглавляемое журналистом и редактором Дариной Солод, и журналист Влад Авдеев, в своем телеграм-канале @black_raven69.

А 30 июля, через день после визита блогера в СГБ, на зарегистрированном за рубежом сайте секс-услуг оказались размещены три объявления. На первом был опубликован телефон Дарины Солод, после чего ей начали названивать озабоченные мужчины с вопросами «работает ли она». Близкие по смыслу объявления были опубликованы и от имени Миразиза Базарова и Влада Авдеева.

Миразиз Базаров сообщил подписчикам, что все «странности» начались после того самого поста, призывающего не выдавать кредиты властям Узбекистана без установления общественного контроля над ними. Уже вечером ему стали приходить эсэмэски и электронные письма с кодами подтверждения и регистрации – кто-то взялся за взлом его аккаунтов в разных сервисах. Затем мобильная компания Beeline Uzbekistan отключила его телефон от интернета.

По словам блогера, он отправил в ряд международных организаций письмо на английском языке, в котором просил их повлиять на узбекское правительство ради прекращения давления на местных блогеров и призвал компанию VEON Ltd., владеющую Beeline Uzbekistan (Unitel), расследовать незаконное отключение интернет-соединения. «По итогам многочисленных угроз в форме «советов», что мне могут подбросить что угодно, и лучше мне пока молчать (пишут с аккаунтов в телеге без аватарок), [я] направил жалобу начальнику УКД ОВД Мирабадского района», - известил он.

Эта провокация один в один повторила ту, что была организована спецслужбами Узбекистана в 2006 году против ташкентской корреспондентки радио «Немецкая волна» Натальи Бушуевой, пытавшейся оспорить лишение аккредитации.

Тем не менее, дальнейшего развития эта история в 2020 году не получила: СГБ больше не вызывала блогера на допрос, а АБР и прочие «друзья Узбекистана» продолжили снабжать режим Мирзиёева всё новыми кредитами.

Итак, запомним: Миразиз Базаров, единственный из 30 миллионов узбекистанцев, попытался прервать процесс бесконтрольного заимствования денег правящим режимом.

В дальнейшем блогер продолжал писать на разные острые темы (сначала в Фейсбуке, потом переключился на Телеграм («Канал Базарова»). Помимо любимой им психологии – о национальном менталитете (разругал его), о том, что власти Узбекистана гнобят русский язык и европейскую культуру, выражал недоумение возросшим количеством женщин в парандже. И много писал о коррупции, критиковал президента Мирзиёева называл экономические реформы и политику главы государства «огромной потерей» и обвинял правительство в «краже денег у людей» во время карантина. Манера его изложения нередко была провокативной – чтобы его посты вызывали оторопь, чтобы о них все заговорили, но так поступают блогеры или журналисты во всем мире.

Повод для дискуссий

Дальнейшие события разворачивались на фоне дискуссий о возможной декриминализации однополых отношений в Узбекистане. В 2020 году власти объявили о том, что в новой редакции будут приняты сразу несколько кодексов, в том числе Уголовный, содержащий статью 120 (Мужеложство), предусматривающую наказание в виде ограничения свободы от одного года до трех лет либо лишения свободы до трех лет. В этой связи зазвучали призывы не вводить эту статью в новую редакцию Уголовного кодекса.

Комитет ООН по правам человека рекомендовал Узбекистану отменить её и принять меры для борьбы с любыми формами социальной стигматизации, притеснениями, ненавистническими высказываниями, дискриминацией или насилием по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Тем более, что Конституция Узбекистана декларирует право на равенство и невмешательство в частную жизнь граждан (ст. 27). Подобные положения уже исключены из законодательства Турции, Азербайджана, Казахстана, Таджикистана и Киргизии.

В августе 2020 года проживающий в Стамбуле гражданин Узбекистана Шохрух Салимов обратился к президенту Мирзиёеву с видеописьмом, в котором призвал отменить 120-ю статью. После этого правоохранители явились в дом к его родственникам и заявили, что разыскивают автора послания, чтобы арестовать, хотя любой гражданин имеет неотъемлемое право высказываться «за» или «против» того или иного положения законодательства, право выступать за введение какой-либо статьи или за ее отмену.

