90 секунд
  • 90 секунд
  • 5 минут
  • 10 минут
  • 20 минут

В гонке за вакциной. Полезные уроки казахстанского опыта в борьбе с COVID-19

В гонке за вакциной. Полезные уроки казахстанского опыта в борьбе с COVID-19

Страны бывшего СССР перенесли (и переносят) пандемию COVID-19 по-разному: кто-то не вылезает из локдаунов, а кто-то дошел до производства собственной вакцины. Почему важно обратить на это внимание и каковы нюансы борьбы с пандемией — в материале «Ленты.ру».

Чемпионат по борьбе с вирусом

Пандемия коронавируса отодвинула на второй план другие болезненные проблемы человечества, такие как ухудшающаяся мировая экология, растущее социальное неравенство и миграции народов, региональные политические кризисы и локальные войны. Словно устав от многолетних неразрешимых проблем, лидеры многих стран ринулись в бой с пандемией зачастую без оглядки на научную обоснованность и последствия. С самых первых дней глобальная борьба с пандемией напоминает мировой чемпионат.

Сперва начались соревнования, кто быстрее и жестче введет карантинный локдаун, затем соревновались количеством проведенных тестов. Летом 2020 года пришло понимание, что также важен уровень заболеваемости и смертности населения. С начала 2021 года все страны устремились в погоню за массовой вакцинацией, понимая, что только коллективный иммунитет позволит укротить пандемию. При этом, к удивлению, кроме Всемирной организации здравоохранения никто не говорит о главном: что мы имеем дело с пандемией, а не с сотнями отдельных, «национальных» эпидемий. И бороться нужно единым фронтом, так как вирус, как показал уже годовой мировой опыт, государственных границ не признает.

Россия по количеству случаев заболевания занимает пятое место после США (12,7 миллиона), Индии (9,2 миллиона), Бразилии (6,1 миллиона) и Франции (2,2 миллиона). Заболеваемость COVID-19 составляет 41,5 на 100 тысяч человек, а смертность — 745 на 1 миллион человек. Для сравнения — в Грузии смертность составила 1009 на 1 миллион, на Украине — 977 на 1 миллион, в Казахстане — 188 на 1 миллион, в Узбекистане — 19 на 1 миллион человек. Ясно, что урбанизация и компактность проживания играют ведущую роль в распространении инфекции и ее последствиях. Страны Центральной Азии с высокой долей сельского населения имеют определенное преимущество, хотя это будет проблемой при массовой вакцинации, точнее — с ее доступностью и скоростью проведения за пределами городской черты.

Пока что быстрыми темпами вакцинации не может похвастаться ни одна из указанных стран. Россия, являющаяся несомненным лидером в области производства и глобального обеспечения вакцинами, страдает от необходимости выбора между приоритетными поставками в регионы для своего населения и политически обусловленным стремлением поставить свою вакцину в как можно большее количество стран. Многие эксперты утверждают — для этого не хватает производственных мощностей. Поэтому налаживается производство, точнее «розлив» вакцин, в частности «Спутника-V», в других странах (Белоруссия, Казахстан и др.).

Методы борьбы

В России провакцинировано 14 192 730 человек, или 9,71 процента от населения. В Казахстане, практически полностью зависящем от поставок «Спутника», прививку получили 836 821 человек, на Украине — свыше 522 тысяч (1,2 процента), в Узбекистане — 450 тысяч (1,4 процента), в Грузии — около 35 тысяч (0,9 процента).

Однако надо отметить, что в пандемию наши страны зашли практически одновременно, в начале марта 2020 года. Как выяснилось, это уже был другой, отличный от уханьского штамм вируса —условно «итальянский». Как вирус положил на лопатки Северную Италию, вспоминать излишне. Оно и понятно, ждали уханьский вирус, почерпнув много из опыта китайских коллег. Благо, обмен информацией и опытом у медиков всех стран всегда был на высоте.

ВОЗ практически с января уже активно проводила работу, помогая странам готовиться к пандемии и бороться с ней. В первую очередь расшифровав геном уханьского вируса для ПЦР-диагностики этой инфекции. Благодаря этому все страны уже в феврале-марте были готовы к диагностике вирусной инфекции у себя в лабораториях. Впоследствии, ближе к осени, ученые выяснили, что геном вируса, его штаммы играют не малую, а даже существенную роль как в выявлении, так и в проявлении и лечении заболевания.