В декабре того же года девять международных правозащитных организаций призвали власти Узбекистана отменить уголовную ответственность за однополые отношения в рамках пересмотра Уголовного кодекса. 5 марта этот призыв повторили уже 44 организации, напомнив, что Международное законодательство в области прав человека со всей определённостью гласит: все люди, без какого-либо исключения, имеют право на защиту своих прав человека, в том числе и представители ЛГБТ.

В феврале этого года президент Мирзиёев выступил на 46-й сессии ООН Совета по правам человека и заявил, что центральное место в реформировании Узбекистана будет занимать обеспечение основных прав и свобод человека. Он уточнил, что обеспечиваться будут права и законные интересы КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА. Понятно, что «каждого» - это значит именно каждого, без каких-либо оговорок и исключений, - в том числе лиц нетрадиционной сексуальной ориентации.

Однако в новом Уголовном кодексе, подготовленном по его поручению Генеральной прокуратурой, прежнее положение оказалось без изменений перенесено из статьи 120 в статью 154, включенную во вновь созданную Главу V, озаглавленную «Преступления против семьи, молодёжи и нравственности». На общественное обсуждение нового проекта кодекса было выделено всего 18 дней, при этом он не был переведен на русский или английский.

Надо сказать, что значительная часть узбекистанцев (боговеры, традиционалисты) действительно считают, что отменять уголовное наказание за однополые сексуальные отношения ни в коем случае нельзя, другая часть (чиновники, депутаты) просто смотрят на настроения правителя – Шавката Мирзиёева. И если бы он дал бы понять, что статья будет отменена, с одной стороны всё ограничилось бы молчанием, с другой - привычным «одобрямсом». Но исходящие от него сигналы были другого рода. И они были уловлены.

Первым по этому поводу публично высказался депутат нижней палаты парламента Узбекистана, член фракции УзЛиДеП Расул Кушербаев. «День легализация однополых отношений в Узбекистане станет «днём нашей смерти», - написал он 14 марта в своём Телеграм-канале. «Если скажут, что это противоречит правам человека, то я плевал на такое право», - присовокупил «либеральный демократ».

Распространившиеся слухи о возможной отмене 120-й статьи породили многочисленные дискуссии в соцсетях, всколыхнув разного рода традиционалистов. То есть, ситуация была накалена, а слова уважаемого многими депутата подогрели её еще больше.

Кампания травли

Миразиз Базаров тем временем жил своей жизнью, а в дополнение ко всему, начал организовывать собрания анимэшников и кей-поперов (любителей японской мультипликации и корейской поп-музыки). Они встречались по воскресеньям в ташкентском Сквере, что-то обсуждали, чем-то делились и обменивались.

В заведенном им канале в Телеграме он стал постить короткие видео. А несколько месяцев назад озвучил в нем требования об отмене 120-й статьи УК. Причем, не именно её одной, но в контексте немедленного прекращения всех форм дискриминации в Узбекистане. Позже он несколько раз повторил свои требования и в шутку пригрозил, если эта статья не будет отменена, пересажать за мужеложство кучу депутатов, сотрудников Аппарата президента и руководства СГБ.

Вскоре Базарову начали поступать звонки с угрозами (звонившим почему-то стал известен его телефон).

«За последние несколько дней я стал свидетелем чрезвычайного уровня ненависти, потенциального насилия и жертвой десятка вполне реальных угроз из-за того, что я в своих блогах (!) заикнулся (!) о том, что любые люди, в том числе представители ЛГБТ достойны базовых человеческих прав и свобод (!) будучи сам не представителем ЛГБТ (!), - написал он в Телеграме. Я успел записать несколько звонков от двух узбекистанских гастарбайтеров в Москве – Зуфара Хамракулова и Артура Мирзахаяна, показывающие уровень ненависти и насилия в адрес представителей ЛГБТ, в первую очередь геев».