В марте 2020 года все страны начали вводить национальные локдауны (карантины, чрезвычайные положения и т.д.), закрывая границы, общественный транспорт, объекты скопления людей, такие как торговые центры, кинотеатры, даже парки. Первоначально население с пониманием относилось к этим ограничениям, надеясь, что это продолжится не более месяца, и соблюдало требования властей. Власти даже использовали глобальные информационные платформы типа Google для мониторинга уличной активности населения.

Примечательно, что тогда представитель ВОЗ в России доктор Мелита Вуйнович отметила, что лучше всех осуществлялся карантин в Казахстане, где принятые меры работали очень действенно. В крупнейшем мегаполисе Европы — Москве, несмотря на объективные сложности, также удалось достичь эффективного ограничения контактов. Мэр столицы Сергей Собянин лично возглавил штаб противоэпидемической борьбы. В других регионах и малых городах России в конце весны и начале лета 2020 года начался резкий подъем заболеваемости, сопровождавшийся кризисом перегрузки медицинских служб, очередей скорой помощи, нехватки коек, лекарств и кислорода.

Ученые не исключают, что вирус к тому времени мутировал и существенно вырос его коэффициент контагиозности (заразности), что объясняет неожиданно резкий рост заболеваемости и смертности. Действительно, это нельзя объяснить лишь несоблюдением ограничительных мер. Так или иначе пандемия, вначале слегка прокатившись по относительно благополучной Западной России, Украине и Грузии, к началу и середине лета накрыла большой волной Сибирь, затем Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан.

Среднеазиатский контекст

С самого начала мировой кампании по вакцинации населения, еще в первой половине 2020 года, Казахстан был активно вовлечен в процесс поиска и обеспечения себя лицензированными вакцинами, появлявшимися тогда на рынке, при этом параллельно мобилизовав внутренние ресурсы для разработки собственной. Однако в середине 2020 года по вполне понятным экономическим и геополитическим причинам республика была вынуждена полностью положиться на поставку российского «Спутник-V», обеспечив разлив вакцины на собственном предприятии в Караганде. Вполне логичное решение ближайшего соседа и союзника Кремля. Другие вакцины далеки и дороги, да их и самим производящим странам не хватает.

Однако это вынужденное отклонение от «многовекторной» внешней политики Токаева очень скоро обнаружило свои риски. Весной 2021 года Казахстан так резко ощутил нехватку вакцин, что президенту Токаеву пришлось поставить ультиматум премьер-министру Аскару Мамину и министру здравоохранения Алексею Цою — либо вопрос решается к концу апреля, либо кто-то из чиновников покинет свой пост. Поручение президента выполнили — время покажет, насколько успешно. Тем временем Всемирная организация здравоохранения призывает Казахстан раскрыть полную информацию о QazVac.

Весенний кризис с нехваткой вакцин был осложнен резким приходом третьей волны пандемии в Казахстан, вызвав шквал критики в адрес министра здравоохранения и правительства касательно антиковидных мер в целом. Вопрос ставился ребром — общественность упрекала власти, что уроки из первых двух волн пандемии извлечены не были.

Интересно, что вирус пришел в Казахстан не из соседнего Китая, где началась пандемия, а из Западной Европы, и произошло это относительно поздно — в середине марта 2020 года. Возможно, это дало время Казахстану подготовиться — действия руководства страны при появлении первых случаев были очень оперативны.

Быстрое введение локдауна, закрытие границ, ограничение перемещения внутри страны, экстренные меры по обеспечению лекарствами и защитными средствами, перепрофилирование больниц и даже срочное строительство новых, эффективный контроль со стороны президента и правительства, мониторинг и координация Министерства здравоохранения, и самоотверженный труд медицинских работников помогли Казахстану относительно благополучно преодолеть первую волну весной 2020 года.

Однако вторая, более мощная волна пандемии, пришедшая летом 2020 года после отмены чрезвычайного положения в мае, оказалась гораздо драматичнее, вызвав всплеск заболеваемости и смертей и широкий общественный резонанс. Ситуация осложнилась появлением неизвестной разновидности пневмонии с более высоким летальным эффектом и не имевшей многих специфических признаков COVID-19. И все это на фоне характерного для всех стран общественного недовольства ограничительными мерами и экономическими вызовами локдауна.

Забегая вперед, надо сказать, что в апреле 2021 года министр здравоохранения Республики Казахстан Алексей Цой заявил о выпуске первой 50-тысячной партии новой вакцины против COVID-19, названной QazVac. Таким образом Казахстан вошел в узкий престижный клуб стран-производителей вакцин. Новое жамбылское медицинское предприятие планирует выпускать до 60 миллионов доз препарата QazVac в год — строительство завода стоимостью семь миллиардов тенге началось в прошлом году. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отметил в своем Twitter: «Казахстан стал одним из немногих государств, создавших свою вакцину. Благодарю ученых и всех специалистов, участвовавших в ее разработке».