11 марта Миразиз Базаров в коротком видео назвал Мирзиёева вором и, обращаясь к своим подписчикам, с иронией добавил: «Вы, пожалуйста, не бойкотируйте фейковые выборы в Узбекистане в 21-м году».

Через несколько дней, 18 марта, он вновь вернулся к вопросу будущих выборов и заявил, что существует единственный критерий проверить, кто из блогеров продал свою душу «мелкому воришке», - посмотреть, кто из них будет топить за «фейковые выборы».

Следует признать, что некоторые его слова, например, когда он призвал «всех, кто поддерживает ЛГБТ» «завтра и каждую пятницу» приходить на площадь Хаст Имам, где расположен комплекс мечетей и Духовное управление мусульман, некоторым перегибом (11 марта). Однако ничего преступного он не сказал. Понятно, что это было лишь фигурой речи, так как никто из «сторонников ЛГБТ» туда не пошел бы. Тем более, что они бы там делали? Постояли, посмотрели бы на мечети, да и пошли обратно. Но это был хороший повод «оскорбиться» для исламистов.

Через день, 20 марта, недовольство Базаровым выразил блогер Шухрат Мусаев. Мы о нем упоминали в связи с тем, что вместе с ОБОНом («Отрядом баб особого назначения») он явился на учредительное собрание независимой от властей политической партии, чтобы сорвать его. К Мусаеву присоединилось несколько блогеров-исламистов: сотрудник Центра мусульманской цивилизации Аброр Мухтор Али (о нем мы писали в связи с избиением им музыканта Дильнура Камилова, которые стали всячески ругать Базарова и призывать своих подписчиков разделаться с ним, после чего сотни подписчиков этих блогеров начали угрожать ему физической расправой.

По словам Миразиза Базарова, эти блогеры распространили в соцетях его персональные данные (переписку – ред.), включая домашний адрес и коды от замков подъезда. Получить всё это они могли только от спецслужб.

В адрес Базарова полился поток оскорблений, ему угрожали отрезать голову, облить кислотой. Он выкладывал эти сообщения в своём телеграм-канале и регулярно подавал заявления в СГБ, МВД и приемную президента. Но все они целенаправленно отклонялись, он получал отказы в их рассмотрении. Никто из угрожающих ему и призывающих к расправе не был задержан.

«Они получили полное право провоцировать своих подписчиков на насилие в мой адрес, в адрес представителей анимэ-культуры, то есть, представителей японской культуры, в адрес представителей корейской культуры, кей-поп, они теперь всех нас называют «ЛГБТ», что якобы мы за какую-то содомию, - прокомментировал он развитие событий. - Почему это произошло? Я сказал, что, по-моему, вот эти выборы нечестные. И если всё продолжится и настолько по факту не будет соблюдаться свобода слова и права людей, я призываю к бойкоту. Сразу после этого СГБшные блогеры получили приказ и получили полную защиту со стороны своей крыши, гарантию, что они будут призывать к убийству меня и этих бедных несчастных анимэшников и ничего им за это не будет».

После чего добавил, что режим «глубокоуважаемого Шавката Мирзияева» использует тему гомофобии, чтобы отвлечь население от экономических проблем.

Травля Миразиза Базарова стремительно стала выходить на новый уровень. За ним было установлено внешнее наблюдение. Кто-то тенденциозно смонтировал ролик – нарезку его разных высказываний – шуточных, но и необдуманных, провокативных тоже. Вне контекста они могут быть восприняты как оскорбления представителей общества. Неудивительно, что многие из просмотревших его сильно разгневались. При этом кадры собрания анимэшников на сквере были снабжены лживой надписью: «ЛГБТ парад». Демонстрировались кадры из сцены казни, снятые боевиками «ИГ». В конце видео указывался точный адрес Базарова и, опять-таки, следовал призыв убить его.

27 марта он написал в своем Телеграм-канале: «Теперь, в последнем видео(…) @abrormuxtoraliy [Аброр Мухтор Али] призывает своих учеников к насилию и нарушению закона и расстраивается, что Узбекистан живет не по шариату и он не может издавать фетв. Я бы мог по этому поводу написать заявление, но мои заявления с точным указанием того, где, в каких видео и на каких секундах вышеуказанные псевдоигиловцы нарушают различные статьи УК РУз а также десятки заявлений с реальными угрозами в мой адрес были сразу и полностью проигнорированы доблестными органами режима глубоко уважаемого Шавката Мирзияева. (…) То есть это уже официально - режим уважаемого Шавката Мирзияева никак не будет реагировать на противоправную деятельность религиозных обскурантов и не будет защищать закон».

И не то в шутку, не то всерьёз, добавил, что важно двигаться к созданию СГБ 2.0 (Службы гей-безопасности), изменению законодательства, связанного с превышением пределов самообороны, и предпринять шаги по легализации короткоствольного оружия для защиты «расово и культурно угнетаемых меньшинств Узбекистана».

Два нападения

На воскресенье, 28 марта, в сквере Амира Тимура в центре Ташкента была, как обычно, назначена встреча любителей аниме и кей-попа. Однако еженедельное мероприятие не состоялось.

Примерно в 15:00 с одной из прилегающих к скверу улиц высыпала толпа из десятков агрессивных мужчин, громко скандировавших «Аллах Акбар!». Среди них было немало характерных бородачей, вроде тех, что мелькают в роликах ИГ и других джихадистских организаций. Они шли прямо по проезжей дороге, не обращая внимания на автомобили. Как позже выяснилось, они почему-то решили, что на Сквере проходит митинг гомосексуалистов и задумали их «проучить».

Не обнаружив подобного митинга, они набросились на девушку-подростка и парня из числа любителей аниме, видимо, приняв их за активистов ЛГБТ, и избили, причем, в нападении на юношу приняли участие около трех десятков человек.

«Короче, подростки, которых сегодня избили на форуме – это была я и мой друг, - рассказала позднее пострадавшая девушка. - Ему досталось ужасно. (…) Я думала, он умер, он умрет (…). Меня хватали мужики, примерно трое меня поймали, а остальные 34 побежали за ним. Его поймали, он кое-как добежал до полицейских, полицейских было трое, его не смогли защитить, его всё равно через полицейских избивали, я просто закрыла его своим телом как могла».

Милиция, не ожидавшая ничего подобного, сначала растерялась, но затем подогнала несколько автобусов и задержала некоторых участников акции, прочие разбежались.

После этого нападения Миразиз Базаров разместил в своем Телеграм-канале видео, в котором призвал анимэшников и кей-поперов не собираться по крайней мере две недели.

«Они [провластные блогеры] начали лживо говорить, что я сам представитель ЛГБТ, начали говорить, что представители аниме и к-поп-культуры являются представителями ЛГБТ, начали в своих закрытых группах призывать к расправе», - сказал он.

Вечером того 28 марта Миразиз вместе со своей девушкой Нелей возвращался домой. Когда он заходил в подъезд, из подъехавшей машины вышли три человека в медицинских масках, один из которых был вооружен бейсбольной битой, и начали его избивать. Неля успела частично заснять происходящее на свой мобильный телефон.

По данным врачей центральной Ташкентской травматологической больницы, куда был доставлен блогер, он получил открытую и закрытую черепно-мозговую травму, множество гематом на теле и открытый перелом ноги (раздроблена).

Виноват потерпевший

В тот же день, 28 марта, ГУВД распространило сообщение по поводу произошедшего на Сквере. В нем говорилось, что «3-4 граждан заподозрили, что молодой человек Т.С. и девушка по имени Б.Р. – активисты ЛГБТ, и попытались их избить. К этим гражданам присоединились еще 20-25 лиц, совершивших хулиганские действия (…). При вмешательстве сотрудников МИББ и Национальной гвардии Ташкента, несущих службу на месте происшествия, Т.С. и Б. были защищены, и им не было нанесено никаких телесных повреждений.

В результате совместных усилий сотрудников правоохранительных органов (…) никто не пострадал. Двенадцать граждан, затеявших скандал и принимавших активное участие, были задержаны. Следственным отделом УКД (Управления координации деятельности; координационный отдел – ред.) Мирабадского РУВД возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 277 («Хулиганство») УК РУз (…). Конфликт не имел религиозного характера».