Козлы отпущения

К сожалению, ожидаемо каждая волна — большая или малая — сопровождается всплесками заболеваемости и резким повышением смертности, несмотря на все усилия по подготовке медиков. Оно и понятно: есть предел прочности любой системы, лимит кадров, финансов, управляемости и логистических возможностей. В итоге власти некоторых постсоветских стран повели себя в худших традициях управления — занялись поисками и наказанием козлов отпущения вместо того, чтобы изучить ошибки и сбои государственного управления, проанализировать эффективность антикризисных мер, провести всестороннее эпидемиологическое расследование, улучшить возможности диагностики, противовирусного лечения и начать подготовку к вакцинации.

Так, последовал целый парад увольнений министров здравоохранения — постов лишились главы ведомств в Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане, Украине, Азербайджане. Тучи сгустились над главами ведомств Узбекистана и Армении.

Был отправлен в отставку министр здравоохранения Таджикистана Насим Олимзод. О кадровой перестановке объявил премьер-министр страны Кохир Расулзода на экстренном совещании, при этом умолчав о причине отставки чиновника. Президент Республики Азербайджан Ильхам Алиев уволил министра здравоохранения Азербайджана Огтая Ширалиева. Маститого чиновника, доктора медицинских наук, профессора, автора Национальной стратегии развития науки на 2009-2015 годы не спасло шестнадцатилетнее пребывание в кресле главы ведомства.

Весьма примечательным оказалось отстранение министра здравоохранения Украины Максима Степанова, которое вылилось в публичный скандал. Стоит отметить, что Максим Степанов возглавил Министерство здравоохранения Украины только в марте 2020 года, сменив в разгар пандемии COVID-19 кардиохирурга Илью Емца.

Но весьма скоро депутаты от оппозиционных партий стали активно призывать уволить главу Минздрава из-за провала кампании по вакцинации от COVID-19. Правительство, чтобы сохранить лицо и не допустить скандала, решило оформить отставку министра «по собственному желанию». Пресс-секретарь спикера Верховной Рады Ольга Туний сделала заявление, что в парламент поступило представление премьера Украины Дениса Шмыгаля об отставке главы Минздрава. Однако Степанов неожиданно назвал ситуацию со своей возможной отставкой «подковерными играми», подчеркивая, что сам никаких заявлений не писал.

В профильном комитете Рады депутаты, понимающее лучше своих коллег истинные причины отставания Украины от антиковидных планов правительства, решили защитить министра. Но парламент тем не менее отправил Степанова в отставку, а тот отреагировал на это весьма красноречиво. Бывший министр не стал ходить вокруг да около и громко заявил, что на Украине «медицина отсутствует как система» и в стране есть лишь «очаги» оказания медпомощи, а единственным нормально развитым направлением является платная стоматология.

Сакральные жертвы

В Кыргызстане и Казахстане власти не довольствовались назначением козлов отпущения и перешли к принесению сакральных жертв. Так, в Кыргызстане экс-министра Космосбека Чолпонбаева в сентябре 2020 года обвинили в халатности и злоупотреблении должностным положением при заключении «нерентабельного» контракта на консультационные услуги.

«Установлено, что руководящие лица Минздрава КР, злоупотребляя служебным положением, а также вопреки интересам народа и государства заключили нерентабельный контракт на предоставление консультационных услуг, который нанес государственному бюджету ущерб на сумму около 9 миллионов сомов», — говорится в сообщении Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями (финансовой полиции) Республики Кыргызстан (ГСБЭП), которая, надо особо подчеркнуть, в 2021 году завершает свое бытие в нынешнем состоянии. Постановление о ликвидации службы уже подписал премьер-министр Улукбек Марипов.

В правительстве отметили, что уровень теневой экономики, объем которой только по официальным данным составляет 130 миллиардов сомов, или 23,6 процента к ВВП, «свидетельствует о ненадлежащем исполнении Государственной службой по борьбе с экономическими преступлениями своих функций». «ГСБЭП на сегодняшний день выполняет только карательные функции», — добавили чиновники правительства.

Тем не менее власти с удовольствием воспользовались услугами уходящей теперь с политической арены структуры, чтобы выставить экс-министра Космосбека Чолпонбаева виновным во всех грехах. К тому же, что именно понимается под «нерентабельностью контракта», заключенного опальным экс-министром, следователи ГСБЭП в 2020 году общественности так и не пояснили. Эксперты подозревают, что на самом деле и предъявить Чолпонбаеву в общем-то нечего. К тому же стоит отметить, что одновременно была уволена вице-премьер Алтынай Омурбекова, курирующая проблемы здравоохранения в Кыргызстане.