Последнее утверждение, с учетом того что видеозаписи происходящего с религиозно-воинствующими выкриками попали в сеть, иначе чем ложью назвать нельзя. Как и сказки о том, что никто не пострадал.

Между тем, вопросов много. Почему за групповое избиение двух молодых людей по «идеологическим» мотивам заводят дело по «мягкой» статье «хулиганство»? (Как отметил один из комментаторов, если бы они выступили против коррупции или за что-то значимое - нашли бы каждого и влепили бы «экстремизм» или «покушение на конституционный строй»). Кто смонтировал и распространил провокационный ролик с кадрами «ИГ, где встреча молодых людей на сквере была обозначена «ЛГБТ парад»?

                                                                  Миразиз Базаров

29 марта ГУВД опубликовало информацию о нападении на блогера, уведомив, что Следственным отделом УКД ОВД Мирабадского района возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом «и» части 2 статьи 105 («Умышленное средней тяжести телесное повреждение») УК РУз, ведутся следственные действия.

И вновь обратим внимание, что дело возбуждено по статье, предусматривающей максимальное наказание в виде пяти лет лишения свободы. МВД не считает переломы и черепно-мозговые травмы тяжкими телесными повреждениями?

Но нападение на блогера, журналиста («глаза и уши общества») – это не просто избиение, это акт террора, запугивания, чтобы заставить его замолчать. И значит, статья должна быть другой: 155-й (Терроризм). «Терроризм – насилие, использование силы, иные деяния, создающие опасность личности или собственности (…) для понуждения физического или юридического лица совершить или воздержаться от совершения какой-либо деятельности в целях (…) устрашения населения». Она предусматривает наказание в случае, подобном нападению на Базарова, в виде заключения от 8 до 10 лет.

То же относится и произошедшему на сквере - это была не «акция протеста», а рейд с целью избиения, то есть нападения по «идеологическим» мотивам. И ведь кроме того было явное подталкивание к насилию, были угрозы убийства, был призыв Мухтара Али к непосредственной расправе над ним. Что с этим? В современном Узбекистане это уже не считается призывами к террору?..

Что касается напавших на блогера, найти их не так уж сложно. Есть очевидцы. Приехали на машине. Биллинги телефонов. Было бы желание.

В тот же день, 29 марта, пресс-служба МВД Узбекистана опубликовала видео, посвященное уже не реакции на совершенные преступления, а «моральному облику» избитого блогера. Миразиз Базаров в нем характеризовался как «провокатор», а его выступления связывались с произошедшими накануне беспорядками в районе сквера. Видео, как обычно анонимное, от имени ведомства.

В пятиминутном ролике утверждалось, что Базаров неоднократно призывал людей с нетрадиционной ориентацией к массовым выступлениям у мечети Хаст Имом и сквера Амира Темура в Ташкенте. Кроме того, блогер, сообщили создатели видео, «неоднократно демонстрировал свое развратное поведение, сознательное пренебрежение правилами поведения в обществе, распространяя через соцсети унизительные и противоречащие национальной культуре выходки».

По их словам, «действуя под эгидой деструктивных внешних сил, а также различных международных неправительственных организаций», он пытался пропагандировать гомосексуализм и «создавать условия для протеста и нетерпимости среди граждан».

«В результате, 28 марта группа граждан, посчитавшая его призывы оскорблением своего достоинства, собралась на сквере Амира Темура, чтобы высказать свое мнение и гражданскую позицию по данному факту, - утверждает закадровый голос. - Данной группой лиц были совершены беспорядки, общественная безопасность была поставлена под угрозу».

Всё или почти всё в этом видеоролике является ложью.

1) Миразиз Базаров подчеркнул, что призывает к Хаст Имаму не людей с нетрадиционной ориентацией (а то, мол, их еще там побьют), а только тех, кто их поддерживает. Один раз, а не «неоднократно».

2) Никакого «развратного поведения» он не демонстрировал. Дурачился на камеру с друзьями, не более.

3) «Группа граждан» – это преступники, которые целенаправленно шли избивать других граждан Узбекистана, принадлежащих к ЛГБТ. Не найдя их, они избили первых встречных.

4) Базаров не «пытался пропагандировать» гомосексуализм, а призывал к отмене статьи, предусматривающей уголовное наказание за него, – это не одно и то же, и представители МВД обязаны это знать.

В сообщении ведомства отмечается, что с некоторыми задержанными провели профилактическую беседу. Они заявляли, что «поддались провокации», но теперь осознали, что нельзя самим «наводить порядок», для этого, мол, имеются соответствующие органы и соответствующая статья. Об избиении ими людей, о нападении на блогера не было сказано ни слова. И ни слова о слежке за ним, о публично звучавших призывах к насилию, об угрозах убийством.

«Охота» на сексменьшинства

Еще одним следствием этих событий стала немедленно развернувшиеся поиски представителей ЛГБТ. Уже через несколько часов после событий на Сквере (но еще до нападения на Базарова) глава партии-марионетки «Миллий тикланиш» («Национальное возрождение»), заместитель спикера нижней палаты парламента Алишер Кадыров опубликовал пост в Телеграме, в котором заявил о необходимости ужесточения 120-й статьи УК.

«В Ташкенте наблюдаются попытки проведения провокационного митинга гомосексуалистов», - написал Кадыров. И добавил, что в этой связи необходимо усилить 120-ю статью УК, ей санкции должны предусматривать принудительное лечение, лишение свободы, лишение гражданства, вплоть до высылки из страны. «У людей без достоинства, как и у террористов, не бывает нации! (…) Мы сделаем всё, чтобы Узбекистан был страной, где такие как вы не смогут жить», - заключил вице-спикер, сравнив, таким образом, представителей ЛГБТ с террористами.

«Проблема ЛГБТ противоречит нашему законодательству, ценностям нашего народа, нашей священной религии. Лично я против отмены определенных законом запретов в этом вопросе», - высказался по этому поводу член фракции Народно-демократической партии Узбекистана (НДПУ) Шербек Буронов.

За ними подключилась «тяжелая артиллерия».

Камил Алламжонов, глава попечительского совета Общественного фонда поддержки и развития национальных масс-медиа (бывший пресс-секретарь президента Мирзиёева), в руководство которого входит дочь президента Саида Мирзиёева, призвал «все СМИ и блогеров прекратить освещать тему ЛГБТ». Он заявил, что иностранные организации, «прежде чем предъявлять какие-либо требования Узбекистану или любой другой стране», «должны учитывать менталитет, религию, культуру и традиции нации».

По его мнению, даже если смягчат законы, касающиеся лиц с нетрадиционной ориентацией, общество не примет это, (…) такие группы начнут свободно показывать себя на улице, количество самосудов может увеличиться в разы. «Мелкие беспорядки приведут к большим проблемам», - предостерег он.

Алламжонов также выразил мнение, что АИМК (Агентство информации и массовых коммуникаций при Администрации Президента Республика Узбекистан – ред.) должно дать правовую оценку причине произошедших событий – «блогерам и их деятельности».

Тем временем кампания очернения Миразиза Базарова расширилась за счет провластных СМИ. Большинство пользователей узбекского сегмента социальных сетей, получающих заведомо однобокую информацию, также поддержали его избиение. В некоторых постах ему еще несколько дней назад до сих пор угрожали убийством. А главный специалист отдела по работе с общественностью Центра исламской цивилизации Аброр Мухтар Али заявил, что «нужно поцеловать руки мужикам, избившим Базарова».

Интернет-издание «Фергана» сообщило, что сотрудники правоприменительных органов 30 марта провели обыск в квартире, где жил Базаров, и забрали его документы и компьютер. При этом они не составили протокол. На следующий день обыск прошел в квартире его матери. Сотрудники МВД забрали принадлежащие ей старый нерабочий, а также рабочий процессоры, телефоны, фотоаппарат и мини-видеокамеру, на сей раз с протоколом.