О том, что Алтынай Омурбековой и Космосбеку Чолпонбаеву грозит отставка, стало понятно еще 31 марта 2020, когда Совбез Республики Кыргызстан рекомендовал премьер-министру принять меры в отношении отдельных членов правительства «за недостаточную работу по предупреждению распространения COVID-19 в стране». В частности, указывалось на «безответственное отношение» Чолпонбаева. Все в «лучших» традициях — в начале политическое решение, потом своеобразные методы его воплощения.

Для успокоения общественного мнения руководство Казахстана воспользовалось киргизским опытом — власти публично принесли в жертву министра здравоохранения Елжана Биртанова и почти все руководство ведомства — «спасательную бригаду» страны в борьбе с пандемией. При этом отставка министра была сопровождена возбуждением весьма странного, не имеющего отношения к антиковидной борьбе, уголовного дела и домашним арестом, вызвавшим большой резонанс в обществе. Экс-министра здравоохранения подозревают в выделении бюджетных средств хорватской ИТ-компании Ericsson Nikola Tesla за поставку Казахстану неработающей информационной платформы для национальной системы здравоохранения. Не правда ли, очень похоже на обвинение Космосбека Чолпонбаева в «нерентабельном контракте на предоставление консультационных услуг»?

Предполагалось, что платформа будет единым хранилищем данных, а также соединит все информационные системы здравоохранения. Она должна была обеспечить непрерывность оказания медпомощи и автоматизированный сбор актуальных и статистических данных о здоровье пациентов.

Решение руководства Казахстана сменить министра здравоохранения, возможно, успокоило общественное мнение на некоторое время, но привело к резкому ослаблению антиковидных действий Министерства здравоохранения в разгар летнего кризиса 2020 года и к недостаточной готовности к новому всплеску пандемии весной 2021 года, считают многие эксперты. Это еще один полезный урок — не стоит менять коней на переправе, особенно во время пандемии.

При этом за обвиняемого экс-министра вступилась медицинская общественность и лидеры общественного мнения. Действительно странными выглядят такие решения на фоне продолжающейся борьбы с пандемией во всем мире, когда именно медицинские работники всех уровней находятся «на передовой» и жертвуют собой ради благополучия всего остального населения.

На то, что отставка Елжана Биртанова носит сакральный характер, указывает второе обвинение бывшего чиновника, которое следователи будто бы добавили «до кучи». Неожиданно Биртанову припомнили обстоятельства его собственного заражения COVID-19. В 2020 году Елжан Биртанов сопровождал премьера в поездке по Жамбылской области, где и было манифестировано заболевание коронавирусом.

После того как Биртанов заболел, он был транспортирован в Нур-Султан самолетом санавиации и сразу по прилете госпитализирован в инфекционную больницу. Сейчас экс-министра подозревают в том, что он нарушил правила транспортировки с использованием санавиации. При этом следователи не разъяснили как, по их мнению, заболевший чиновник должен был добраться до столицы, чтобы пройти лечение. В самом деле — не лететь же ему с премьер-министром обратно, чтобы гарантированно заразить все руководство страны? К тому же санавиция и придумана для таких экстренных случаев.

Истории Космосбека Чолпонбаева и Елжана Биртанова оказались до боли похожими. Предъявить обоим чиновникам нечего — оба стали сакральными жертвами, на которых хотят свалить все просчеты правительств по борьбе с пандемией. Понятно, что истории эти — скорее, исключение из правил — в подавляющем большинстве элиты бывшего СССР стараются нивелировать народное недовольство более цивилизованными и гуманными методами, как на Украине. Но нужно понимать, что борьба с вирусом еще не закончена и среднеазиатский контекст еще долго будет сниться ответственным товарищам из министерств здравоохранения постсоветского пространства.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

Источник информации: https://lenta.ru/articles/2021/05/24/kaz/

Правила комментирования

comments powered by Disqus

Материалы по теме:

1945

Досье:

Абдимуталип Калдарбаевич Кочкорбаев

Кочкорбаев Абдимуталип Калдарбаевич

Депутат Жогорку Кенеша КР V созыва

Перейти в раздел «ДОСЬЕ»

Дни рождения:

$7,36 млрд

внешнеторговый оборот Кыргызстана за 2014 год

Какой вакциной от коронавируса Вы предпочли бы привиться?

«

Ноябрь 2021

»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30