Допросам подверглись друзья и знакомые блогера, попытавшиеся навестить его в больнице. Их задержали, а затем несколько часов допрашивали в РУВД Мирабадского района Ташкента. Следователи проверяли мобильные телефоны задержанных, показывали им фотографии парней и просили подтвердить являются ли они гомосексуалистами. «Они ищут только геев, забыв о деле активистов, избитых толпой неизвестных мужчин», – рассказал корреспонденту радио «Озодлик» один из задержанных.

Фотографа-документалиста Тимура Карпова, знакомого с Базаровым, тоже вызвали на допрос по делу об избиении блогера. «Всех друзей Миразиза вызывают на допрос. Я лично видел, как следователь ударил книгой одного из них», – сообщил он «Озодлику», и подчеркнул, что ни сам Базаров, ни его друзья не являются представителями ЛГБТ и что Базарова избили не за то, что он поддержал последних, а за его журналистские расследования, за то, что он обвинил власть в воровстве.

Тимур рассказал, что в течение нескольких дней за блогером велась слежка. Миразиза и его девушку Нелю снимали на видео, когда они сидели в кафе. 28 марта весь день за ними ездил автомобиль марки «Кобальт» серого цвета. «Я тоже видел эту машину с госномерами зеленого цвета», - добавил он. По его словам, этот «Кобальт» сопровождал их до самой больницы (куда блогера доставили уже после избиения).

Работающая в Узбекистане польская журналистка Агнешка Пикулицка тоже сходила проведать Миразиза Базарова и, увидев, что там происходит, написала об этом несколько постов в Твиттере. Оказалось, что за её страницей внимательно следит МВД Узбекистана, которое 1 апреля опубликовало по этому поводу специальное заявление, обвинив журналистку, сотрудничающую с «Аль Джазирой», «Гардиан» и другими мировыми изданиями в необъективном освещении событий, происходящих вокруг Миразиза Базарова и в дискредитации правоохранительных органов страны.

«Какова цель этой женщины в распространении информации, не имеющей правдивой основы, вызывающей неприязнь к государственным органам, негативной и необъективной информации (…) о нашей стране? Мы еще вернемся к данному вопросу», - пообещало МВД. 

Общие выводы

Нападение с высокой степенью вероятности было актом государственного террора против блогера и произошло как минимум с подачи спецслужб.

Миразиз Базаров расценивает его как акцию устрашения, предпринятую, чтобы он перестал обращаться к темам, не нравящимся СГБ, и не выставлял СГБ в негативном свете.

Участие государства видно во всем – «мягкая» статья, скоординированная кампания травли, слежка, нежелание привлекать к ответственности «карманных» блогеров за призывы к расправе. При этом мы не можем быть уверены, что на блогера напали именно исламисты, не исключено, что это были эсгэбэшные наёмники, как в 1990-х, или переодетые милиционеры, как в 2000-х. Как говорится, следствие покажет.

И ведь это не первый подобный случай последнего времени. Вспоминается другая кампания, когда в 2019-м какие-то молодые люди получили адрес выступившего за придание русскому языку официального статуса известного певца, руководителя группы «Ялла» Фарруха Закирова и несколько дней кряду дежурили у входа в его частный дом, скрывая свои лица плакатами с надписями «В Узбекистане нет места двуязычию!». Они же заклеили плакатом стену в подъезде журналиста Ало Ходжаева. Милиция всего этого упорно «не замечала». От кого эти юнцы получили адреса музыканта и журналиста, по чьей указке действовали? В конце исполнительской цепочки - Шавкат Мирзиёев. Просто это был легкий вариант, «лайт». Мирзиёев дал понять певцу и журналисту, что при нем равных прав для русскоязычных граждан не будет.

Не стоит думать, что, мол, президент на такие мелочи, как выпады какого-то блогера не обращает внимани

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Показать все новости с: Шавкатом Мирзияевым

11.04.2021 14:00

Общество

Система Orphus

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945
19 млн 42,1 тыс.

человек численность населения Казахстана

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Октябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31